Россия в точке бифуркации
Россия в точке бифуркации

Череда кадровых назначений (в четверг 28 июля и не только) вызвала бурную ответную реакцию в российской блогосфере. Напомню, что были сменены руководитель таможни, посол на Украине, полпреды в СЗФО и СФО, главы Севастополя, Ярославской и Калининградской областей, официально снят глава Кировской области, а также замглавы МВД. Путин подписал приказ об отставке главы Федеральной таможенной службы Андрея Бельянинова, у которого ранее в доме и офисе прошли организованные ФСБ обыски. Бельянинов был отправлен в отставку, а на его место назначен Владимир Булавин, уволенный с должности полпреда в СЗФО.

На освободившееся место полпреда в СЗФО был направлен губернатор Калининградской области Николай Цуканов. В свою очередь, губернатором Калининградской области стал генерал-майор Евгений Зиничев. Он чуть более года назад, в июне 2015, был назначен главой УФСБ Калининградской области.

Кроме того, отправлен в отставку губернатор Ярославской области Сергей Ястребов. Его сменил Дмитрий Миронов, ранее бывший заместителем министра МВД. Наконец, «последним и самым громким кадровым действием Путина стало назначение бывшего губернатора Севастополя вице-адмирала Сергея Меняйло, вызывавшего множество нареканий у жителей города, полпредом в Сибирском федеральном округе. Предыдущий полпред — Николай Рогожкин — находился на грани достижения предельного возраста госслужбы — 65 лет».

Также Владимир Путин в связи с утратой доверия освободил от должности находящегося под арестом губернатора Кировской области Никиту Белых. Кроме того, президент отправил в отставку посла на Украине Михаила Зурабова. Незадолго до этого серьезные кадровые перестановки и назначения произошли в таких силовых структурах, как ФСО, ФСБ и Росгвардия.

Больше всего всполошились представители болотной оппозиции, которые увидели в происходящем наступление силовиков на позиции премьер-министра Медведева накануне выборов в Госдуму. Так, например, Илья Яшин отмечает: «Сегодняшний день отметился новым витком укрепления ФСБ РФ: массовые кадровые перестановки, подписанные Владимиром Путиным, открыли дверь в исполнительную власть новой группе офицеров»). На это можно ответить только то, что вся политическая система, например, тех же США пронизана бывшими силовиками и никто из этого никакой трагедии не делает.

Кроме того, в произошедших перестановках увидели аппаратную победу Виктора Золотова, руководителя Росгвардии: «Адъютанты президента — это не просто охранники, они ведут для начальника всю оперативную информацию, передают ее главе государства, состыковывают его с нужными людьми», говорит политолог Евгений Минченко. По его словам, назначения сотрудников СБП — аппаратная победа Виктора Золотова, который много лет возглавлял службу безопасности Путина, а теперь командует Росгвардией. «Но не стоит думать, что президент ставит только на условную «группу Золотова», ее наверняка в ближайшее время уравновесят», — прогнозирует эксперт».

Многие эксперты отмечают перемещение губернатора Севастополя Сергея Меняйло на должность полпреда президента в Сибирском федеральном округе и расценивают это как победу жителей Севастополя, которые давно выражали недовольство деятельностью губернатора. Победа победой, но после поражения человека не отправляют на повышение. А с тем, что на посту полпреда СФО у Меняйло будет куда больше финансовых и иных ресурсов для своей деятельности — сомневаться не приходится.

Как подчеркивает политолог Михаил Виноградов: «Пытаясь выстроить новый баланс сил в своем окружении, Путин возлагает ответственность на те ведомства, которые раньше подобную ответственность не брали. Так что подобные назначения — это, с одной стороны, усиление, а с другой — создание потенциально некомфортной ситуации и непростой управленческий вызов»).

Как отмечает по этому же вопросу Петр Акопов: «Как ротация кадров по горизонтали из региона в регион, так и жесткая антикоррупционная чистка в среде самых, казалось бы, проверенных кадров, как откомандирование в регионы федеральных чиновников с опытом работы в спецслужбах, так и наглядное подтверждение кремлевского лозунга «неприкасаемых у нас нет» — все это проявления одной и той же работы. Работы по обновлению, очищению и национализации управленческой номенклатуры, приведению ее из состояния самопровозглашенной «элиты» в положение «государственных людей», которым доверяет как Кремль, так и народ».

С данным тезисом можно будет согласиться, если в будущем такие «кадровые четверги» станут нормой. Например, в Беларуси долгое время среди чиновников были очень «популярны» «кадровые пятницы» у белорусского президента, который приблизительно один раз в месяц устраивал всей управленческой вертикали веселые выходные. Если такая практика будет продолжена и «кадровые четверги» превратятся в элемент настраивания политической инфраструктуры, то можно будет говорить о том, что Владимир Путин взялся за «перетряхивание» элиты. Пока же это только один случай такой мощной встряски, который больше похож на то, что таким образом президенту пришлось разрубать множество крупных противоречий, которые возникли между наиболее сильными группировками власти на самом верху в преддверии парламентских выборов.

Вместе с тем, как отмечает Владимир Лепехин: «Необходимость встряски правящей элиты особенно очевидна сегодня, в ситуации нарастания военно-политического давления на Россию и развязанных против неё экономической, информационной и иных войн. Страна нуждается не просто в обновлении элит, но в системной зачистке правящего класса (в «новой опричнине», как считают некоторые), погрязшего в коррупции и не желающего переходить в мобилизационный режим деятельности. Однако здесь вновь возникает ситуация необходимости выбора — какую систему кадровой чистки предпочесть: жесткую «революционную» или мягкую «эволюционную». Судя по последним назначениям, до «революции» в кадровом вопросе России еще далеко»). С этим тезисом нельзя не согласиться.

Как и с тезисами директора Института региональных проблем Дмитрия Журавлева: «Этот четверг уже назван «днем великих отставок». А между тем отставок было всего четыре: Бельянинова, Ястребова, Белых и Зурабова. Причем совсем неожиданными эти отставки назвать нельзя. Зурабов после «майдана» ничего, кроме отставки, ждать не мог. Белых трудно было сохранить доверие президента, находясь в следственном изоляторе по обвинению в коррупции. К Ястребову давно были претензии как к управленцу. Неожиданной можно назвать отставку Бельянинова. Но если разобраться она не так уж неожиданна. Российское государство все больше превращается из революционного в обычное — регулярное государство. В революционном государстве заслуги списывают грехи, а в обычном нет. В революционном нет и не может быть контроля над ближним кругом, а в регулярном такой механизм есть. Бельянинов не заметил этого перехода и стал его жертвой. Остальные кадровые решения — перемещения с должности на должность. Профиль деятельности меняется, но человек остается в команде». То есть до кадровых революций и тенденций чистки элиты — еще очень далеко.

Разноголосица оценок кадрового четверга среди экспертного сообщества говорит о том, что никто, за исключением ближайшего окружения президента и ключевых фигур российской политики, прежде всего, силовиков, так до конца и не понимает, что произошло и чем были вызваны эти кадровые перемены. Можно констатировать только несколько фактов, которые можно трактовать по-разному.

Во-первых, несмотря на приближающиеся парламентские выборы, Владимир Путин пошел на показательные шаги в отношении политической элиты страны. Что это — удар по позициям «Единой России», чтобы она под руководством Медведева не набрала 50% голосов в новой Думе и образовала коалицию с другими прошедшими в парламент партиями, или же наоборот — укрепление позиций «ЕР» и кадровые перестановки связаны с необходимостью демонстрации электорату борьбы с зарвавшимся чиновничеством — покажут только итоги голосования 18 сентября.

Во-вторых, обращает на себя внимание тот факт, что Зиничев, назначенный в четверг временно исполняющим обязанности губернатора Калининградской области, стал уже третьим охранником Путина, назначенным в последнее время исполнять обязанности главы региона. Напомню, что в феврале текущего года врио губернатора Тульской области стал бывший офицер СБП, впоследствии командующий Силами специальных операций и замминистра обороны Алексей Дюмин. Одновременно с Зиничевым на пост врио главы Ярославской области был назначен замминистра внутренних дел Дмитрий Миронов, до 2013 г. также проходивший службу в Службе безопасности президента.

Это говорит о том, что президент страны делает ставку на силовиков, с которыми длительное время работал вместе. С учетом довольно среднего управленческого уровня большинства руководителей российских регионов, такие назначения могут расцениваться только с одной позиции — повышения управляемости регионов и федеральных округов за счет расстановки лично преданных фигур. Однако если вспомнить некоторые концептуальные тексты периода 2000−2005 годов — проект «Россия» и некоторые другие, то там проскальзывал такой термин как «новая опричнина». Возможно, некоторые элементы из этого плана начали реализовываться в виде данных назначений силовиков.

В-третьих, совместная работа с президентом в прошлом, оказалось, — более не охранная грамота. А объединение Крымского федерального округа с Южным федеральным округом говорит об окончательной интеграции Крыма в российское политическое, экономическое и территориальное пространство. Что касается снятия посла России на Украине Зурабова — то этой теме будет посвящен отдельный обзор блогосферы.