Доминирование является ужасной национальной стратегией США, которая тем не менее не была до сих пор столь затратной. Добиваться лидирующей роли в мире было простым, даже неизбежным шагом после окончания холодной войны, которое состоялось так внезапно и бескровно. У США был громадный аппарат обеспечения национальной безопасности, всемирная структура управления, военные базы повсюду, огромное число союзников, в то время как никто не был готов серьёзно соперничать или даже перечить намерениям США оставаться доминирующей силой в мире, которой США стали после краха Советского Союза, пишет Харви М. Саполски в статье для National Interest.

Пресс
Пресс
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Внутри США многие выражали опасения о последствиях скорейшего демонтажа большей части вооруженных сил США. За пределами страны, на фоне победы в войне в Персидском заливе, для всех стало очевидно, что Вашингтон располагает подавляющим военным преимуществом и способен создавать коалиции различных, даже настроенных друг против друга наций для принуждения остальных к соблюдению международных принципов, отвечающих национальным интересам США.

Дверь к доминированию открылась, стоило США её только толкнуть. В мире должен быть какой-то порядок, а США оказались на лидирующих позициях. России была нужна экономическая помощь. Москва также не могла сопротивляться международному могуществу Белого дома. Китай, как и остальные страны Азии, стремился получить доступ на рынок США, в то время как сам был озабочен собственными проблемами. Европейцы привыкли к лидерству Вашингтона и с готовностью принимали все большее руководство Вашингтона. Многие страны на Ближнем Востоке пытались получить защиту от Белого дома.

В самих же США на фоне мирного, как считает автор, окончания холодной войны, согласились с мыслью, что конфликты где бы то ни было в конечном итоге достанут и до берегов самих США, поэтому США должны реагировать на них на ранних стадиях.

Выученный во время Второй мировой войны урок гласил, что для того, чтобы США оставаться в безопасности, страна должна обеспечивать глобальную безопасность самостоятельно. Счастливое окончание холодной войны, кажется, продемонстрировало, что Вашингтон может встать во главе всего мира.

Внутри же США представители обеих партий считали основанную на доминировании стратегию США наиболее желанной. Для республиканцев сильной картой была международная безопасность. Они считали, чем больше внимания уделялось международным вопросам, тем большие политических очков они получали.

Для демократов было необходимо вновь привыкнуть к применению военной силы спустя два десятилетия после войны во Вьетнаме. В мире также рос список несправедливостей, которые руководство страны спешило исправить. Глобальная командная структура и большая часть иностранных баз и контингентов никуда не делись.

Сначала США стали метаться от одного кризиса к другому. Действия в Сомали привели к человеческим жертвам, и о стране забыли. В Руанде сложилась острая обстановка, на это тоже закрыли глаза. Гаити, как всегда, требовалось внимание, и ему его уделили.

Европейцы не могли справиться с кризисом на Балканах, их пришлось выручать. Ирак, а также Северная Корея и некоторые части Ближнего Востока были причиной постоянного раздражения Вашингтона. Вместо того, чтобы охранять города Фульда и Фареро-Исландский рубеж флот и войска США были направлены на авантюры по всему свету. Однако издержки были невелики. Едва ли были приобретения, подчеркивает автор, однако и серьезными называть затраты на них нельзя. Все это можно отнести к спокойной имперской политике страны, которая официально не говорит о том, что она империя.

11 сентября изменило что-то, но не многое. Теперь все внимание страны занимал один кризис. Вашингтон начал две войны и послал войска по всему миру. И несмотря на это, в США человеческие потери составили лишь восьмую часть, понесенных во Вьетнаме. В долларовом выражении эта политика стоила сотни миллиардов, которые все же были заимствованы. Налоги тем не менее сократились, а не выросли, посадка в самолет стала занимать больше сил и нервов, однако многие по-прежнему пользуются услугами авиакомпаний.

Негативные последствия были невелики. Исламский терроризм, кажется, является скорее реакцией на западную культуру, чем на доминирование США и их политику. Террористы убивают жителей Европы с такой же готовностью, как и жителей США.

Россия, очевидным образом, недовольна расширением НАТО — проектом, который продвигают США, однако наращивает свой военный потенциал довольно медленно, чтобы США могли обратить на это внимание. Китая является растущей военной державой, однако Пекин озабочен вопросами в своей непосредственной близи, поэтому он не представляет угрозы для Вашингтона.

Основными издержками стала потеря одного или двух процентов ВВП страны в форме ненужных военных расходов. Однако это меньше, считает автор, чем расходы на противодействие советской угрозе.

Никто, кажется, не готов бросить вызов могуществу Вашингтона, которое само по себе носит характер соперничества с одним участником. США по-прежнему занимают ведущую позицию, несмотря на то, насколько неуспешными были их действия в прошлом.

При всем при этом, подводит итог автор, доминирование является плохой национальной стратегией, поскольку при сохранении лидирующих позиций в мире таланты и средства государства направляются не на решение проблем внутри страны. Получается, что США до сих полностью не вернулись с холодной войны, закончившийся 25 лет назад.

Благодаря такой стратегии США богатые друзья Вашингтона в Европе и Азии могут сидеть на шее у американских налогоплательщиков и не брать на себя ответственность за свою собственную безопасность и взаимоотношения со своими соседями.

Как показала Вторая мировая война, отмечает автор, США должны быть за спинами своих союзников, не перед ними. И хотя сохранение лидирующих позиций абсолютно не требует этого, наличие развернутых по всему миру вооруженных сил, обладающих большим потенциалом, является соблазном вмешаться в большое число государств. Тех самых государств, которые США могут и обычно оставляют наедине со своими проблемами, когда помощь им не несет в себе никаких выгод для Белого дома.