Россия впервые вошла в список 30 стран, которые добиваются желаемых результатов во внешней политике в результате применения «мягкой силы». Согласно обнародованному рейтингу Soft Power 30, составленному лондонским консалтинговым агентством по стратегическим коммуникациям Portland, РФ заняла в рейтинге 27 место. Почти одновременно из Киева поступила информация о том, что по решению главы государства, на Украине создается новый род войск — Силы спецопераций. Их основные функции засекречены, но часть информации все-таки удалось узнать из законопроекта, который подан в Раду. Одними из наиболее важных функций является проведение военных «информационно-психологических» операций за рубежом. Данное событие для ИА REGNUM прокомментировал эксперт Фонда содействия общественной дипломатии Федор Пашин.

Кукрыниксы. «В брехню поверит мир едва ли, как бы ее не раздували». 1977
Кукрыниксы. «В брехню поверит мир едва ли, как бы ее не раздували». 1977

В настоящее время против России, взявшей курс на суверенное развитие, развязана «необъявленная» информационная война. И сегодня надо прямо признать, что украинская территория превратилась в один из основных плацдармов информационно-психологической борьбы Запада против Российской Федерации. Сегодня на Украине продолжают «бряцать оружием», угрожать нам «партизанской войной», наращивать свою пропагандистскую мощь. Видимо, официальный Киев стремится обойти Россию, эффективность которой, с точки зрения применения «мягкой силы», неожиданно признали даже на Западе.

Действительно, в последние годы в России предпринимаются серьезные шаги по медиа продвижению политических, экономических, деловых интересов страны на международной арене, отстаиванию своего суверенитета и обеспечению национальной безопасности в информационной сфере. Однако 27-е место в рейтинге Soft Power 30, составленному лондонским консалтинговым агентством по стратегическим коммуникациям Portland, — это не повод успокаиваться. Россия все еще существенно отстает от наших геополитических оппонентов по количественным и качественным показателям, у них информационно-пропагандистская машина давно уже хорошо отлажена, срежиссирована по целям и задачам, месту и времени, содержанию, формам и методам, каналам воздействия.

В России ситуация осложняется тем, что в стране отсутствует государственная идеология и эффективная информационная политика, информационные ресурсы не консолидированы и во многом находятся под внешним влиянием. Между тем, президент России Владимир Путин на состоявшемся недавно медиа-форуме «Новая эпоха журналистики: прощание с мейнстримом» резко выступил против одностороннего освещения мировых событий в СМИ. Он подчеркнул, что журналистика должна быть объективной и не подвергаться никаким репрессивным действиям».

Думается, российский президент не случайно публично выступил против мейнстрима. Можно согласиться с сенатором Совета Федераций Ольгой Ковитиди в том, что таким образом подан четкий сигнал российским журналистам и СМИ. Пришел и их час сообща постоять за Россию, а не участвовать в информационной войне против государства и общества, в условиях, когда сегодня мейнстримом мировых СМИ является необъявленная информационная борьба против России, в том числе, демонизация российского президента.

В современных условиях, чтобы успешно конкурировать в информационном пространстве, обеспечивать информационную безопасность страны, необходимо осуществить кардинальную перестройку всей информационной работы в России не только в содержательном плане, но и организационном. «Революционные» события и вооруженные конфликты в Югославии, Ираке, Ливии, Сирии, Афганистане, Египте, Турции, Бразилии, Киргизии, Украине и других регионах и странах мира убедительно свидетельствуют о том, что готовность к обеспечению безопасности страны в информационной сфере является решающим условием отстаивания суверенитета и территориальной целостности страны.

В нынешней международной обстановке, по мере нарастания обстоятельств непреодолимой силы (кризисы, конфликты, терроризм, массовые выступления, хаос и т.п.), интересы национальной безопасности объективно вынуждают делать основную ставку на силовые органы. На Украине не случайно придают особое значение информационной поддержке деятельности вооруженных сил.

Сегодня информационные операции являются неотъемлемой частью современных так называемых «гибридных войн», которые ведутся с применением как вооруженных средств, так и с использованием мер политико-дипломатического, финансово-экономического, культурного, спортивного, делового, научно-просветительского и другого характера. Поэтому целесообразно, чтобы в структурах власти появился центр по координации силовых и гражданских информационных институтов, в том числе и СМИ. Одновременно необходимо консолидировать подготовку государственных информационных кадров. Острый дефицит структур и подготовленных информационных специалистов в силовых структурах РФ существенно ограничивает возможности информационного противодействия нашим геополитическим конкурентам.

В связи с этим особое значение сегодня приобретает подготовка современных специалистов в информационной сфере, в области применения «мягкой силы», и создание эффективных структур информации и коммуникации, прежде всего, российских силовых структур. Как свидетельствует отечественный опыт, в самый разгар «холодной войны», которая сегодня с новой силой ведется против России, в августе 1974 года на базе Военного института иностранных языков был создан идеологический вуз — Военный институт. Там и готовились идеологические кадры со знанием иностранных языков. Этот опыт может пригодится и в наши дни, когда обстановка в мире накалилась до предела.

На базе такого профильного вуза можно будет вести подготовку информационных кадров, специалистов в области «мягкой силы» как на бюджетной основе для силовых структур и других смежных министерств и ведомств, так и на коммерческой — предприятий оборонного и энергетического комплекса, неправительственных международных организаций российского влияния за рубежом («мягкая сила»).

Создание современной информационной системы на базе силовых и других смежных правительственных структур может сыграть ключевую роль в информационном противоборстве вокруг России в целом мире, и поможет выстроить эффективную вертикаль управления государством и обществом. Поэтому в современной России еще много предстоит сделать, чтобы «мягкая сила» сослужила добрую службу государству и обществу.

Читайте ранее в этом сюжете: Российская «мягкая сила» в Эстонии: мягкость есть, силы — нет