Глава правительства, который должен повести на выборы «партию власти», отчитывается перед Госдумой. Повлияет ли это на ход предвыборной кампании? Ответ напрашивается сам собой. Скорее всего… нет.

Пустота
Пустота

«Левада-центр» проводит ежемесячные опросы о «самых запоминающихся событиях последних четырех недель». Респондентам не предлагается выбирать из закрытого списка — запомнившееся событие они называют сами. Соответствующее исследование, проведенное в апреле 2015 года, проходило 17−20 числа, то есть еще до прошлогоднего отчета правительства. Соответственно, прошлый отчет Белого дома попал в зону внимания опроса, состоявшегося 22−25 мая 2015 года. Внимание, вопрос — сколько же респондентов назвало это событие «самым запоминающимся»? На каком месте по значимости для опрошенных оно оказалось? 24 события за 4 недели тогда были отмечены хотя бы 2% опрошенных. Среди них не только Парад Победы или акция «Бессмертный полк». Но даже Каннский кинофестиваль, экстрадиция в Россию Сергея Полонского или убийство Бориса Немцова, произошедшее не «за четыре недели до…», а куда раньше.

Читайте также: Надежда Порошенко и оптимизм Медведева — Главное 19 апреля

Итак, какое же место в этом перечне занял озвученный в прошлом году отчет Медведева? Ответ — никакое. 97% опрошенных о нем точно не вспомнили. Если его называли, то мизерное число людей, ответы которых попали в безликий раздел «другое» (3% в целом). Для сравнения: прошлогодняя «Прямая линия с Владимиром Путиным» стала самым запоминающимся событием 4 недель по версии опроса в апреле 2015 года (ее назвало 44% респондентов).

Почему отчеты правительства не пользуются и толикой того внимания, которое получают мероприятия с президентом, — понятно. Из тени Кремля Белый дом сам по себе за последние полтора десятилетия выходил только, когда Кабмин возглавлял Путин. К тому же для массового зрителя формат мероприятия скучен. Здесь нет «элементов карнавальной культуры», которые вносят в «Прямую линию» и «Большую пресс-конференцию Путина» неформальные вопросы — хоть от детей, хоть от желающих выделиться на общем фоне журналистов.

Более того, в прошлые годы как раз перед отчетом премьера начинали циркулировать слухи о его отставке. Но сегодня почти все сходятся во мнении, что Медведев никуда не уйдет как минимум до думских выборов. Да и сам президент все время намекает, что правительство менять пока не намерен. То есть Дмитрий Анатольевич может чувствовать себя спокойнее. Но и внимания к его выступлению перед парламентом из-за этого меньше.

Казалось бы, как раз в этом году и должен сработать фактор, делающий вступление Медведева в Госдуме зрелищней. Целясь в премьера, попасть в «медведей» — тот самый ход, которого ждет от системной оппозиции вся политизированная общественность. Но и так ожидаемой некоторыми «облавы на Медведева» не случилось. Вопросы от фракций были необычно миролюбивы. Выделился на общем фоне разве что представитель справороссов Михаил Емельянов, заявивший, что «доходы населения падают, зарплаты, пенсии, денежное довольствие должным образом не индексируются, правительство проводит жёсткую политику по сокращению социальных расходов». Но и от него последовал призыв не к смене Кабинета, а всего лишь «поддержать меры, которые предлагает «Справедливая Россия».

Руководители фракций выступали с чуть большей долей критики, но опять же не особенно жесткой. На общем фоне опять выделился справоросс — Сергей Миронов, заявивший, что российский Белый дом «в очередной раз против граждан своей страны» и «если вы не ответственное правительство, то освободите место тем, кто знает что делать».

Некоторые эксперты предрекали, что на волне кризиса депутаты Госдумы превратятся в пламенных трибунов и бичевателей власти. А их выступления будут приковывать к себе такое же внимание, как трансляции со съезда народных депутатов СССР в далеком 1989 году. Речи депутатов, обгоняющие по популярности ролики с милыми котиками и песни про лабутены, однако так и остались в «отделе фантастики». Говоря языком классиков как раз этого жанра, пока думская полемика вокруг речи Медведева на ход предвыборной гонки влияет не больше, чем взмах крыльев бабочки в Айове на сезон дождей в Индонезии.

Хотя, возможно, выступления парламентских оппозиционеров что-то скажут об их предвыборной тактике. Вот, например, Зюганов и Жириновский на этом заседании Госдумы едва ли не поменялись местами. Геннадий Андреевич много говорил о внешнеполитических угрозах и коснулся «защиты от русофобии». Владимир Вольфович — о Чубайсе, Зурабове, минусах вступления в ВТО, «обогащении кучки людей», национализации тяжелой и добывающей промышленности и «зачем убрали советские ГОСТы». В принципе, это не новость. ЛДПР все больше пытается перехватить именно социальную риторику.

Подробнее: Экономический блок правительства не справляется с кризисом — Зюганов

Жириновский: ЦБ — под контроль ГД, местные банки — под контроль заксобраний

Представители КПРФ были не так уж строги к правительству, даже увидев там «фракцию государственников-патриотов» и «талантливых людей, которые знают здравоохранение». Зато в выступлениях и Геннадия Зюганова, и его соратника Николая Коломейцева особое место было отведено Алексею Кудрину. «Если и дальше Кудрин будет маячить вокруг президента… все рейтинги посыплются разом», «Вы жёстко убрали Кудрина, но политика его продолжается» — когда-то на такую роль «Доктора Зло» лево-консервативные силы выдвигали Чубайса. Возможно, коммунисты и правда уделят больше внимания критике экс-министра финансов, хотя тактика эта не так выигрышна, как атаки на правительство.

Почему же думская оппозиция действовала так, будто зафиксировано положение «вне игры»? Почему не воспользовалась возможностью «атаковать ворота» «партии власти»? Напрашивается две версии. Первая — солидная и осторожная. Есть внутриэлитные договоренности, из-за которых системные оппозиционеры пока решили «придержать коней». Вторая — более смелая, но менее вероятная. Список «Единой России» все-таки возглавит не Медведев. Это станет сюрпризом для избирателя, но может быть известно оппозиционным лидерам. Потому они и не пытались атаковать ложную цель. Скоро станет ясно, какая из версий вернее.