Из-за недальновидной политики и нехватки стратегического видения Запада Турция и Россия могут пойти на сближение отношений, в результате чего в значительной степени будет ослаблена безопасность Запада и стабильность блока НАТО, пишут бывший премьер-министр Грузии и посол страны в североатлантическом союзе Григол Зурабович Мгалоблишвили и Эндрю Р. Ново в статье для National Interest.

Владимир Путин и Реджеп Эрдоган
Владимир Путин и Реджеп Эрдоган
kremlin.ru

Авторы отмечают, что после того как президенты России и Турции Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган завершили крайне ожидаемую встречу 9 августа, привычные константы глобальной политики, возможно, стали распадаться быстрее, чем считалось прежде. Так, Путин первым из мировых лидеров встретился со своим турецким коллегой с момента неудавшейся попытки военных Турции осуществить военный переворот 15 июля, тем самым глава Кремля продемонстрировал свое умение наносить первым удар и «устанавливать факты на местах», в то время как западные политики погрязли в противоречиях и бездействии.

Читайте также: Эрдоган: Отношения с Россией вошли в положительное русло

По словам авторов, среди граждан Турции у Путина благодаря его «платформе антиамериканизма и попыткам перестройки существующего глобального миропорядка» есть своя аудитория, из-за чего Запад вынужден только реагировать и контролировать нанесенный ему ущерб.

В странах мира по-разному отреагировали на попытку переворота и крупномасштабные чистки противников Эрдогана внутри Турции после путча. Так, на пути Анкары в члены ЕС появились новые преграды, а положение Турции в Североатлантическом союзе стало вызывать определенные сомнения. Что важнее, в отношениях Анкары и Вашингтона наблюдается напряженность притом, что Эрдоган и другие высокопоставленные лидеры страны постоянно выдвигают против США обвинения в причастности к перевороту. Сложившаяся ситуация еще больше вынуждает Турцию оттолкнуться от Запада, чем когда-либо с момента окончания холодной войны. Такое отделение представляет возможность, которой могут воспользоваться в Кремле.

Авторы отмечают, что «два наиболее заносчивых, агрессивных и авторитарных» лидера понимают, что сотрудничество, а не антагонизм, является наилучшим вариантом для них. Для Запада такое перспективное партнерство означает большие вызовы, оно создает потенциал для значительной геополитической реорганизации.

Турция и Россия на протяжении столетий были геополитическими соперниками. Так, две державы находились по разные стороны в ходе холодной войны, однако с момента её окончания в российско-турецких отношениях были и взлеты и падения. У обеих стран есть огромные возможности для экономического сотрудничества, увеличения объемов торговли и работы в области энергетики, как, например, при создании Турецкого потока в Черном море.

Состояться этому потенциалу мешали такие геополитические вопросы, как НАТО, Украина, Сирия и другие. Отношениями между Анкарой и Москвой достигли самой низкой отметки в ноябре 2015 года, когда F-16 турецких ВВС сбил российский бомбардировщик Су-24, выполнявший операцию в Сирии. В то же самое время поднимались вопросы о причастности к этому кризису североатлантического альянса и вероятность эскалации.

Читайте также: В атаке Турции на Су-24 участвовали США и Саудовская Аравия

После провалившейся попытки турецких военных осуществить переворот Эрдоган и Путин, кажется, готовы из-за огромного числа неотменяемых проблем закопать топор войны.

Во-первых, путч в Турции стал, как считают авторы, напоминанием Кремлю, что даже «в угнетаемых обществах, революции против авторитарного правления» никогда нельзя исключать. В Анкаре и Москве разделяют одно и то же опасение, что США ведут активные действия по их смещению и поддерживают противостоящие им силы. На основе этих опасений может создаться крепкий фундамент для сотрудничества. Благодаря появлению выгодных для обеих стран условий сосуществования окрепнет общественная поддержка обоих лидеров внутри стран, а влияние США в регионе — как реальное, так надуманное — сократится.

Во-вторых, ситуация в Сирии стабилизировалась в пользу России. Так, если глава Турции некоторое время выступал за уход президента Сирии Башара Асада, то теперь он, кажется, смирился с тем, что Асада так просто не убрать. На фоне схождения интересов Анкары и Москвы в Сирии все больше исчезает это препятствие для достижения приемлемого соглашения.

В Сирии Эрдогана по-прежнему занимают другие вопросы, такие как исламисты, которые пересекают Турцию или, что хуже, возвращаются в страну для осуществления террористических актов. Самую большую трудность для Анкары по-прежнему представляют надежные позиции курдских сил на севере Сирии, а также их операции на востоке Турции. Эти вопросы лучше всего решать вместе с Москвой.

В-третьих, Турция и Россия нужны друг другу экономически. Из-за санкций США и ЕС после присоединения Крыма к России, сохраняющихся на низком уровне цен на нефть и общих экономических проблем произошло значительное сокращение ВВП России в период с 2015 по концу первого квартала 2016 года. Хотя дела у Турции шли лучше, скромный экономический рост в 2012 — 2016 год был сведен на нет постоянной инфляцией, которая достигла 9% в первом квартале 2016 года. Возобновление торговли и туризма между странами, а также возрождение загибающегося проекта Турецкого потока обещают значительные экономические преимущества, с помощью которых эти тенденции могут быть остановлены.

Что важнее, в отношениях между Анкарой и Вашингтоном наблюдается напряженность с того момента, как Турция не позволила вооруженным силам США открыть северный фронт во время вторжения в Ирак в 2003 году. За последние десятилетия, опросы общественного мнения постоянно демонстрируют, что Турция является одной из наиболее анти-американски настроенных стран. Граждане государства могут посоперничать в этой категории с Пакистаном, высказываясь иногда более остро против США, чем респонденты на палестинских территориях или в России. Это интересная ситуация для государства-члена НАТО.

И случившееся 15 июля никоим образом не пошло на пользу этой тенденции. В ходе переворота над базой «Инджирлик», где базируется авиация США, было закрыто воздушное пространство, в результате чего ВВС США были вынуждены приостановить авиаудары против террористической группировки «Исламское государство» (запрещена в РФ) с этого направления.

Через две недели недовольные демонстранты и полиция окружили авиабазу, заблокировав туда доступ. Они утверждали, что готовится новая попытка путча. Если учесть, что на этой базе размещено около пяти тысяч военнослужащих США, а также почти сотня тактических ядерных зарядов, такие события вряд ли были встречены в Вашингтоне с хладнокровием.

Читайте также: Турецкие силовики блокировали натовскую авиабазу «Инджирлик»

На этом дело не кончается. Так, президент Эрдоган и другие высокопоставленные лица Турции постоянно обвиняют правительство, военных США и, конечно же, Центральное разведывательное управление в связях с лидерами путча и даже в подстрекании их. Они же обвиняют проповедника Фетхуллаха Гюлена в том, что он спровоцировал попытку переворота.

Поскольку Гюлен проживает с 1999 года в США, он стал точкой схождения личной неприязни Эрдогана к своему бывшему соратнику и теорий президента Турции о заговоре США. Его требования об экстрадиции Гюлена в Турцию, где он предстанет перед судом, были Вашингтоном отвергнуты, несмотря на предупреждения, что такой шаг негативно скажется на отношениях двух стран. Некоторые даже сравнили нахождение Гюлена в США с поддержкой движения «Талибан» (запрещено в РФ) Усамы Бен Ладена.

Читайте также: Гюлен просит власти США не экстрадировать его в Турцию

По мнению авторов, такие расхождения являются замечательной возможностью для Путина сделать то, в чем он поднаторел больше всего: создать разброд в рядах союзников НАТО и пожать обильные плоды. В этот раз возможность Кремлю представилась без каких-либо — или незначительных — действий со стороны Москвы, хотя и ходят слухи, что именно российские спецслужбы предупредили Эрдогана о готовящемся перевороте.

Читайте также: СМИ: Режим Эрдогана спасли российские военные

Так, после путча Анкара и Вашингтон открыто спорят, из-за путча силы безопасности Турции значительно ослабли, а из-за чисток Эрдогана вторые по численности вооруженные силы НАТО лишились почти половины своего генералитета — и это все тогда, когда один из кандидатов на пост главы Белого дома высказывает сомнения в полезности НАТО, Великобритания проголосовала за выход из ЕС, а ультранационалистические партии (некоторые, из которых также пользуются финансированием из Москвы) сохраняют популярность в Евросоюзе. Путин не мог бы и мечтать о международной обстановке, которая в наибольшей степени отвечала его интересам.

Со своей стороны политики США и ЕС, кажется, довольны своим растущим бездействием. Из-за такой недальновидной политики и нехватки стратегического видения инициатива и перешла в руки Кремля. Все большее отчуждение Турции от Запада и растущая разочарованность Анкарой им означает, что у Путина и Эрдогана больше общего, чем когда-либо. Если этот факт будет понят по итогам встречи лидеров двух государств и ляжет в основу совместной политики, безопасность Запада и стабильность НАТО будут ослаблены в большей, чем когда-либо с окончания холодной войны степени. Это пугающий, но тем не менее реалистичный вариант развития событий.