Дартс
Дартс
Иван Шилов © ИА REGNUM

В Грузии умеют пресекать теракты, точно так же, как устраивать их, с минимальными жертвами или без. Последний случай — пресечение теракта на газопроводе Север-Юг, по которому транспортируется газ из России в Армению, — занял свое почетное место в череде «планировавшихся и пресеченных» терактов. Исполнители задержаны, кое-кто из них признал вину. Следы ведут на Украину, куда часто наезжали исполнители, и где так прочно обосновались экс-президент Грузии Михаил Саакашвили и некоторые его соратники.

Первой мишенью «терактов» стал экс-президент Эдуард Шеварднадзе (не считая Звиада Гамсахурдия, соратники которого понятия «теракт» в отношении его гибели не применяли). Попытки «убрать» его предпринимались аж дважды. В 1995 году группа вооруженных лиц обстреляла эскорт Шеварднадзе, в результате чего погибли несколько служащих специальной службы государственной охраны. Сам экс-президент тогда не пострадал. Один из осужденных за совершение этого теракта, отбыв 13,5 лет лишения свободы, уже после освобождения, поделился своими впечатлениями и сообщил, что Шеварднадзе в обстрелянном ими автомобиле в тот момент вообще не было. Иначе бы он не выжил. В организации теракта в числе других был обвинен бывший шеф безопасности Грузии Игорь Гиоргадзе, который, судя по информациям грузинских и российских СМИ, до сих пор «скрывается» в России.

Спустя четыре года, в 1999 году, службы госбезопасности Грузии задержали еще одну группировку, планировавшую теракт против Шеварднадзе. На этот раз террористам привести свой план в действие не удалось и обошлось без жертв. Сообщалось, что задержанная группа управлялась из-за рубежа, а в ее арсенале имелись современное автоматическое оружие с оптическим прицелом, мины, гранаты, гранатометы…

«Теракты» или «попытки их организации» — в мировой практике неплохой метод развенчания политических противников — как внутри своей страны, так и за ее пределами. Это хорошо понимали прежние власти Грузии.

За период правления Михаила Саакашвили в Грузии был совершен целый ряд терактов. Один из первых — взрыв у здания окружной полиции в городе Гори, прогремевший 1 февраля 2005 года. Тогда погибли 5 человек (трое сотрудников полиции и двое случайных прохожих) и пострадали 20 человек.

Тогдашний уполномоченный президента Грузии в регионе Шида Картли Михаил Карели и занимавший в тот период пост министра обороны Ираклий Окруашвили в один голос окрестили случившееся «терактом» и недвусмысленно намекнули, что организация взрыва могла быть только в интересах «осетинских сепаратистов» и поддерживающей их России.

Это были только намеки, которые в Южной Осетии прямо восприняли в свой адрес, и официальные представители югоосетинских властей моментально отреагировали на них и назвали все обвинения абсурдом.

Тогдашний министр Южной Осетии по особым делам Борис Чочиев заверил власти Грузии, что осетины никогда не были врагами грузин, и призвал их искать истинных виновников случившегося, а «не использовать подобные трагические инциденты и горе людей в своих узкокорыстных политических целях, для разжигания межнациональной розни».

История с терактами получила свое громкое развитие уже в 2010 году, когда за три месяца в стране прогремело целых 5 взрывов: 22 сентября — здания посольства США, 2 и 22 октября — на железной дороге, а 28 ноября — целых два взрыва за один день — у офиса Лейбористской партии и в жилом массиве Мухиани на окраине Тбилиси. У офиса лейбористов в результате этого теракта погибла женщина.

4 декабря МВД Грузии арестовало «предполагаемых исполнителей терактов» — Гогиту Аркания, Джони Абуладзе, Мариам Николава, Гочу Хурцилава, Годердзи Аркания и Лелу Хурцилава.

Операцию, которую планировала эта «группа террористов» в Грузии окрестили «Энвер-2» и назвали «очередным фиаско ГРУ», уже прямо указав на «заказчика» — Россию. Более того, грузинское следствие «установило» и главного «координатора» этой группы — российского майора Евгения Борисова, по информации грузинской стороны, служившего в тот период в Абхазии. А главным исполнителем терактов был выведен житель Гальского района Абхазии Гогита Аркания, который в своих признательных показаниях сообщил, как «вышел на него майор Женя Борисов», как снабжал их Борисов оружием и инструкциями, как угрожал расправой за неисполнение терактов…

Более того, тогдашний замминистра внутренних дел Грузии Екатерина Згуладзе заявила, что эта группировка готовила новые теракты и имела в своем арсенале 13 «адских машин».

В отличие от периода правления Михаила Саакашвили, сегодня в Грузии взрывы не звучат, но обществу периодически сообщают о предотвращении попыток терактов.

Очередное сообщение о пресеченном теракте прозвучало в Грузии в июне 2013 года. МВД Грузии заявило о задержании двух иностранцев, Микаила Кадиева и Ризвана Омарова, которые подозреваются в подготовке теракта.

В квартире, где жили подозреваемые, были найдены взрывчатые вещества, огнестрельное оружие, электродетонаторы и фальшивые удостоверения личности. Телекомпании продемонстрировали кадры оперативной съемки МВД, где были явно видны российские паспорта, чем недвусмысленно указали на «происхождение» и гражданство организаторов теракта.

Следственные органы Грузии сообщали также, что Кадиев, который был объявлен Россией в розыск через Интерпол, проживал на территории Грузии с 2011 года, но периодически покидал пределы страны. Этот факт должен был навести на мысль о пособничестве террористам со стороны прежних властей, укрывших Кадиева на своей территории.

Последней, на данный момент, информацией о пресечении крупного теракта, стало сообщение Службы госбезопасности об аресте группы лиц, планировавшей подрыв магистрального газопровода.

«Департамент контрразведки Службы государственной безопасности 20 августа 2016 года, после продолжавшейся несколько месяцев работы, на факте групповой подготовки теракта и противоправного приобретения-хранения, ношения огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ с террористическими целями, а также помощи в совершении этого же преступления задержал 5 граждан Грузии: Беку Б., Владимира Р., Миндию В., Джабу М. и Нукри Ч. Кроме этих лиц, по факту превышения служебных полномочий задержан действующий сотрудник патрульной полиции Леван М., а за не уведомление о преступлении — гражданин Грузии Ираклий Б.», — говорится в сообщении СГБ.

По информации следствия, эти лица готовили взрыв трубы, проходящей над рекой Арагви в районе села Сагурамо и с этой целью 20 августа направились в лесной массив вблизи от автомобильной дороги Жинвали-Шатили, чтобы взять из находившегося в этом лесу тайника оружие и взрывчатые вещества. Они были задержаны в момент, когда укладывали изъятые из тайника взрывные устройства и взрывчатые вещества в автомобиль.

На сообщение СГБ моментально откликнулся грузинский военный эксперт Вахтанг Маисая, который в беседе с грузинскими СМИ дал этому факту квалификацию политического терроризма и пояснил, что целью подрыва газопровода была политическая дестабилизация в Грузии.

По оценке другого грузинского эксперта Мамуки Арешидзе, целью организаторов теракта была дискредитация нынешнего правительства Грузии и демонстрация того, что ситуацию в стране контролирует конкретная политическая сила.

Он сослался на опубликованный в соцсетях пост некоего Вано Надирадзе, судя по всему, грузинского боевика с Украины, который сетовал, что в Тбилиси задержали тех, кто помогал им в боях на Украине. Исходя из этого поста, Арешидзе сделал вывод, какая политическая сила могла организовать такой теракт.

«Я бы не назвал эту политическую силу, если бы не привязка, которая появилась в соцсети — пост некоего Надирадзе, где написано, что «наших задержали в Тбилиси». Это очень интересный факт, но все же не хочется представлять, что находящиеся на Украине люди настолько оголтелые, что могут пойти на все, лишь бы достичь политических результатов в Грузии», — развил свою мысль Мамука Арешидзе.

Он не исключил, что их использовали, и за ними стоит некая третья сила.

Откликнулся на факт пресечения теракта и премьер-министр Грузии Георгий Квирикашвили, который выразил благодарность Службе госбезопасности за очень эффективную работу.

«Хочу воспользоваться случаем и выразить благодарность всем тем людям, которые участвовали в этой операции, так как была предотвращена очень большая беда. Очень важно проведение такого своевременного и эффективного мероприятия», — заявил премьер.

Исходя из интересов следствия, от дальнейших комментариев на данном этапе он воздержался и призвал всех дождаться результатов расследования.