Неизвестный имам из Сирии надоумил 45 жителей Актюбинска (Актобе) совершить джихад. Таковы предварительные результаты следствия, начатого в рамках уголовного дела по факту терактов, произошедших в Актюбинске 5 июня. Об этом сегодня на отчетной встрече с населением сообщил министр внутренних дел Казахстана Калмуханбет Касымов.

«5 июня было совершено два нападения на оружейные магазины и на воинскую часть нашей Национальной гвардии. Сейчас возбуждено уголовное дело. Комитет национальной безопасности проводит расследование. Все участники этого уголовного дела ликвидированы или задержаны. Сейчас допрашиваются. Обстановка в Актюбинске и в области нормализовалась. Мы усиленный вариант несения сняли. Все структуры работают в обычном режиме. Кто они такие (террористы — прим. ИА REGNUM), вам уже докладывали. Все они собирались в одной квартире. Мы уже эту квартиру установили, осмотрели. Надо отдать (должное — прим. ИА REGNUM) их подготовленности в плане того, что они все сотовые телефоны оставили в этой квартире для того, чтобы ни один из этих участников не мог позвонить и сообщить родственникам», — рассказал Касымов.

Отдать должное террористам за качество их подготовки, наверное, можно. А вот у самого министра внутренних дел Казахстана с подготовкой к ответам на вопросы по Актюбинску вышло неважно.

«Количество их было, уже достоверно установлено — 45. Но когда они объявили джихад и вышли из квартиры, то 19 человек отказались. Мы сейчас их всех установили, допрашиваем. 29 человек, которые согласились (непонятная цифра, ведь 45−19=26 — прим. ИА REGNUM) пошли. По дороге еще три человека отказались. Когда подошли к магазину, мы по видеокамерам видим, что в магазин зашли 25. Еще один, отказавшийся от дальнейшего совершения преступления, ушел. Вот 25 человек участвовало в преступлении», — сообщил министр.

Неизвестно, чем объясняется такой математический ляп министра внутренних дел Казахстана. Человек военный, к тому же начальник, вышел на отчетную встречу с населением. Тема терактов весьма злободневная и актуальная. Тут каждое слово, каждая цифра должны быть выверена на сто процентов. Однако министр, ничуть не смущаясь и не пытаясь поправить ошибку, продолжил свое выступление.

«Все в первом магазине протекало 9 минут. Через 4 минуты приехали сотрудники охранной фирмы «Кузет». Один из охранников забежал в магазин, мы это видим по видеокамерам. И они тут же его расстреляли, не дав, по сути дела, возможности использовать свое оружие. Через 3 минуты туда приехал наряд, который вступил в перестрелку. Тоже надо сказать, что наши полицейские видимо не ожидали, что 14 человек сразу по ним откроют огонь из похищенного из магазина оружия. Далее преступники разделились на две группы. Одна поехала во второй магазин — 6 человек. Во втором магазине они находились в общей сложности 8 минут. Через 4 минуты туда приехал наряд. В перестрелке трое преступников были ликвидированы и 1 задержан. Двое забежали во двор. Угнали автомашину и в последующем они за городом были обнаружены и при оказании сопротивления были ликвидированы. Остальная группа угнала автобус, и на захваченном автобусе они протаранили ворота войсковой части. Основная цель была войти в оружейные склады и похитить более серьезное оружие. А потом они намеревались захватить колонии и государственные учреждения. И то, что наши сотрудники оказали им сопротивление и не дали выполнить основные цели это то, что наши добились. К сожалению, военнослужащие на проходной были вооружены лишь штык-ножами и не могли оказать достойное сопротивление. Возле оружейной преступников ждал мощный отпор и они, поняв, что не смогут в нее проникнуть, сбежали через забор. Тут же остановили автобус и уехали в пригород, где в одном месте спецназом в ходе операции были ликвидированы. Один ранен и задержан. Вторая группа — 5 человек, напала на наш блокпост. Один из них был ранен, второй — убит. Троим удалось сбежать. И вот в субботу-воскресенье мы этих троих последних задержали. Один из них при оказании сопротивления был ранен», — сообщил глава МВД.

Теперь простой подсчет. В магазин вошли 25 человек. Когда приехал наряд, огонь по ним открывают 14 человек. Потом эти 14 делятся на 2 группы. В одной 6 человек. Следовательно во второй — 8. Первая группа, напавшая на оружейный магазин, впоследствии была ликвидирована. Вторая группа, напавшая на воинскую часть тоже была ликвидирована. Но здесь появляется некая третья группа из 5 человек, напавшая на блокпост. Эта группа также была впоследствии задержана и частично ликвидирована. Суммарное количество террористов в трех группах составляет 19 человек. Куда делись еще 6, которые зашли вместе с остальными в самом начале в первый магазин? Об этом господин Касымов умолчал.

Впрочем, к математическим ляпам чиновников в этом деле пора бы уже привыкнуть. Напомним, на следующий день после сообщалось, что во время теракта погибли 5 мирных граждан и 3 военнослужащих. Всего 8 человек. Восьмым погибшим значился некий Байканатов Нурбек. И если на остальных семерых погибших были полные данные: место жительства, год рождения и т. д., — то о Нурбеке Байканатове не было никакой информации. Более того, уже 7 июня во всех официальных СМИ была размещена информация о том, что во время терактов в Актюбинске погибли трое военнослужащих и четверо гражданских. Фамилия Байканатова из траурного списка загадочным образом исчезла.

Однако сегодня, 14 июня, министр внутренних дел Казахстана, выступая перед населением, вновь заявил о восьми погибших.

«К сожалению, во время этих событий погибли трое военнослужащих Национальной гвардии и пять гражданских лиц. Получили ранения семь военнослужащих и 12 полицейских», — отчитался Касымов, не уточнив, правда, при этом, почему вдруг снова появился восьмой погибший.

А в пресс-службе МВД Казахстана, куда корреспондент ИА REGNUM обратился за разъяснениями по поводу расхождений в цифрах в выступлении министра, нравоучительно посоветовали не цифрами заниматься, а писать о бойцах, о том, как они справились с террористической заразой. Добавили, что расследованием дела занимается Комитет нацбезопасности. Вот у них есть все правильные цифры. Нет, конечно же глава МВД, тоже в курсе. Но не все, что он знает, может сказать.

Впрочем, о бойцах и о том, как они справились с «террористической заразой», Касымов и сам упомянул на отчетной встрече.

«По тем операциям, которые мы провели, естественно, сделаем «разбор полетов». Есть вопросы, которые мы хотим задать и патрульной полиции, и руководству по отдельным действиям. Как только примем решение, вам все сообщим», — заверил глава МВД.

Пролил свет министр и на те поправки в законы, о необходимости введения которых заговорили сразу же после терактов. В частности, он отметил, что будут существенно ужесточены требования к оружейным магазинам, которых в республике насчитывается 123.

«Некоторые расположены даже в спортивных магазинах. Чуть ли не переходите от спортивной одежды сразу к ружьям. В мире практика совсем другая, здесь мы, видимо, упустили. Поэтому будут ужесточены требования к оружейным магазинам, запрет оружия, в продаже не будет охотничьего», — пригрозил глава ведомства.

Ужесточат требования не только к оружейным магазинам, но и к владельцам, как выразился министр, «резиновых» квартир.

«У нас есть регистрация в квартирах, но есть такое понятие, как «резиновые квартиры». В некоторых квартирах зарегистрировано по 200−300 человек. Мы будем предусматривать ответственность к проживанию без регистрации и ответственность владельцев за регистрацию большего количества людей, и за то, что зарегистрированные люди у него не проживают», — добавил он.

Изменятся также требования и к охранным структурам, которые пока находятся в конкурентной среде. Также министерство намерено обязать всех владельцев, магазинов, ресторанов и автозаправок устанавливать камеры наружного наблюдения. Сегодня в Казахстане имеется 3900 камер, подключенных к центру оперативного управления МВД, плюс 19 тысяч камер, установленных в рамках программы «безопасный двор».

«Видеокамеры, видеорегистрация — это большая помощь в охране общественного порядка. Мировой опыт такой, что там почти на каждом углу стоит видеокамера. То, что у нас произошло в Актобе, только благодаря видеокамерам, которые были установлены возле магазина оружейного и в оружейном магазине, мы полностью знаем, как они зашли, куда зашли, и можем описать действия каждого преступника. То есть, это вообще доказательная база имеется хорошая. Поэтому мы сейчас развиваем систему видеокамер в нашей стране», — добавил министр.

А вот для самих полицейских и региональных чиновников никакие ужесточения пока не предусмотрены. Хотя с них, возможно, надо было начать в первую очередь. Например, с учетом информации пресс-службы прокуратуры Актюбинской области, размещенной на сайте Генеральной прокуратуры Казахстана 4 мая. То есть, ровно за месяц до терактов.

Заголовок новости звучит так: «Религиозная ситуация рассмотрена на заседании Координационного Совета». «На заседании рассмотрено состояние религиозной ситуации в регионе и меры по ее дальнейшему улучшению. На заседании освещена работа всех заинтересованных государственных органов по противодействию экстремизму, результаты прокурорских проверок и анализ религиозной ситуации. По результатам обсуждения отмечена необходимость принятия дополнительного комплекса мер, активизации информационной работы по противодействию распространению экстремистской идеологии. Также на заседании Координационного Совета утвержден инициированный прокуратурой области единый план профилактических мероприятий на 2016 год по противодействию экстремизму и терроризму в регионе», — говорится в этом сообщении.

Насколько эффективными оказались деятельность совета и инициированный прокуратурой план по противодействию экстремизму и терроризму в регионе, показали события в Актюбинске, произошедшие 5 июня.

Читайте ранее в этом сюжете: МВД Казахстана увидело сирийский след в терактах в Актюбинске

Читайте развитие сюжета: В Актюбинской области насчитали 95 потенциальных джихадистов