Террористический акт во французском городе Ницца, который унес жизни 84 человек, напрямую затронул и Польшу. Как заявил президент Польши Анджей Дуда во время посещения посольства Франции в Варшаве, весьма вероятно, что в теракте погибли две молодые польские девушки. «Магда и Мажена, две из четырех сестер. Я хочу сказать их отцу, что у меня самого есть 21-летняя дочь, поэтому я хотел бы, чтобы он знал, что я с ним, — подчеркнул президент. — И я хочу, чтобы террористы знали одну вещь: они не в состоянии уничтожить свободный мир, они не в состоянии уничтожить свободных людей, они не смогут уничтожить людей, которые имеют принципы».

А туда ли смотрит НАТО?
А туда ли смотрит НАТО?
wprost.pl

Но еще больше внимания это событие привлекло в связи с тем, что с 26 по 31 июля в Кракове и ряде других польских городов пройдут католические Всемирные дни молодежи (ВДМ) с участием папы Римского Франциска, что вызовет массовый наплыв паломников в страну. Накануне в Варшаве прошло не менее ответственное мероприятие — саммит НАТО. Два дня столица принимала высокопоставленных гостей, лидеров стран Североатлантического альянса. Обошлось без инцидентов. Однако в случае с ВДМ перед польскими правоохранительными органами и спецслужбами стоят более сложные задачи. Саммит проходил на узкой площадке, которую легче было охранять. В мероприятиях участвовало ограниченное число человек, отсутствовали массовые мероприятия. Помимо того, это были люди, за охрану каждого из которых дополнительно отвечали их собственные службы безопасности.

Всемирные дни молодежи, напротив, подразумевают децентрализацию мест проведения торжеств, и по большей части они будут многолюдными, что создает колоссальную нагрузку на правоохранительные органы. Польские эксперты задаются вопросом, смогут ли национальные службы выдержать повышенное напряжение на протяжении всего июля, не случится ли в какой-то момент сбой у полиции. Особенно учитывая, что ряд сотрудников, которые планировали провести в этом месяце свой отпуск, выразили негодование срывом планов. Существует риск того, что уставшие от непрерывного пребывания в режиме боевой готовности полицейские могут ослабить бдительность. Тем более, замечает Анджей Мрочек из группы City Security, исследования показывают, что только 1% одиночных террористов можно блокировать заранее, в случае остальных 99% — это не представляется возможным.

Плюсом в этой ситуации для Польши является отсутствие в стране «социального гетто» из иноверцев и выходцев из бывших колоний, как это было во Франции. Соответственно, террористам будет крайне сложно завербовать сообщников из местных граждан и найти поддержку среди них. Хотя эксперт Национального центра стратегических исследований Войцех Шевко и в этой ситуации не исключает, что террористом может оказаться «поляк, который полгода назад перешел в ислам», так как ДАИШ (ИГИЛ — структура, запрещенная в России) «под общим флагом объединяет моджахедов из десятков стран мира». Минусом — то, что папа Франциск лично и многотысячные массы католического клира и верующих представляют очень соблазнительную цель для боевиков ДАИШ, которые позиционируют себя как «воины джихада против неверных», эксплуатируя фактор религиозного противостояния.

Министр внутренних дел Польши Мариуш Блащак утверждает, что Польше ничего не угрожает. Он также заверил, что все профильные службы готовы к Всемирному дню молодежи. «Мы не будем пугаться, у нас есть инструменты — это закон о борьбе с терроризмом. Все подразделения сообщают о готовности принять паломников», — подчеркнул Блащак. Но главным «щитом» для него является то, что Польша — это христианская страна, которая, в отличие от Франции, не придерживается политики «мультикультурности» и «политической корректности». Министр видит корень проблемы в том, что в Европе «не извлекли уроков из предыдущих терактов в Париже и Брюсселе, когда реакция правящих кругов сводилась к тому, что госпожа Могерини (представитель Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности — ИА REGNUM) залилась слезами», поэтому «необходимо отбросить политическую корректность и не проливать слез, как госпожа Могерини, не заниматься покраской тротуаров, не устраивать маршей, из которых ничего не следует, а нужно позаботиться о безопасности людей».

Однако генерал Роман Полько, ранее возглавлявший военный спецотряд Grom, не настолько оптимистичен. «Мы идем за террористами, а не впереди них», — считает генерал. Если дополнительные меры по безопасности ВДМ сведутся к усилению обычного режима охраны, например, более строгому досмотру транспортных средств и блокированию их передвижения, этого будет недостаточно. Польским спецслужбам сейчас нужно не расслабляться после саммита НАТО и обождать расчищать места на груди под медали. По словам Полько, необходимо реагировать на любые сигналы, касающиеся угроз. Это первое. Второе, объяснить общественности, как важно получать от нее сведения о необычном или странном поведении, невзирая на то, что у поляков еще со времен Польской Народной Республики выработалось отвращение к доносам и стукачам. Третье. Антитеррористическое законодательство должно быть реализовано на практике. «Если Франция уже сейчас использует войска на территории своей страны, — говорит генерал, — то мы, имея специальные подразделения с опытом борьбы с терроризмом, нет. Правовые основы и регламенты запрещают использование армейского потенциала».

Возвращаясь к террористическому акту в Ницце, отметим еще одно. Некоторые французские журналисты после него стали спрашивать: а чем, собственно, занимается Североатлантический Альянс, от чего он собирается спасать страны-участницы, особенно на фоне предыдущих терактов в Париже и Брюсселе? Ответы функционеров НАТО, что на саммите в Варшаве они дали отпор «агрессивной» России, уже не убеждают. Пока Альянс придумывает внешние угрозы, вызовы безопасности рождаются внутри него. Спустя всего несколько дней после саммита погибли люди в Ницце, в ночь с 15 на 16 июля взбунтовалась группа военных в Турции, что тоже привело к многочисленным жертвам. Польше, отрапортовавшей, что с усилением так называемого «восточного фланга» ей больше нечего опасаться, тут есть над чем задуматься.