Рейтинг ЛДПР за последние месяцы растет самыми высокими темпами среди парламентских партий, вплотную приблизившись к вечным «серебряным призерам» из КПРФ. Чем же это вызвано? Сумеют ли «либерал-демократы» «не выдохнуться» к финишу предвыборной гонки?

Владимир Жириновский и левый поворот
Владимир Жириновский и левый поворот
Иван Шилов © ИА REGNUM

По данным апрельского исследования ВЦИОМ, обнародованного между майскими праздниками, с декабря 2015 года рейтинг «соколов Жириновского» вырос с 6,5% до 9,6% — то есть практически на треть. Для сравнения: рейтинг КПРФ за это время тоже подрос, но лишь с 8,4% до 9,6%. У справороссов — с 5,3 до 6,2%. Единороссы же даже сдали позиции — с 52,5% до 47,4%.

На первый взгляд, можно предложить красивое объяснение такому прыжку ЛДПР. Если приглядеться, можно заметить, что в материалах партии и заявлениях ее представителей стало больше социальной составляющей. Понятно, что лозунг «мы за бедных, мы за русских» определял лицо этой партии и раньше. Но сейчас именно акцент на социальную риторику стал у «либерал-демократов» особенно заметным. Так, в ходе апрельского отчета правительства перед Госдумой казалось, что Зюганов и Жириновский практически поменялись местами. Геннадий Андреевич много говорил о внешнеполитических угрозах и коснулся «защиты от русофобии». Владимир Вольфович — о Чубайсе, Зурабове, минусах вступления в ВТО, «обогащении кучки людей», необходимости национализации тяжелой и добывающей промышленности и «зачем убрали советские ГОСТы».

Читайте также: Медведев: отчет в положении «вне игры»

И это вовсе не единичный случай. Программные «41 тезис ЛДПР» начинаются совсем не с «сапогов в Индийском океане», а с предложений серьезно повысить минимальную зарплату, законодательно ограничить рост цен, бороться с безработицей и «ввести 50-процентный налог с доходов более 200 тысяч рублей в месяц». Депутаты партии предлагают ввести 5-летний мораторий на сбор взносов на капремонт. Не отстают от них и однопартийцы в регионах. Например, в январе 2016 года в Госсовет Крыма депутатами от ЛДПР был внесен законопроект «Об установлении мер социальной поддержки отдельных категорий граждан по уплате взносов на капитальный ремонт». В Москве «либерал-демократы» в 2015 году активно включились в кампанию против расширения зоны платной парковки. Понятно, что автомобилистов не отнесешь к совсем уж бедным людям, ну, так социальные проблемы и у «среднего класса» есть.

Казалось бы, вот вам и объяснение роста популярности партии. Представители КПРФ подчас отвлекаются от социальных тем, реагируя на внешнеполитические угрозы, а то и проблемы с нелегальными мигрантами. Справороссы еще не «набрали скорость». На «Единую Россию» падает «зловещая тень» Медведева и непопулярных решений правительства. Вот ЛДПР и занимает освободившуюся нишу, тесня зазевавшихся конкурентов.

Подробнее: «Узбекская няня» и выборы: кто делает рейтинг на мигрантах

Тут мы, однако, упираемся в важный нюанс. Партия может подготовить самую эффектную программу, а ее депутаты выдвигать меткие инициативы. Но пока об этом не знает массовый избиратель, на предвыборную кампанию это влияния почти не окажет. Большинство же простых граждан партийные газеты и сайты не читает. Оно заметит, прежде всего, сюжеты и ролики, появляющиеся на телевидении, потом печатную агитпродукцию, а встречи с лидерами партии и вовсе заметят немногие. Например, по данным опроса ВЦИОМ, проведенного накануне прошлых парламентских выборов (в конце ноября 2011 года), в течение недели из сторонников ЛДПР 62% смогли ознакомиться и положительно оценить ролики партии, 32% — печатную агитпродукцию и только 3% посетили мероприятия с участием ее кандидатов. Это все к тому, что потока материалов, рассказывающих о новых социальных приоритетах «либерал-демократов» в крупных СМИ, сейчас нет. То есть на широкие слои избирателей эти идеи пока повлиять не могли.

Но, даже если бы массы избирателей их услышали, у соратников Владимира Вольфовича появляется другая проблема. Многие из названных выше социальных тем уже вовсю «оседлали» другие партии. А кто первым застолбил тему за собой, тот и будет получать с нее главные дивиденды. ЛДПР, вклинившись в эти протестные кампании, конечно, может нарастить свою популярность, но совсем незначительно.

Скорее всего, пока на «либерал-демократов» больше работает узнаваемость партии и ее руководителя. Владимир Жириновский активнее других лидеров парламентской оппозиции появляется в телеэфире и выступает ярче. Информационные щиты с надписью «ЛДПР» в регионах встречаются чаще, чем реклама многих других партий. Сейчас это дает успех, но вот для его удержания понадобятся дополнительные усилия.

Получается, социальный разворот «соколов Жириновского» все равно ничего не принес в электоральную «копилку» партии? Не будем торопиться с выводами. Возможно, пока влияние этого фактора и не так велико. Но направление все равно выбрано удачное. Может быть, у «либерал-демократов» получится выделиться за счет более радикальных и жестких лозунгов, которые партии, ориентированные на более рафинированного избирателя, позволить себе не могут. К слову, говоря о развороте ЛДПР «влево», мы немного упрощаем проблему. Тот же крайне правый «Национальный фронт» Франции, с которым эта партия давно сотрудничает, обращается к социальным проблемам вряд ли реже, чем к вопросам миграции. Владимиру Жириновскому никогда нельзя было отказать в политическом чутье. И «направление ветра» общественных настроений он определил точно.