Внешняя политика Китая традиционно не поддается расчётам Белого дома, а рекордно стремительный рост КНР до статуса великой державы бросает вызов существующему мировому порядку. Это лишь некоторые причины, по которым коммунистический Китай теперь является первым в списке врагов демократической Америки, а их противостояние, включающее в себя и классическую гонку вооружений, без всяких сомнений, можно назвать новой Холодной войной.

Сталин и Мао Цзедун
Сталин и Мао Цзедун

Ранее самым могущественным противником США был Советский Союз, который окончательно пал в 1991 году. Несмотря на заявления Обамы, нынешняя Москва выглядит для американских СМИ гораздо менее устрашающе. Говоря иначе: Россия под руководством Владимира Путина более не представляет «серьезной угрозы». Другое дело — могущественный коммунистический Китай и его президент Си Цзиньпин, в котором американцы видят возродившегося диктатора Мао Цзэдуна. Впрочем, союз России и Китая, как полагают другие исследователи, США всё еще не по зубам.

РФ — не второе пришествие Советского Союза

По мнению издания The Diplomat, уроки Холодной войны и последний случай конфронтации между Россией и США (имеется в виду инцидент в Балтийском море между американским эсминцем «Дональд Кук» и российским Су-24М 11−12 апреля) демонстрируют, что конкуренция ВМФ обеих стран носит агрессивный и преследовательский характер, но притом не грозит перерасти в нечто большее. Это — просто новое отражение традиционных напряженных отношений между РФ и США.

The Diplomat также отмечает, что американско-российские соглашения об управлении авиацией используют обязательный термин «буду», в то время как американско-китайские соглашения используют более добровольное «должен». В течение семидесяти лет американские и российские ВМФ всячески взаимодействовали друг с другом, иногда «безответственно и опасно» (иногда с трагическим исходом), но никогда не намеревались навредить или спровоцировать конфликт «несчастным случаем» или «просчётом». Автор статьи призывает не преувеличивать риски конфронтации при оценке даже потенциально серьезных взаимодействий, которые могут иметь место уже между китайскими и американскими ВМФ в последующие годы.

«Россия не является серьезной угрозой», — заявил Джон Миршеймер, преподаватель Чикагского университета, в интервью для The National Interest, также отметив, что население РФ уменьшится в ближайшие несколько десятилетий. — «Идея, что Россия — второе пришествие Советского Союза и что Владимир Путин собирается создать «Большую Россию», завоевав ту и другую страну в Восточной Европе, я думаю, смехотворна».

К тому же, как выразился Ричард Берт, бывший американский посол в Германии и заместитель госсекретаря по европейским и канадским делам, Путин — «худший враг для самого себя». Данное заявление Берт аргументировал застоем российской экономики, который является не просто следствием падения цен на нефть или введения санкций, но также «неумелого» руководства и сдержанных реформ, более того, по его мнению, акцент России на военной сфере ещё больше усугубит экономическую ситуацию.

Непредсказуемо опасный Китай с новым Мао Цзэдуном

В то время как некоторые американские СМИ сводят опасения по поводу России на нет, вопреки речам американского президента, страх перед Китайской Народной Республикой в прессе набирает обороты.

Влиятельные американские политики склоны полагать, что КНР намерена изменить мироустройство и сломить лидирующую позицию США.

Со времен увещаний администрации Буша о том, что Пекин «ответственная заинтересованная сторона», до надежд администрации Обамы, что Китай будет «партнером в обеспечении мирового порядка», американские лидеры последовательно обращались к Китаю с просьбой присоединиться к преобладающей глобальной системе. Вопрос, лежащий в основе американского подхода, состоял не в том, насколько он корректен, а в том, что было необходимо гарантировать: Китай подчиняется принятым правилам и уставам международных организаций. Но в момент, когда КНР нарушает некоторые из этих правил и создает альтернативные региональные организации, стоит пересмотреть основные положения американской политики относительно Китая, считаетThe National Interest. Издание иллюстрирует, как КНР меняет свои позиции и даёт основания для недоверия США и более тщательной работы по просчёту ходов китайского правительства. Итак, по пунктам:

1. В последние годы Китай начал принимать активное участие в работе некоторых международных организаций и оказался замешан в создании новых глобальных правил. Так, в течение многих десятилетий Китай был «довольно равнодушным» членом Совета Безопасности ООН, часто воздерживаясь от голосования или высказываясь, только когда другой участник (обычно Россия) заявляли о желании занять ту же позицию. Эта ситуация изменилась: Китай делает взносы в бюджет ООН (и теперь он отдаёт столько же, сколько Великобритания и Франция), а также развернул множество войск в миссиях ООН по поддержанию мира и в целом занял более утвердительную позицию в Совете Безопасности. В том числе совместно с Россией наложил вето на четыре Резолюции Совета Безопасности ООН относительно вмешательства в сирийский конфликт.

2. Пекин является знаменитым членом Всемирной торговой организации, но его глобально конкурентоспособные госпредприятия и их стремление к местным инновациям противоречат регулирующей функции ВТО.

3. Китай выражает заведомое несогласие с решением Гааги по поводу иска Филиппин по спорным территориям Южно-Китайского моря, заявляя, что суд не обладает «никакой юрисдикцией». Более того, китайское строительство в спорных областях противоречит Соглашению 2002 года по поведению со странами АСЕАН.

4. Китайские власти игнорируют международные положения о правах человека, что особенно касается прав на свободы слова, религии, самовыражения и мирные собрания.

И это ещё не всё, в другой своей статье The National Interestкатегорически утверждает: Си Цзиньпин восстанавливает тактику маоистского стиля правления. Данное заявление было сделано на фоне озвученных планов Си по реорганизации Народно-освободительной армии Китая, что обеспечит персональный контроль над вооруженными силами, как это было во времена правления Мао Цзэдуна.

Другой причиной для проведения аналогии между нынешним китайским президентом и диктатором Мао стал факт «зачистки высокопоставленных военнослужащих». Как заявляет издание, по состоянию на начало марта 2016 года антикоррупционная компания Си привела к наказанию, по крайней мере, сорока четырех высокопоставленных офицеров, а фактические цифры могут быть и больше. Единственным другим лидером КНР, который проводил «зачистки» на столь высоком уровне, был Мао. Более того, сам китайский президент поддерживает маоистские взгляды, с почтением относится к вождю и его наследию, и практикует принудительные акты всенародного к нему уважения.

В любом случае, стиль лидерства Си в отношении вооруженных сил будет иметь долгоиграющие последствия для гражданско-военных отношений в Китае, считает The National Interest.

Российско-китайский союз слишком силен для Вашингтона

Действиям России в данном ключе американские журналисты стараются не придавать особого значения, Китая заметно опасаются, но, по крайней мере, один из экспертов Global Researchуверен: российско-китайский стратегический альянс в военном отношении и экономическом Вашингтону не по силам.

Аргументов тому автор статьи Пол Робертс, бывший помощник министра финансов США, приводит несколько.

Что отмечается в первую очередь: Китай управляет производством многих ведущих американских предприятий, таких как Apple. Китай имеет крупнейшие валютные резервы в мире, так что, если только китайское правительство пожелает — триллионы долларов будут выведены из американских финансовых активов путем увеличения американской денежной массы.

Далее, Россия: Европа зависит от российской энергии. Россия вполне может прекратить её подачу, и здесь не будет никаких альтернативных вариантов. Европейцы насмерть замёрзнут зимой. Несмотря на это, американские неоконсерваторы вынудили Европу наложить на Россию экономические санкции. «Что, если Россия отплатит той же монетой?», — задаётся вопросом Робертс.

Неоконсерваторы думают, что они окружили Россию, но на деле — это Америка окружена Россией и Китаем, считает автор, и всё это благодаря некомпетентному американскому правительству, которое берёт свой отчет с президентства Клинтона,