Когда президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган написал очередное письмо своему российскому коллеге Владимиру Путину, в котором выразил заинтересованность в урегулировании ситуации, связанной с гибелью российского военного самолета осенью прошлого года, оно появилось на официальном сайте Кремля в переводе на русский язык. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, комментируя данное событие, сообщил, что в послании Эрдоган использовал слово «извините». Но сразу появилась интрига.

Герард Терборх. «Девушка, пишущая письмо». 1655 год
Герард Терборх. «Девушка, пишущая письмо». 1655 год

Директор Центра востоковедных исследований, международных отношений и публичной дипломатии тюрколог Владимир Аватков заявил, что перевод этого послания на русский язык является неверным. Из обсуждения слова «извините», употреблённого пресс-секретарём президента Песковым, можно было сделать вывод, что Песков, будучи сам туркологом и проработав определенное время в Турции, на своей новой должности якобы подзабыл турецкий язык. Потому что, по оценке Аваткова, в послании Эрдогана российскому лидеру не было слова «извините». «Даже в секретариате Эрдогана вышло спецзаявление, что Эрдоган сказал kusura bakmasınlar, по-русски — «не взыщите». «Это не совсем извинения», — заявил Аватков «Известиям». По мнению эксперта, Турция «всё время пытается манипулировать» и «вернуться к предыдущему статусу, совершенно ничего не делая», и «теперь остаётся посмотреть, поведётся ли на эти восточные тонкости и уловки лично Путин». В свою очередь бывший помощник госсекретаря США по Южному Кавказу, экс-посол США в Азербайджане Мэтью Брайза, по нашей информации, хорошо владеющий турецким языком, заявил, что для него также «остается неясным, действительно ли президент Эрдоган использовал выражение «я извиняюсь». Но дипломат обратил внимание на то, что «Кремль называет заявление Эрдогана извинением, что позволит странам восстановить свои поврежденные отношения».

Приведем фразу из письма на турецком языке, которую опубликовал пресс-секретарь Эрдогана: «Hayatını kaybeden Rus pilotun ailesine bir kez daha acılarını paylaştığımı belirtmek ve taziyelerimi sunmak istiyorum; kusura bakmasınlar diyorum» — Я хочу еще разделить боль с семьей погибшего пилота и выразить им свои соболезнования… А окончание этой фразы кusura bakma относится к тому виду извинения, когда извиняющийся не чувствует себя виноватым, но ощущает, что вторая сторона обижена. По мнению крымско-татарского эксперта и знатока турецкого языка Османа Пашаева, к предложенному на кремлевском сайте переводу в принципе «не подкопаешься», но смысловые оттенки очевидны, и они насыщены определенным политическим смыслом. В этой связи турецкий политолог Хакан Аксай считает, что действительно «есть небольшая разница в том, что обнародовал Песков на русском языке, и в том, что заявил пресс-секретарь Эрдогана Ибрагим Калын на турецком». Но, по словам Аксая, «это уже мелочи, возможны различные толкования, но это точно официальное извинение».

Суть одного из оттенков заключается в следующем: Эрдоган дает понять, что не имеет личную причастность к инциденту с российским самолетом, опровергая таким образом циркулирующие слухи о том, что он лично отдал приказ сбить российский Су-24, чтобы под предлогом «поставить страну на грань войны с Россией и объединить правительство, и получить его поддержку». Если же говорить о публичности, то сначала бывший тогда премьер-министром Турции Ахмет Давутоглу заявлял, что лично отдал приказ сбить российский бомбардировщик Су-24. Он рассказывал, что незадолго до этого прошло совещание по национальной безопасности, в ходе которого было принято решение о необходимости определённых действий в случае нарушения воздушного пространства страны. Давутоглу даже подчеркнул, что все приказы вооружённым силам Турции отдавал лично он, как это и положено по Конституции. Но потом он всячески отнекивался от этого, убеждая всех в том, что «делегировал полномочия по принятию такого уровня решений начальнику Генштаба».

Противоречивые заявления из Анкары вслед за инцидентом с российским самолетом свидетельствовали о развернувшейся подковерной борьбе внутри руководства Турции, в результате которой Давутоглу проиграл (или был выставлен проигравшим — С.Т.), и был отправлен в отставку. Именно в этом сюжете и заключается тот самый главный политический нюанс, который пытался обозначить Эрдоган в своем письме Путину. Возможно, с некоторыми уточнениями на этот счет выступит сам Эрдоган в телефонном разговоре с Путиным, который намечен на ближайшие дни, о чем сообщает турецкая сторона. Если он состоится, то станет ясно: Москва либо приняла, либо намерена принять извинения Анкары, а дальше должно последовать выполнение турецкой стороной других обозначенных условий по нормализации отношений.

Отметим еще одну особенность ситуации, которой многие турецкие эксперты стали придавать чуть ли не символическое значение. Хронологически совпали два события: письмо Эрдогана и соглашение о нормализации отношений между Турцией и Израилем. Если в наведении новых мостов с Москвой Анкара действовала самостоятельно, то в ее диалоге с Израилем в качестве посредника выступали США. Турция очень многое теряла от конфликта с Израилем и Россией в вопросах региональной безопасности. С точки зрения дипломатического ракурса Анкара начала политику прорыва из международной изоляции, куда ее загнало прежнее правительство Давутоглу. Новое правительство во главе с Бинали Йылдырымом, который уже объявил, что главным девизом во внешней политике страны станет «меньше врагов и больше друзей», начало действовать.

1 июля министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу должен встретиться с российским коллегой Сергеем Лавровым в Сочи. Анкара дает понять, что глава МИД Турции привезет с собой в Россию пакет с новыми предложениями о нормализации отношений. Но пока очевидно то, что в новых геополитических условиях нормализация отношений между Москвой и Анкарой может проходить непросто, по самому неожиданному сценарию и сопровождаться некоторыми политическими сюрпризами.

Читайте развитие сюжета: Власти турецкого Кемера предложили семье пилота Су-24 дом