Решение граждан Великобритании о выходе из Европейского Союза заставляет нас более пристально посмотреть на эти события с точки зрения общемировых тенденций развития.

Brexit
Brexit
Иван Шилов © ИА REGNUM

Многие российские эксперты пытаются свои рассуждения вместить в формат того, что России нет особо дела до этого референдума, и поэтому в большей степени нужно сосредоточиться на анализе возможного развития событий исключительно в самой Европе по принципу «развалится» — «не развалится».

Однако в условиях глобального мира, как в сообщающихся сосудах, при убытии жидкости из одной части, важно понять как (и чем) наполнится другая… Какое влияние итоги референдума могут оказать на российскую социально-политическую практику?

Вот некоторые, важные и парадоксальные в своей основе уроки референдума в Великобритании для России.

Великобритания, желая играть доминирующую роль в европейской политике, тем не менее, выбрала вариант возвращения и «окукливания» на собственном острове, в собственной крепости. С одной стороны, все вроде бы логично. Особенно, если вспомнить одно из популярных английских выражений «Мой дом — моя крепость» (My house is my castle), то есть место на земле, где каждый англичанин может и должен чувствовать себя в полной безопасности. Без мигрантов, без евробюрократов и так далее. Модель глобального мира, которую англичане в рамках единой Европы пестовали столько лет, вдруг начинает выходить из-под контроля, становится непредсказуемой, поэтому лучше отгородиться от мира и спрятаться на острове. Желание жить, как в Швейцарии — все деньги к нам, а больше ничего не надо. Подстриженный газон и комфорт, чтобы все богачи к нам переместились со своими капиталами. Британцы не будут спрашивать толстосумов о происхождении денег и их «чистоте». В крайнем случае с помощью правовых норм «обелим» и спрячут их в одном из своих финансовых офшоров, где-нибудь на Виргинских островах или Сейшелах. А остальной мир пусть «отдыхает» и завидует, ищет варианты для вывода капиталов из своей страны и припрятывания их в «добропорядочной» Великобритании, которая «своих» инвесторов не сдает. Крайне важно понимание для России тупиковости развития в лоне виртуально-деривативной, «денежной» цивилизации.

Политика «огораживания» — характерное явление для современной Великобритании, которая понимается как межстрановедческая проблема: мы (избранные) тут, на острове, а вы (все остальные) там, на континенте. Но ведь было время, когда система огораживаний пронизывала всю социальную ткань самого английского «островного» сообщества. Начиная с ХV века «огораживания», а по-другому, насильственная ликвидация общинных земель и обычаев, стала иметь все больший размах. Лишённые наделов крестьяне превращались в наёмных сельскохозяйственных рабочих. Многие из бывших общинников, утратив не только землю, но и жилище, становились бродягами и нищими — пауперами, это приводило к депопуляции деревни. Это история первоначального накопления капитала. Того самого капитала, который сегодня взял за горло в плотные клещи всю английскую нацию. Лондонский сити, используя референдум как средство манипулирования курсом фунта, пытается перезапустить систему и сделать весь мир придатком глобальной банковской игры. Углубление пропасти в российском обществе между богатыми и бедными слоями может привести к взрыву системы изнутри. Степень отчуждения масс от собственного правительства и части истеблишмента достигла запредельных величин.

Денежные мешки из многих стран, нувориши, защищенные английским правосудием получили права и преференции для проживания на территории «Туманного Альбиона», которые и не снились самим гражданам этой страны. Граждане Великобритании, представляющие прежде всего не финансовых олигархов, а представителей малого и среднего бизнеса из реального сектора и сказали свое «фи» как своим собственным властям, так и евробюрократам из Брюсселя.

По сути дела представители трудового сословия сказали «Нет» действиям своих же доморощенных чиновников и политиков, которые в рамках единого Европейского Союза пытались сделать пауперами, то есть нищими и зависимыми от сильных мира сего, целые государства, входящие в него. Это сегодня можно с трибуны говорить о равноправии всех входящих в ЕС стран, а на деле все совсем иначе обстоит. И ради захвата рынка сбыта наиболее сильные и богатые страны Европы не гнушались тем, чтобы обвалить местную экономику. А теперь представители этих стран зачастую уничижительно зовутся «попрошайками» с недоделанными экономиками. Неравный брак, или брак по расчету, в основе которого лежит исключительно финансовый интерес, когда-нибудь обязательно даст трещину… По сути дела одни государства делают вассалами других. Так поступили когда-то с их же собственными семьями, в их же собственной стране, когда ломали общину…

Раскол населения практически пополам (52 на 48) означает глубокий кризис с точки зрения единства в самой английской нации. Тут даже общий английский язык, так навязываемый Великобританией для всего остального мира как средство межгосударственного общения, не помог договориться и понять друг друга в рамках одного острова. Чего уж тут тогда говорить о возможности вести диалог на равных со всем миром… Современная евробюрократия подстать российской предала свои национальные интересы ради личного обогащения.

Вести такой диалог и играть в нем одну из ведущих ролей — в генном коде английской аристократии, которая до сих пор воспринимает себя продолжательницей традиций британской короны, приверженцами и выходцами Великой Британской Империи. Но это ведь и большая ответственность за весь мир! А если видеть, что в «тело» самой метрополии фактически вошли бывшие колонии (достаточно примера с Индией), резко возрастает непредсказуемость дальнейшего формирования английской нации с точки зрения собственной идентификации. Лондон — английский город? А Москва? Русский? Неконтролируемый поток мигрантов «подмыл» национальное ядро английской нации. Эта же проблема является крайне актуальной и для России, когда впервые наблюдается процесс, когда приезжие начинают жить отдельными анклавами и все меньше ассимилируются.

Политика лондонского Сити подстать «островной» политике США. Они также как будто находятся относительно остального мира на отдельном острове. Выведут эсминцы, нанесут бомбовые удары по «нужным» им странам, и обратно — к себе на «остров», за океан. Политика «управляемого хаоса» набирает обороты. Вот против чего выступают граждане разных стран. И в этом своем движении к более справедливому и созидательному миру, интересы людей оказываются более близки друг к другу, нежели к устремлениям своих национальных политиков. Остается буквально несколько шагов до того, чтобы лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь» вновь был поднят на флагштоке!

«Островная психология» сегодня фактически лишает многих политиков собственной Родины и национальных корней, потому что интересы страны им становятся второстепенными. Они уже комфортно чувствуют, чтобы управлять миром со своей личной яхты. Вот и еще один российский олигарх, призвав россиян, «жить как в войну», сел на свою, только что купленную яхту за 600 млн долларов, и отчалил от «родных» берегов. Видимо, следующий шаг для политиков, желающих вершить судьбами мира на Земле, спрятаться где-нибудь на Луне.

Главный вывод, который хотелось бы сделать из данного референдума, применительно к России, это понимание того, что нам нужно переосмыслить собственную роль в современном глобальном мире. В своей книге «Остров Россия» российской исследователь Вадим Цымбурский в свое время обосновал мысль о неоизоляционизме для России. При этом он подчеркивал то, что нам не нужно закрываться от всего остального мира стенами и заборами, а важно понять своё предназначение, провести ревизию своего хозяйства, наметить ценностную политику на будущее с учетом исторического и культурного опыта. Фактически, в какой-то степени почувствовать себя жителями отдельного острова «Россия», который может быть самодостаточным, суверенным и мощным государством. А не находиться в руках марионеточного правительства, которое дергают за ниточки извне.