«Скорая помощь» — часто единственное, что спасает обычного человека от смерти на голом асфальте
«Скорая помощь» — часто единственное, что спасает обычного человека от смерти на голом асфальте
Модест Колеров © ИА REGNUM

Нападения «пациентов» на сотрудников «скорой» мелькают в сводках происшествий с постоянством «лихих 90-х». Госдума обещает принять новый закон об особом статусе, приравнивающем врачей к полицейским, но воз и ныне там. Может, врачей пора вооружать и обучать, или сразу набирать из спецназа?

Страшно, как в лихие девяностые

С 1 июля 2016 года медсестрам и студентам медицинских вузов, начиная с третьего курса, разрешат работать на «скорой» в качестве среднего медперсонала. Студенты будут набираться опыта и … знаний об оборотной стороне жизни. Дефицит кадров СМП временно будет ликвидирован, но быстро возникнет заново. Причем, не по вине руководства «скорой».

При нынешнем уровне агрессии в обществе, щедро выливающейся на всех представителей государственной системы здравоохранения, студенты медвузов, устроившиеся работать на «скорую», будут первыми, кто уйдет из профессии, не оглядываясь и навсегда.

В последние годы на СМП вновь стало страшно, как в лихие девяностые. Тогда напасть на врача скорой, избить травматолога в приемном отделении или вбежать с винтовкой в операционную во время операции, стало стилем эпохи. Доставалось и участковым медсестрам, и врачам. Сейчас этот стиль, похоже, возрождается, а панацеи от него, по-прежнему, не придумали.

Почему не были приняты законы, защищающие медицинских работников, еще в 2000 году, когда государственные деятели попытались навести порядок в стране? Вероятно, потому, что действовал принцип криминальной революции: равенства всех перед опасностью.

С 2008 года, когда грянул очередной крупный экономический кризис, и агрессия к тем, кто призван защищать человеческие жизни от болезней, стала нарастать. Особенно опасна она тем, что далеко не все случаи нападения на медиков попадают в сводки происшествий. И еще меньше доходили до судов. Перспектив немного: либо нападение квалифицируют по статье хулиганство либо нанесение тяжких телесных повреждений либо — покушение на убийство.

Иногда убийство и покушение на убийство были местью родственников пациентов за неправильно поставленный кем-то диагноз, как это случилось в Симферополе 26 октября 2015 года. Напомним, что тогда 55-летний крымчанин Бекир Небиев расстрелял сотрудников «скорой» прямо на территории подстанции. В результате два фельдшера скорой были убиты на месте, еще двое ранены и госпитализированы. Через несколько дней симферопольский стрелок был найден убитым в лесополосе.

Как выяснилось позже, Небиев, перенесший инфаркт и не желавший посещать кардиолога, как все пациенты, находящиеся под наблюдением, регулярно вызывал на дом «скорую» и хамил врачам, требуя к себе повышенного внимания. Обидевшись на медиков, он ворвался на территорию подстанции СМП, расположенной на окраине города, и открыл стрельбу по медработникам из гладкоствольной винтовки. Вооруженного сопротивления ему не оказали. Небиев скрылся с места расправы и вскоре застрелился в лесополосе.

Почему на территории подстанции не было ни охраны, ни тревожной кнопки, остается загадкой. Впрочем, при таком массовом расстреле мог помочь только ответный огонь. Но сотрудников «скорой» и не думают вооружать. Хотя в некоторых регионах им выдали электрошокеры, неплохо спасающие от собак — еще одной проблемы тех, кто ездит по вызовам на дом к пациентам.

Врача задержали на вызове: никто не виноват!

«Экономико ориентированная» система нового российского здравоохранения, как ее метко назвала в своем докладе эндокринолог Ольга Демичева, рождает пренебрежительное, потребительское отношение пациентов к медицинским работникам бюджетной сферы. И потребительство это можно отрегулировать только законотворческими актами, бьющими население по карману. Еще более действенный вариант, если наказание предполагает реальное лишение свободы виновного в покушение на жизнь и здоровье медработников. И тут уж не стоит выделять в отдельную категорию сотрудников скорой, приемного покоя, или неотложки. Достаточно нападения на людей, находящихся при исполнении своих служебных обязанностей.

Прежнее, уважительное отношение к людям в белых халатах, когда даже нагрубить врачу считалось серьезным проступком, а о нападении на них могли помыслить только зарвавшиеся криминальные элементы (по уголовному своду правил нападать на врача — не по понятиям), сменилось потребительским пренебрежением.

Приведу совершенно абсурдный пример потребительского отношения к врачам, рассказанный на страницах социальной сети Фэйсбук Юлии Каленичиной https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=287951314876605&id=100009852153040&__mref=message_bubble.

— Эта история может показаться вам неправдоподобной. Но на самом деле это — реальный случай, происшедший с врачом детской неотложки, моей коллегой, человеком, обладающим огромным жизненным и врачебным опытом. Поступил вызов на Чертановскую к ребёночку восьми месяцев с традиционными ОРЗшными жалобами, — пишет Юлия.

«Врач приехала на вызов, но детишек для осмотра оказалось двое, причём маленький спал в кроватке, а трёхлетний бегал по квартире, изображая лошадку. С детьми дома была бабушка, довольно молодая ещё женщина, которая встретила доктора с улыбкой, проводила в ванну помыть руки. Но тут «бабушке» позвонили на мобильник.

Она резво и накоротке переговорила по телефону и, не снимая улыбки с лица, скороговоркой произнесла:» Мне надо на секундочку спуститься на улицу, там кое что привезли, необходимо забрать. Вы пока переписывайте номера полисов и можете начать смотреть старшего. Я очень быстро!» Бабушка мгновенно испарилась, причём входную дверь закрыла со стороны лестницы, т. е. снаружи. Доктор наша, переписав полисы, с доброжелательным видом начала общаться с «бегающей лошадкой», пытаясь остановить её на скаку и сделать своё врачебное дело. Лошадка тут же начала не только бегать, но ещё и выкрикивать громкое «игого», после чего с плачем проснулся младший пациент. Младший, кстати, тоже стал доктора игнорировать по причине того, что видит её первый раз в жизни и вообще хочет только маму и не понимает, зачем его разбудили. Стоит заметить, что к этому моменту, бабушка отсутствовала уже минут 30−40.Слава богу, сказался жизненный опыт нашего доктора, она смогла-таки найти общий язык с детьми, но осуществить и воплотить в жизнь цель своего приезда в этот дом никак не представлялось возможным, т.к. маленький теперь не хотел уходить с рук, а старший — наоборот, в руки не давался. Время шло… Доктор уже несколько раз связывалась с диспетчерской службой, объясняя ситуацию и советуясь о возможном выходе из данного положения. Никакой связи с бабушкой или родителями детей не было, так как номер телефона в карте вызова был указан домашний. Было решено подождать еще не более часа (один час уже прошёл!), а затем вызывать полицию, органы опеки, вскрывать дверь. Детишечки к тому времени проголодались. Доктор нашла в холодильнике суп, покормила старшего. Приготовила кашу и покормила малыша. Ещё через час ключ в замке повернулся и дверь распахнула радостная румяная бабушка. Оказалось всё очень просто! Бабушке привозят домашние яйца из деревни в условленное время, и она должна их быстро развезти заказчикам. А тут дети на её голову свалились. Воспользовавшись тем, что малыши немного сопливились, мудрая женщина и придумала вызвать неотложку, чтоб «убить двух зайцев». Интеллигентная доктор, воспитанный человек, к тому же замуштрованный современными принципами «пациент всегда прав», осмотрев, наконец, детей, сделав назначения им от банального ринита, не смогла даже высказать ничего этой бессовестной женщине и, выйдя из квартиры, расплакалась».

За неправомерное удержание дома врача бабушке ничего не сделали. После освобождения из плена педиатр отправилась на вызовы, которые за это время уже накопились.

А теперь представим, как на такую унизительную ситуацию отреагируют юные студенты медвузов или недавно поступившие на работу медсестры? Пусть даже на этот раз врач-педиатр пострадала морально, а не физически, ситуация абсурдна и оскорбительна.

В Канаде, где вызовы на дом существуют также давно, как в России, в этой ситуации бабуле бы выписали серьезный штраф, значительно превышающий выручку от продажи яиц. Кроме того, в квартире бы уже появились работники опеки, обсуждающие возможность лишения родительских прав нерадивой матери, оставившей дочку на невменяемую бабушку. Вероятно, именно по этой причине, в Канаде существуют районы, где вызов на дом производится бесплатно — по страховке. Но пациенты и их родственники куда более ответственны относительно своих врачей.

Однако в России здравоохранение пока гуманное. Никаких постановлений, регламентирующих правомерные и не правомерные вызовы на дом, для граждан Минздрав еще не издал.

На местах такие вызовы регламентируются по «Закону о местном самоуправлении» региональными властями, и все документы предназначены для внутреннего пользования сотрудниками самой скорой. И никаких правовых последствий для пациентов, вызывающих скорую по любому поводу они не несут.

Месть врачам, позор — законам!

Абсурдный случай с деревенскими яйцами и врачом-педиатром, оставленным за няньку, можно с натяжкой назвать трагикомическим. Зато это — яркий пример потребительского отношения к медикам…

Заметим, что нападений на врачей куда больше, чем нападений медиков на пациентов, таких, как случилось в приемном покое Белгородской центральной больницы.

Даже то, что драки мешают медикам выехать на чью-то травму, инфаркт или инсульт, никого из агрессоров не останавливает.

Справка REGNUM

По каким статьям чаще всего проходят нападения на медиков, если доходят до судебного разбирательства?

1. Ст. 116 УК РФ. Нанесения побоев из хулиганских побуждений

Нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса,

  • наказываются штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трёх месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до шести месяцев, либо арестом на срок до трёх месяцев.

2. Те же деяния, совершенные:

а) из хулиганских побуждений;

б) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, —

наказываются обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. По ст. 111 ч.1 и 2. УК РФ — Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью

[Уголовный кодекс РФ] [Глава 16] [Статья 111]

  • Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, или повлекшего за собой потерю зрения, речи, слуха либо какого-либо органа или утрату органом его функций, прерывание беременности, психическое расстройство, заболевание наркоманией либо токсикоманией, или выразившегося в неизгладимом обезображивании лица, или вызвавшего значительную стойкую утрату общей трудоспособности не менее, чем на одну треть или заведомо для виновного полную утрату профессиональной трудоспособности, — наказывается лишением свободы на срок до восьми лет.

У данной статьи есть еще усугубляющая ответственность часть вторая

2. Те же деяния, совершенные:

а) в отношении лица или его близких, в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга;

наказываются лишением свободы на срок до пятнадцати лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

Однако на практике она применяется куда реже, чем первая. При том, что большинство нападений на врачей совершается гражданами в состоянии алкогольного или наркотического опьянения.

Обратимся к недавним событиям. В середине мая в Москве двое пьяниц избили прибывших по вызову фельдшера и врача «скорой» на Шелепихинскую набережную. Причиной вызова послужило то, что оба фигуранта валялись на асфальте возле одного из домов, как «недвижимое имущество». Перед тем, как залечь на асфальт, граждане хулиганы успели подраться с представителями местной «братвы» у магазина. Пенсионерка, наблюдавшая картину в окно, набрала «03».

Но после приезда бригады скорой и оказания первой помощи хулиганы приободрились и набрались сил для новых алкогольных подвигов. В качестве благодарности за исцеление врач получил удары по голове, фельдшеру едва не сломали нос.

В Екатеринбурге друзья молодого человека, покончившего жизнь самоубийством, набросились на врача и фельдшера «скорой», которые не сумели оказать помощь молодому человеку, мертвому уже несколько часов. Медиков повалили на землю и добивали ногами. Врачи защищались от побоев сумками и руками. Досталось врачу, и чудом вырвавшейся на улицу женщине — помощнику врача, и водителю скорой. Все трое медиков бригады СМП оказались в больнице с тяжелыми телесными повреждениями. За год в Екатеринбурге фиксируется, в среднем, два десятка нападений на сотрудников «скорой».

В Уфе пьяный пациент напал на врача-кардиолога Салавата Султанова, после того, как ему оказали первую помощь. После этого кардиолог сам был госпитализирован. За 30 лет работы на скорой на кардиолога напали уже дважды.

В «Рязанской областной газете» за 25 марта 2016 года рассказаны подробности нападения на сотрудников «скорой» пьяного мужа пациентки, которой он потребовал сбить температуру, а когда врач «скорой» отказалась, потребовал выдать жене кодеинсодержащие препараты. Муж женщины, находившийся в состоянии сильного алкогольного опьянения, стал требовать, чтобы его жене сделали укол и «сбили» температуру. Медработник попыталась объяснить мужчине, что в данном случае такой необходимости нет. Муж пациентки не успокаивался, и стал требовать кодеинсодержащие препараты.

«Не поверив словам фельдшера, что в чемоданчике сотрудника «скорой» таких лекарств нет, он ушел в соседнюю комнату и вернулся с пистолетом, из которого произвел несколько выстрелов."Пуля прошла буквально в нескольких сантиметрах от головы нашей сотрудницы», — цитирует «Рязанская областная газета» слова очевидца происшествия.

По запросу «Нападения на сотрудников «скорой» в России» Яндекс выдает 22 тысячи видеосюжетов. И эта цифра видеодоказательств говорит о степени хронической агрессии населения, направленной против врачей и медсестер. Противостояние между пациентами и медработниками, подстегиваемое медицинской реформой, накалилось до предела. В такой ситуации одно лишь ужесточение наказания ничего не даст. Все больше компетентных специалистов считают, что врачей пора вооружать.

— Все дело в том, что ст. 318 УК РФ «Применение насилия в отношении представителя власти» на врачей никак не распространяется, — комментирует правовую коллизию адвокат Дмитрий Аграновский. — Имеет смысл дополнить ее словами «а также лиц, осуществляющих свою служебную деятельность». Ведь напасть могут не только на врача, но и на сантехника, и на журналиста, и на адвоката. Что касается вооружения врачей, то не обученный человек воспользоваться оружием, конечно, не сможет, зато сам станет объектом для нападения с целью завладения оружием. В то же время, уровень преступности в нашей стране такой же, как в странах, где владение оружием разрешено. Замечу, что это — не только США, но и Молдавия, и Грузия, и Прибалтика. Практически везде, кроме России и Украины. При этом разрешенное оружие является серьезным сдерживающим фактором для насильственных преступлений. Общеизвестный факт, что везде, где оружие разрешено, количество насильственных преступлений падает. Потерпевшему от нападения не легче, что кого-то потом найдут и призовут к ответственности.

Гладкоствольное оружие даже перевозить нельзя.

В России же правила владения оружием куда строже, чем были в СССР. Все очень заорганизовано. У нас 30 тыс. убийств в год, из них из зарегистрированного оружия — всего 10−20. При этом — ни бригада быстрого реагирования, ни тревожная кнопка в момент нападения на врача ему быстро помочь не смогут. Чтобы прибыть к месту происшествия нужно время. Да и преступник в момент совершения преступления о наказании думает меньше всего. Большинство из них уверены, что их не поймают, и они сумеют перехитрить полицию. Потому меры должны быть комплексными: и закон, и оружие. Хотя многие возражают, что женщины, которые составляют большинство сотрудников и на «скорой», и в больницах, оружие никогда применять не смогут. Но, думаю, и они привыкнут, раз государство не может приставить охранника к каждой бригаде скорой и врачу.

Читайте также по теме: Нужна ли «скорой помощи» новая реформа?