В декларации бакинского саммита нет конкретного плана по Карабаху

© ИА REGNUM

Основное событие уходящей недели — саммит 8 августа с участием лидеров России, Азербайджана и Ирана. В Баку президенты трёх стран обсудили различные вопросы, в том числе проект «Север-Юг», карабахский конфликт и войну в Сирии. Последняя, по информации Report.az, стала основной темой обсуждения президентов Владимира Путина, Ильхама Алиева и Хасана Рухани.

«Сирия является темой, которая проходит сквозной, наверное, в качестве всех переговоров и со всеми странами, которые имеют возможность заниматься мировой политикой, имеют в этом понимание и прямое отношение», — резюмировал вице-премьер РФ Дмитрий Рогозин. Главные темы саммита отражены в декларации по её итогам. Стороны будут: 1) «углублять и расширять политический диалог на различных уровнях»; 2) «развивать трехсторонний формат сотрудничества в области культуры, туризма и бизнеса»; 3) бороться с терроризмом; 4) стремиться как можно скорее принять Конвенцию о правовом статусе Каспия. Относительно Карабаха конкретных заявлений не сделано: «Стороны … подчеркивают важность их (неурегулированных конфликтов) скорейшего мирного урегулирования путем переговоров на основе принципов и норм международного права».

В документе говорится также об углублении кооперации в экономике, энергетической и транспортной сферах через развитие «региональных и международных энергетических и транспортных коридоров». Лидеры Азербайджана, Ирана и России поддерживают соединение электроэнергетических систем их стран. В заключении Путин, Алиев и Рухани обещали принять меры для развития транспортного коридора «Север-Юг»: «Стороны будут и далее на взаимовыгодной основе содействовать реализации новых проектов по соединению железных дорог в рамках развития и повышения эффективности международного транспортного коридора «Север-Юг», — цитирует Trend.az. Трёхсторонний формат планируют сделать традиционным, а Рухани предложил провести следующее заседание саммита в Тегеране.

Отношения России и Азербайджана приобрели характер «стратегического партнёрства»

В рамках саммита в Баку состоялась и отдельная встреча Путина и Алиева, главной темой которой стал нагорно-карабахский конфликт. Российский президент дал понять, что Москва будет способствовать поиску компромиссного решения проблемы, «чтобы здесь не было победителей, а победителями были народы двух стран».

Алиев, со своей стороны, особо подчеркнул роль России в урегулировании конфликта и поблагодарил Путина за «личное активное участие в этом процессе». Президент РФ доволен развитием двусторонних отношений и считает, что они приобрели «характер стратегического партнёрства». Азербайджанский лидер обратил внимание своего коллеги на «активное взаимодействие на международных площадках», укрепление политического диалога и экономических связей. Относительно последних Путин подметил снижение торгового оборота между странами, но выразил уверенность в совместных «перспективных проектах» в энергетике, машиностроении и высоких технологиях.

Россия и Турция «имитируют» дружбу

Второе по значимости событие недели — визит президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в Санкт-Петербург и встреча с Путиным 9 августа. Haqqin.az попытался выяснить, насколько реально сближение двух стран. Портал обращает внимание, что после провальной попытки госпереворота в Турции турецкий лидер «поспешил не в Вашингтон, не в Брюссель, а в Москву».

Издание усматривает в этом демарш «или даже нескрываемую злость» Эрдогана на Запад из-за недостаточной поддержки странами НАТО во время путча 15−16 июля. Несмотря на это, Haqqin. az скептичен относительно «оси дружбы» Москвы и Анкары по трём векторам: в отношениях с Западом, в Сирии и на евразийском треке. ЕС останется «главным центром притяжения для Турции с экономической точки», а США и НАТО — в военном плане и безопасности, отмечает портал со ссылкой на эксперта Фонда Карнеги Марка Пьерини. Во-вторых, лишь Брюссель (а не Москва) может предоставить Анкаре деньги, необходимые для решения миграционного кризиса. Далее, «что касается сближения Турции с Шанхайской организацией сотрудничества (ШОС), … то это вряд ли принесет Эрдогану ощутимые политические и экономические плоды и является лишь символическим шагом Москвы на евразийском пространстве».

Сирия останется «яблоком раздора» между Россией и Турцией: «Канал переброски всего этого через (сирийско-турецкую — Ф.М.) границу, в чем Анкару неоднократно и весьма жестко обвиняла Москва, продолжает оставаться открытым и маловероятно, чтобы Эрдоган согласился его закрыть». В свою очередь, Анкара недовольна «поддержкой» Москвой сирийских курдов. Компромисс в такой ситуации может быть сведён к определению того, кто является террористом, и к «условному разделению сфер влияния».

Haqqin.az не видит перспектив реального сближения столь разных позиций двух стран на Ближнем Востоке: «В сухом остатке от встречи Путина и Эрдогана в итоге, несмотря на крепкие рукопожатия, широкие улыбки и объявления новой эры дружбы, остаются лишь неопределенность и призрачные перспективы. Многие аналитики в Москве считают эту встречу «конъюнктурной имитацией сближения» двух стран, входящих в «союз обиженных».

В конце недели внимание бакинских СМИ было приковано к Москве. 12 августа, как сообщили Report.az в минобороны Азербайджана, в столицу РФ по приглашению своего российского коллеги Сергея Шойгу прибыл министр обороны Азербайджана Закир Гасанов.

Проправительственная Haqqin.az связывает «неожиданный» визит Гасанова с переговорами Путина и президента Армении Сержа Саргсяна двумя днями ранее. На ней Саргсян якобы рассказал Путину «о вооруженном восстании в Ереване и невозможности на этом фоне идти на компромиссы в карабахском урегулировании», т. е. на возврат захваченных территорий вокруг Нагорного Карабаха. Таким образом, президент Армении «поставил под сомнение» инициированный Россией переговорный процесс. В этом смысле поездка Гасанова, на которой возможно обсуждение закупок Азербайджаном очередной партии российского вооружения — реакция Москвы и «давление на Ереван».

В тот же день (12 августа) стало известно о назначении на должность руководителя администрации президента РФ Антона Вайно. Руководитель аналитического центра «Восток-Запад» Арастун Оруджлу считает, что отставка Сергея Иванова отразится на отношении России к Азербайджану: «Сергей Иванов … считался покровителем президента Армении Сержа Саргсяна и приверженцем жесткой линии в отношении Азербайджана. Его уход, думаю, изменит подход Кремля к карабахскому урегулированию».

Напротив, политолог Зардушт Ализаде сомневается в возможности изменения кавказской политики Кремля. «Что касается дружбы Иванова с Саргсяном, то это никак не скажется на политике России на Кавказе. Уйдет Саргсян, придет, например, Даниелян или Петросян, а их покровителем станет новый глава Администрации Кремля Антон Вайно. Если политика Кремля в Кавказском регионе и поменяется, то только по форме, а не по содержанию. Здесь главное в том, что Россия видит Армению инструментом своей политики на Кавказе», — заявил Ализаде.

Уход Саргсяна для эксперта более реален, чем перемены в российском позиции: «Тандем Иванов — Саргсян развалился. Теперь новая администрация Кремля будет искать подходящего человека на место Саргсяна, который все равно скоро покинет свой пост».