«Смерть президента не означает смерть системы, которую соорудил узбекский диктатор за четверть века», — проживающий за рубежом лидер одной из оппозиционных партии Мухаммад Салих поделился с корреспондентом ИА REGNUM мнением о событиях, происходящих в родной стране.

Василий Верещагин. Двери Тимура (фрагмент). 1872
Василий Верещагин. Двери Тимура (фрагмент). 1872

ИА REGNUM: Будут ли, на ваш взгляд, какие-то принципиальные отличия в новой политике преемника президента Каримова?

Политика вероятных преемников не будет отличаться от каримовской политики ни чем хорошим. Даже наоборот, первые шаги этой будущей власти пугающие: по неофициальным сообщениям, уже взят под домашний арест вице-премьер Рустам Азимов. Его прочили вместе с премьер-министром Шавкатом Мирзияевым в преемники Каримова.

То есть не успели ещё похоронить диктатора, как началась рубка за его власть. Хотя один из чиновников Кабинета министров опроверг это сообщение, сам Азимов с опровержением не выступил. Мирзияев — самый безжалостный среди государственных чиновников, и нет никакого сомнения, что это он скомандовал взять под домашний арест Рустама Азимова, относительно лояльного Западу и демократическим ценностям.

Если в Узбекистане к власти придёт Шавкат Мирзияев, страна ввергнется в новую пучину государственного террора, в этом сомнений нет ни у кого, кто с ним знаком.

ИА REGNUM: Насколько опасен период транзита власти в Узбекистане, и к чему может привести борьба за кресло главы государства?

«Период безвластия» менее опасен, чем период самовластия. Все фигуры каримовского окружения — сторонники самовластия, и все до единого — потенциальные диктаторы. Узбекистан — многострадальный край, остро нуждается в новом поколении политиков-идеалистов, для которых власть — не самоцель, а орудие достижения идеалов в служении народу.

Смерть Каримова не означает смерть системы, которую соорудил узбекский диктатор за четверть века. Нужно полностью уничтожить диктаторское наследие, утопающее в коррупции, воровстве и беззаконии.

ИА REGNUM: Сколько, на ваш взгляд, продлится период передачи власти?

По Конституции в течение трех месяцев должны быть назначены и проведены президентские выборы. Во время переходного периода полномочия президента страны возлагаются на председателя Сената.

Сейчас кланы пытаются договориться между собой, итог переговоров предсказать трудно. Ислам Каримов, стоя между кланами, уравновешивал их. Теперь, когда его нет, существует опасность того, что его окружение начнет открытую борьбу, и война, которая сейчас идет под ковром, выльется наружу.

ИА REGNUM: За решение каких проблем нужно взяться новому главе государства в первую очередь?

Он должен взяться за все проблемы одновременно. Их слишком много.

ИА REGNUM: Есть ли за пределами Узбекистана сильные политики-оппозиционеры?

Осталась одна единственная политическая партия, которая сумела сохранить свой положительный имидж в народе, несмотря на многолетние репрессии властей. Эта партия «Эрк» («Воля»), которую все ещё возглавляю я.

ИА REGNUM: Может ли кто-то из узбекских оппозиционеров теоретически побороться за кресло президента?

Разумеется. Они не только теоретически, но и практически готовы бороться за власть в Узбекистане.

ИА REGNUM: Вы представляете одну из оппозиционных сил страны, каким вы видите свое будущее? Вы планируете вернуться на родину?

Я уже 23 года нахожусь в изгнании, и не было ни дня, когда бы я не думал о возвращении на родину. Я и мои друзья вернёмся при первой же возможности домой.

ИА REGNUM: Выходили ли на вас представители Ташкента с предложениями сотрудничества?

Выходили и выходят. Мы обсуждаем все варианты сотрудничества с лидерами групп, имеющих какое-либо влияние на ситуации в определенных регионах страны.

ИА REGNUM: Верите ли вы в то, что в ближайшие пять лет Узбекистан станет демократическим государством?

Узбекистан имеет огромный интеллектуальный и кадровый потенциал, чтобы внедрить в общество дух демократизма не только в общественных институтах, но и в государственных учреждениях.

Если мы придём к власти, Узбекистан быстро займёт свое место демократического государства в регионе. В начале 90-х годов, в краткий период горбачевской оттепели, узбеки показали, что они готовы к демократии. И в далеко не демократических президентских выборах 1991 года, после тотальной фальсификации результатов, наша партия «Эрк» получила 12,7% голосов от общего числа избирателей.

Читайте ранее в этом сюжете: Дочь Ислама Каримова: Добро ваших сердец помогает исцелению отца!