Во время отчета правительства перед Госдумой Алексею Кудрину досталось от КПРФ едва ли не больше критики, чем действующим членам Кабмина. Экс-министр становится «громоотводом», отвлекающим негативное внимание от Дмитрия Медведева. Вопрос, почему же оппозиция «заглотила наживку»?

Наживка
Наживка
Lwp Kommunikáció

Назначение Алексея Кудрина главой Совета Центра стратегических разработок (ЦСР) тут же подогрело к нему внимание оппозиции. Это продемонстрировали представители КПРФ в ходе недавнего отчета правительства перед парламентом. В выступлениях Геннадия Зюганова и его соратника Николая Коломейцева Алексей Леонидович предстал фигурой почти демонической. «Если и дальше Кудрин будет маячить вокруг президента… все рейтинги посыплются разом», «Вы жёстко убрали Кудрина, но политика его продолжается». Анатолий Чубайс, которому когда-то доставались столь же «лестные» характеристики левых консерваторов, нервно курит в коридоре.

Подробнее: Кудрин стал главой совета Фонда «Центр стратегических разработок»

Есть ли для оппозиции смысл в предвыборный год критиковать не Дмитрия Медведева, возглавляющего «партию власти», а его давнего оппонента? В таком подходе, конечно, есть своя логика. Алексей Кудрин для левой парламентской оппозиции — давний идеологический оппонент и продолжает играть эту роль. Все помнят, как в марте он предложил после выборов объявить о повышении пенсионного возраста. А с 2019 года перейти к реализации этой меры на практике.

Некоторые политологи считают, что во время предвыборной кампании критиковать лицо, в выборах не участвующее, — значит выбрасывать ресурсы на ветер. Но на деле это не всегда так. Например, в ходе выборов мэра Москвы в 2013 году Алексей Навальный не так уж много внимания уделял критике главы города Сергея Собянина. За известного блогера голосовали именно как за оппонента Кремля, а не Тверской, 13.

Избиратели левого крыла парламентской оппозиции главу ЦСР и правда не жалуют. В июне 2012 года ВЦИОМ проводил опрос об отношении к экс-министру финансов. Среди всех респондентов твердых «кудринофобов» оказалось 14%. Зато среди сторонников КПРФ — 21%, а среди симпатизирующих справороссам — 16%. С тех пор, конечно, прошло почти 4 года. Но вряд ли тенденция изменилась кардинально.

Проблема для оппозиции заключается в том, что даже ее собственным избирателям Кудрин не очень-то интересен. Согласно упомянутому опросу ВЦИОМ, в 2012 году даже среди сторонников КПРФ 58% относилось к экс-главе Минфина безразлично. По данным более свежего исследования «Левада-центра», проводившегося в феврале 2016 года, только 27% респондентов вообще вспомнили, кто такой Кудрин.

Конечно, ситуация может измениться, если Алексей Леонидович начнет сыпать непопулярными инициативами. Но примерять маску «Доктора Зло» глава Совета ЦСР не спешит. Да, было его заявление о повышении пенсионного возраста, но не сказать, чтобы оно вызвало большой резонанс. Куда чаще в последнее время Кудрин либо высказывался по узкоспециальным вопросам, либо делал обтекаемые заявления за все хорошее против всего плохого: «Институты судебной системы, государственного управления, эффективности регулирования систем образования, здравоохранения и полиции работают неудовлетворительно. Мы понимаем, что значит прийти в государственную клинику, мы знаем недостатки системы образования и то, как работает полиция». Попутно, кстати, он даже про рабочий класс упомянул.

Так почему оппозиция решила тратить на Кудрина «патроны информационной войны»? Возможно, есть внутриэлитные договоренности, предполагающие, что критику Медведева пока стоит снизить. Но кто-то же должен быть мишенью для критики, так почему бы не глава ЦСР?

А может быть, Алексей Леонидович станет «спарринг-партнером» для единороссов. В таком случае парламентская оппозиция это понимает и пытается раньше «партии власти» «застолбить тему».

Но пока все это скорее подготовка к будущим битвам. Подобно героям «мексиканского противостояния» из вестернов, все трое бойцов («ЕР», КПРФ и Кудрин) держат пальцы на спусковых крючках своих кольтов и ждут, кто же выстрелит первым.