Уголовное дело в отношении российского бизнесмена Виктора Бута было политизировано от начала до конца. Об этом 4 мая заявил уполномоченный МИД РФ по правам человека, демократии и верховенства права Константин Долгов.

Арест Виктора Бута
Арест Виктора Бута
dea.gov

«Вина Бута доказана не была, его фактически осудили на столь длительный срок за намерения — намерения тоже доказаны не были. Все дело от начала и до конца было политизировано», — сказал Долгов в эфире телеканала «Россия 24».

По его словам, официальная Москва продолжит усилия и будет поддерживать адвокатов Бута в их усилиях по пересмотру дела: «Апелляционные процедуры продолжаются. Будем делать все от нас зависящее, чтобы вернуть Виктора на родину, для этого есть, пусть и немногочисленные, международно-правовые механизмы, будем и дальше их стараться задействовать».

Долгов подчеркнул, что «многое будет зависеть от доброй воли и от политической воли американских властей», которой в Москве «до сих пор не видели».

Омбудсмен отметил, что МИД РФ будет добиваться от США выдачи Бута России для отбывания оставшегося наказания на Родине: «Мы надеемся, что адвокаты эту ситуацию не обойдут вниманием, я имею в виду ситуацию с признаниями Шейндлин, и как-то используют это в своей работе. Возможность есть всегда, она была и до этого, но этой возможностью не хотели воспользоваться американские власти».

Напомним, Виктор Бут приговорен Федеральным судом Нью-Йорка к 25 годам лишения свободы. Суд признал его виновным в попытке продать колумбийской террористической группировке FARC партию оружия, которая могла бы, по версии обвинения, быть использована для убийства американских военных.

Впоследствии, 4 мая 2016 года, Шира Шейндлин, ушедшая в отставку 27 апреля, в интервью американским СМИ заявила, что 25-летний тюремный срок, к которому она приговорила Бута, является чрезмерным и неподходящим.

«Он бизнесмен. Он работал в бизнесе по продаже оружия», — отметила Шейндлин, добавив, что террористом или боевиком он точно не был.

«Вопрос заключался в том, являлся ли он международным оружейным продавцом и имеет ли это значение», — пояснила судья в отставке. Шейндлин подчеркнула, что ее приговор, тем не менее, был самым мягким, который она могла вынести: в США был прецедент, в ходе которого минимальное наказание по аналогичным обвинениям было установлено на уровне 25 лет лишения свободы.