Владимир Путин
Владимир Путин

На пути к свободной торговле…

25 июня президент России Владимир Путин посетит Пекин с государственным визитом. Как и следовало ожидать, поездка главы Российского государства в КНР находится в эпицентре внимания великих держав, особенно после подписания соглашения о сопряжении Евразийского экономического союза и китайской инициативы «Экономический пояс Шелкового пути», которое состоялось 8 мая 2015 года. За минувший год Москва предприняла на азиатском направлении значительные усилия. Так, 1 мая с.г. президент В.В. Путин одобрил Федеральный закон N 120-ФЗ «О ратификации Соглашения о свободной торговле между Евразийским экономическим союзом и его государствами-членами с Социалистической Республикой Вьетнам». Теперь в двери ЕАЭС стучится Таиланд, в развитии диалога с которым заинтересована не только Москва, но и Пекин, планирующий строительство судоходного канала на юге королевства (перешеек Кра) в обход Малаккского пролива.

На повестке дня значится и транспортный коридор «Приморье-2», который должен соединить провинцию Цзилинь с дальневосточными портами Славянка, Зарубино и Посьет. Речь идет о высокоскоростном железнодорожном проекте Hyperloop («Гиперпетля»), который был предложен американским инженером и миллиардером Илоном Маском. Модель проекта планируется представить уже 1 сентября с.г. на Восточном экономическом форуме во Владивостоке, хотя первый промышленный образец компания разработает только к 2020 году. Более того, ожидается, что в ходе визита президента Путина будет подписан меморандум о строительстве зернового терминала в посёлке Забайкальск, а также крупный контракт на поставку пшеницы в Поднебесную.

Однако Москва не намерена останавливаться на достигнутом. «Стороны планируют подписать важный политический документ», — предупредил ранее замглавы МИД КНР Ли Хуэйлай. На пленарном заседании ПМЭФ-2016 от 17 июня президент России предложил создать большое Евразийское партнерство с участием Китая, Индии, Пакистана, Ирана, стран СНГ и других государств. «Мы с нашими партнерами считаем, что Евразийский экономический союз может стать одним из центров формирования более широкого интеграционного контура», — резюмировал он. В расшифровке тезис Путина не нуждался, поскольку еще 15 июня министр иностранных дел РФ Сергей Лавров пояснил депутатам Госдумы суть дипломатических маневров: «Ведется подготовка соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве между Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС) и Китаем. Достигнута принципиальная договоренность о поиске путей сопряжения планов развития ЕАЭС и проекта «Экономического пояса «Шелкового пути», ведутся переговоры о создании зон свободной торговли с целым рядом государств из самых разных районов мира».

Причины лежат на поверхности: по периметру западной границы России сформировался Европейский союз, объединивший под своими знаменами более 500 млн человек, а на востоке планомерно формируется Большой Китай — зона свободной торговли, включающая в себя почти все страны Азиатско-Тихоокеанского региона, кроме США и Японии. Вашингтон и Токио в ответ продвигают проект Транстихоокеанского партнерства, которое без участия Пекина и Москвы выглядит неполноценным. То есть предложение Москвы о сопряжении ЕАЭС и Поднебесной — вынужденная мера, призванная сбалансировать позиции России в отношениях с тремя центрами мировой экономики — Соединенными Штатами, Евросоюзом и КНР. Не случайно агентство Bloomberg сообщает о планах Кремля по продаже 19,5% «Роснефти» компаниям из Китая и Индии. Предполагается, что будущая сделка должна сбалансировать 20% акций компании, которые с 2013 года принадлежат лондонской BP. В качестве возможных покупателей называются India’s Oil & Natural Gas Corp. и China National Petroleum Corp., у которых уже имеются совместные проекты.

От Шанхая до Берлина?

Председатель КНР Си Цзиньпин встретит президента Владимира Путина после обширного турне по странам Центральной и Восточной Европы, а также Средней Азии. По данным агентства «Синьхуа», с 17 до 22 июня глава Поднебесной посетит Сербию, Польшу и Узбекистан, в столице которого 23 июня стартует двухдневный саммит стран-участниц ШОС. Примечательно, что на полях встречи в Ташкенте состоятся также трехсторонние переговоры между лидерами России, Китая и Монголии. Подобный формат свидетельствует о намерении Москвы и Пекина согласовать контуры очередной ветки «Шелкового пути» — «Китай — Монголия — Россия» с последующим выходом в Европейский союз.

Речь идет об экономическом коридоре длиною в 13 тысяч километров через КНР, Монголию, Россию, Белоруссию, Польшу и Германию, который будет представлен высокоскоростными железными дорогами, автомагистралями, нефтегазовыми коммуникациями и дистрибьюторскими центрами, связанными между собой обширной оптико-волоконной сетью. С географической точки зрения проект призван объединить Шанхай с Берлином. А уже на территории Германии китайцы делают ставку на судоходство по Дунаю, самой длинной реки ЕС, которая связывает Центральную Европу с Восточной: начиная от немецкого Шварцвальда (земля Баден-Вюртенберг, юга-западная Германия) до Австрии, Словакии, Венгрии, Хорватии, Сербии, Румынии, Болгарии, Молдавии и Украины, впадая затем в Черное море. Не случайно Пекин выделил Белграду $3 млрд на модернизацию инфраструктуры, из которых порядка 280 млн евро пойдут на строительство порта в районе Пупинова моста (построен в дек. 2014 г. на средства Exim Bank of China), расположенного в сербской столице.

По словам Си Цзиньпина, «Сербия может сыграть значительную роль в развитии торговых артерий «Шелкового пути», связывающих Азию с Европой и Африкой», передает агентство Reuters. «Это сотрудничество должно стать примером для остальных стран Южной и Восточной Европы», — подчеркнул глава КНР. В свою очередь, премьер-министр Сербии Александр Вучич заявил, что с китайской стороной ведутся переговоры по созданию зоны свободной торговли в г. Смедерево, расположенном в 50 км от Белграда на стечении Моравы и Дуная. В Польше китайский лидер также демонстрирует успех, подписывая с президентом Анджеем Дудой соглашение о стратегическом партнерстве.

Варшава возлагает большие надежды на Пекин. Вот что говорит по этому поводу сам Дуда: «Я надеюсь, что Польша станет для Китая воротами в Европу, не только в символическом смысле, но, прежде всего, фактически, с точки зрения экономики, что будут реализованы совместные инвестиции, будет реализовано сотрудничество, которое сделает возможным использование нашего портового потенциала». Справедливости ради напомним, за две недели до визита китайской делегации в Польше прошли крупнейшие со времен распада СССР учения НАТО — «Анаконда — 2016», на которые с критикой обрушился министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер. «Чего нам не следует сейчас делать, так это раздувать ситуацию дальше, бряцая оружием и нагнетая милитаристские настроения. Если кто-то полагает, что весь этот символический парад танков на восточных границах альянса обеспечит безопасность, то он ошибается», — цитирует министра британская «Би-би-си».

Если читать Штайнмайера между строк, то его демарш, адресованный Вашингтону, призван сгладить трения Берлина с Москвой и Пекином, помешать американцам вбить клин между ЕС, Россией и Китаем. Немцев понять не сложно: наряду с англичанами (путь от Пекина до Лондона через так называемый южный коридор — по территории республик Средней Азии, Ирана, Турции и стран Балканского полуострова) они пытаются выбраться на прямое транспортное сообщение с китайцами, чтобы подорвать влияние американцев на континенте.

Так что тезис экс-президента Франции Николя Саркози (высказанный на заседании ПМЭФ-2016) о создании единой интеграционной оси в составе России, Евросоюза и Турции, объединяющий под своими знаменами около 800 млн человек, оказывается на поверку не только немецким, но и британским проектом мирового устройства, который предусматривает управление Северной Евразией с помощью негласного альянса Брюсселя и Пекина. Стоит ли России идти на подобную сделку? Вопрос риторический.

Ведь главная задача Москвы — сохранение национального суверенитета и великодержавной субъектности. В противном случае мы становимся разменной монетой в игре внешних центров силы. Это борьба, в которой у Россией нет и не может быть союзников. Китай для нас, конечно, не противник, но и не союзник. Впрочем, как США и Евросоюз, которые в ближайшие десять лет будут разыгрывать китайскую «карту» без учета русских интересов. И дело здесь уже не в личностных предпочтениях будущего американского лидера, а в самой мировой системе, из которой выводятся страны Ближнего и Среднего Востока.