От кого собирается защищаться Белоруссия?

16 июня стало известно, что Нижняя плата белорусского парламента одобрила законопроект об утверждении военной доктрины страны

Николай Радов, 20 июня 2016, 11:07 — REGNUM  

Народные избранники посчитали этот документ «своевременным и актуальным документом» потому, что он «учитывает все особенности изменения военно-политической обстановки, как в нашем регионе, так и на международном уровне». Однако в связи с некоторыми изменениями, «учитывающими все новые вызовы и угрозы вокруг Белоруссии», возникает определенный вопрос — чем страну не устраивала ее прежняя стратегия, принятая в соответствии с Концепцией национальной безопасности 14 лет назад, и от кого белорусы решили защищаться в этот раз?

Официально новая военная стратегия Белоруссии, как и прежде, носит оборонительный характер и, по словам министра обороны страны Андрея Равкова, учитывает угрозы, которые возникли вокруг и внутри страны в последнее время. И, несмотря на то, что окончательный и полный вариант данного документа вряд ли когда-нибудь будет представлен на всеобщее обозрение, даже общие положения ее наводят на определенные размышления. Дело в том, что любые изменения в национальной концепции безопасности, в том числе и в военной доктрине, происходят тогда, когда вокруг государства начинают происходить серьезные изменения. В случае с Белоруссией картина выглядит немного иначе — Минск решился на ее пересмотр лишь сегодня, игнорируя в прошлые годы, что международная ситуация уже давно перестала напомнить ту, которая сложилась на начало XXI века. И, что самое поразительное, сегодня оказывается, что белорусские власти одинаково бояться не только внешних, но и внутренних врагов.

Совершенно не случайно, что в новой военной доктрине появились такие термины, как «гибридная война», «локальная война», «незаконное вооруженное формирование», «внутренний вооруженный конфликт» и прочие, главным ориентиром которых является не внешняя агрессия, а проблемы внутреннего характера. На протяжении последней истории независимой Белоруссии такие вопросы мало интересовали местное руководство, даже в эпоху разворачивавшихся повсеместно «цветных революций». И только события на Украине подвигли официальный Минск всерьез задуматься над тем, что внутри страны также могут возникнуть очаги беспокойства. Особенно это стало актуально в период разворачивающегося в республике экономического кризиса — падение уровня жизни всегда ведет к росту социальной напряженности в стране. И именно поэтому в новой редакции доктрины среди всего прочего закрепляется возможность использования военной силы не только при защите от внешних врагов, но и во внутренних конфликтах. Правда, необходимо все-таки отметить, что в настоящее время возможность массовых протестов в республике из-за снижения уровня доходов все еще маловероятна, а потому объяснить желание властей укрепить внутреннюю безопасность страны только страхом перед социальными протестами нельзя. По мнению различных аналитиков, в том числе и военных, вопросы внутренней безопасности в Белоруссии, прописанные в новой военной доктрине республики, связаны со страхом повторения в стране украинских событий, которые были срежиссированы из-за пределов страны.

Все новые формулировки, такие как «крупномасштабная война», «период нарастания военной угрозы», «региональная война», «стратегическое сдерживание» и прочее, свидетельствуют о том, что в Белоруссии допускают возможность нападения извне. Хотя официально «при формировании перечня военных опасностей максимально учитывались тенденции смещения акцентов от возможных внешних угроз к внутренним». Подробное описание концепции «цветных революций» и «механизмов по силовому свержению неугодных политических режимов с помощью провоцирования внутренних вооруженных конфликтов» говорит о том, что белорусы готовятся к скрытой внешней агрессии, или к так называемым «гибридным войнам». И в данном случае многие аналитики считают, что вызвана такая позиция страхом белорусского руководства не перед Западом и НАТО, а перед Россией. Вполне вероятно, что в Минске не считают возможным нападение на страну со стороны западных стран, так как республика фактически находится под ядерным зонтиком Российской Федерации и связана с ней теснейшими военно-политическими договоренностями. Любая внешняя агрессия по отношению к Белоруссии фактически будет означать и нападение на Россию, что может привести к началу полномасштабной войны с апокалипсическим сценарием для всего человечества. Поэтому и получается, что опасность, согласно новой доктрины, представляет для Белоруссии не столько НАТО, сколько Россия, хотя официально, конечно, этого никто и никогда в Минске не скажет.

Такой двойственный характер новой военной доктрины совершенно неудивителен, если помнить, что белорусы уже неоднократно демонстрировали свои страхи по отношению к России. Достаточно вспомнить слова высшего руководства республики о том, что белорусская армия в случае необходимости должна быть способна быстро перегруппироваться из западных областей республики в восточные, или о том, что страна готова отразить любую агрессию, будь то с запада или с востока. Более того, по новой доктрине оказывается, что белорусская армия оставляет за собой полное право решать, будет ли она помогать России в случае агрессии в отношении нее. Речь в данном случае идет об особенностях защиты ВС Белоруссии общих рубежей Союзного государства в рамках двусторонних обязательств. В них есть одна весьма занимательная оговорка, по которой защита будет организовываться не против любого агрессора, а против того, кто непосредственно угрожает белорусскому государству. Теоретически, несмотря на то, что единая региональная белорусско-российская группировка является оборонительным союзом против любой внешней агрессии, Минск вполне может задаться вопросом о том, кто является жертвой нападения? И хотя такой вариант сегодня кажется из ряда фантастики, полностью исключать его никак нельзя. Тем более что формальная основа для того, чтобы остаться в стороне в случае военного противостояния России с внешним агрессором, у Минска теперь есть.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
24.04.17
Можно ли сделать согласие? Непогрешимость Папы как пример
NB!
24.04.17
Западные «ястребы» подозревают Тиллерсона в сговоре с Путиным
NB!
24.04.17
Пейзажист на службе Отечеству
NB!
24.04.17
Черная метка Красному проекту
NB!
24.04.17
Как современные украинские нацисты попали на страницы «Нью-Йорк Таймс»
NB!
24.04.17
Геноцид армян: выучены ли уроки катастрофы?
NB!
24.04.17
Уголь на бочку! ТЭС Украины в ожидании африканской помощи
NB!
24.04.17
Есть ли у Китая союзники — в обычном смысле слова?
NB!
24.04.17
Что понимают под безопасностью польские СМИ
NB!
23.04.17
День памяти армянской катастрофы
NB!
23.04.17
Президентская гонка во Франции: Ле Пен во главе
NB!
23.04.17
Опрос: Макрон и Ле Пен вышли во второй тур
NB!
23.04.17
Белорусская оппозиция снова призывает взяться за ножи
NB!
23.04.17
Захарченко: Киев пытается втянуть в конфликт в Донбассе «третью силу»
NB!
23.04.17
Тысячи самарцев вышли на марш протеста, его организатор задержан
NB!
23.04.17
Exit poll: Макрон лидирует на выборах президента Франции
NB!
23.04.17
Пасха – переход к новому измерению
NB!
23.04.17
Предвыборный Иран: «Враг готовит удар по исламскому строю»
NB!
23.04.17
Турецкий корабль в бушующем океане Ближнего Востока
NB!
23.04.17
ЛНР: Украина совершила террористический акт против миссии ОБСЕ
NB!
23.04.17
«Сотни миллиардов вложены в предприятия, несущие смерть, голод, разорение»
NB!
23.04.17
Евангелие от Иоанна: верую, ибо логично