Заявленная политика кандидата на пост главы Белого дома от Демократической партии США Хиллари Клинтон может поставить крест на том малом прогрессе, достигнутом в отношениях между Вашингтоном и Тегераном после заключения соглашения по ядерной программе Исламской республики, что идет вразрез с ключевыми интересами США, пишут Амир Ханджани и Ариане Табатабаи в статье для National Interest.

Так, отмечают авторы, бывшая первая леди вновь и вновь занимает жесткую позицию по отношению к Исламской республике с целью противодействия «агрессии Ирана в регионе». Такой подход, тем не менее, не служит ни тому, чтобы проецировать мощь США, ни тому, чтобы продвигать интересы США, а, наоборот, подрывает их.

Авторы обращают внимание, что несмотря на узкий характер соглашения, на нем взаимодействие Вашингтона и Тегерана не ограничивалось. Наоборот, был открыт ряд возможностей для решения целой серии проблем в области безопасности США, в том числе Ирак, Сирия и борьба с террористической группировкой «Исламское государство» (запрещена в РФ).

В частности, благодаря достигнутому в июле 2015 года соглашению по ядерной программе удалось в кратчайшие сроки решить вопрос с моряками США, которые оказались в территориальных водах Ирана в январе 2016 года. Тогда главы дипломатии двух стран смогли решить вопрос освобождения моряков в течение 15 часов — что было бы невозможно представить несколько лет до этого.

Читайте также: Иран подтвердил задержание двух судов ВМС США в Персидском заливе

Бывший государственный секретарь США Клинтон же считает, что чем больше санкций в отношении Ирана, тем быстрее его удается усадить за стол переговоров — мнение, разделяемое в политических кругах Вашингтона. Сама же Клинтон с момента заключения сделки с Ираном неоднократно призывала ввести новые санкции против Исламской республики из-за ракетной программы Тегерана, а также политики страны в регионе.

Сторонники такого подхода, тем не менее, упускают из вида то, что, как показывает история, единственная эффективная политика по отношению к Ирану может зиждиться только на учете ключевых интересов США, совмещенном с понимаем того, что беспокоит Иран на региональном уровне.

В частности, в Тегеране считают, что Эр-Рияд, поддерживать который в его конфликте с Ираном должны США, играет роль основного поставщика салафитской и джихадистской идеологии, что лежит в основе региональной нестабильности. С точки зрения Тегерана, террористические группировки «Аль-Каида» (запрещена в РФ), «Джабхат ан-Нусра» (запрещена в РФ) и ИГИЛ (запрещено в РФ), по сути, являются детищем Саудовской Аравии.

США, таким образом, в рамках грамотного подхода к региональной политике должны учитывать интересы союзников Вашингтона, в том числе из числа стран Персидского залива, однако их стремления не должны ставиться над интересами США. И президент США так и поступает, отмечают авторы, признавая те области, в которых интересы США и Саудовской Аравии сходятся, среди прочих — сдерживание Тегерана.

Однако, по словам авторов, существуют и области, где интересы Вашингтона и Эр-Рияда не сходятся, например, уничтожение боевиков террористической группировки «Исламское государство» (запрещена в РФ) и других исламистских сил. Поэтому Обаме и пришлось вести очень осторожную политику для создания необходимого дипломатического поля при заключении соглашения по ядерной программе Ирана. Вашингтон подчеркивает, что поддерживает арабские страны, но поддержка эта не носит безусловный характер.

Да, признают авторы, действия Тегерана являются вызовом для США, поскольку Исламская республика поддерживает правительство президента Сирии Башара Асада, а также противостоит ключевым партнерам Белого дома в регионе, поэтому нормализация отношений с Тегераном не может произойти за одну ночь. Да и само руководство Ирана не стремится к созданию партнерских отношений с США. Однако воплоти Клинтон свою политику в жизнь, стоит ожидать, что на всем том малом прогрессе будет поставлен крест. Само соглашение по ядерной программе может оказаться под ударом в результате политики бывшей первой леди.

Если Тегеран не увидит положительное воздействие от отмены санкций и роста экономики после десятилетий экономической изоляции, ему будет незачем продолжать придерживаться её условий, не говоря уже о сотрудничестве с Вашингтоном по важным вопросам, таким как борьбе с ИГИЛ (запрещено в РФ), разрешение сирийского конфликта и других. Поэтому стремление Клинтон оказать давление на Иран не послужит интересам США, этого может достигнуть только дипломатия.

Читайте также: National Interest: Друзья ли Иран и Россия после ядерной сделки?

Читайте развитие сюжета: Рухани: Иран может восстановить ядерную программу в кратчайшие сроки