Другое дело — Восток, с которым Лукашенко уже давно связывают «теплые» отношения и который по-прежнему видится ему одним из главных внешнеполитических векторов развития государства.

Президент Белоруссии Александр Лукашенко
Президент Белоруссии Александр Лукашенко
president.gov.by

Последний восточный вояж белорусского президента оказался настолько же противоречивым, насколько и безрезультатным. С одной стороны, президент успел встретиться с некоторыми лидерами мусульманского мира и наговорить много всего разного, а с другой — никаких конкретных итогов поездка так и не принесла. По крайней мере на сегодняшний день. Потому-то многие аналитики и задаются вопросом: а в чем, собственно, заключался смысл нынешней поездки Лукашенко в Стамбул?

Ответов на данный вопрос может быть несколько, так как в речах и поступках белорусского президента было различное и, порой, крайне противоречивое содержание. Начать стоит хотя бы со встречи Александра Лукашенко и президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. В свете последних событий, связанных с обострением отношений между Турцией и главным, как говорят в Минске, военно-политическим союзником Белоруссии Россией, этот визит может показаться довольно странным. Особенно если учитывать, что итоги встречи, кроме некоторых официальных заявлений общего формата, до сих пор так и не представлены широкой общественности. Правда, из доступной информации все же можно сделать несколько выводов.

Во-первых, белорусский президент не мог не использовать момент ухудшения российско-турецких отношений, чтобы сыграть на них в белорусских интересах. Слова о перспективах увеличения турецких инвестиций в Белоруссию, а также активизации взаимодействия в сфере туризма, в том числе при помощи увеличения интенсивности авиасообщения, уже говорят о многом. В данном случае белорусы рассчитывают на то, что в условиях российско-турецких трений в Анкаре решатся в пику Москве усилить в Белоруссии свое, в том числе и экономическое, присутствие. И такие ожидания белорусского руководства, учитывая личность Эрдогана, имеют под собой определенное основание. Во-вторых, неуемное желание белорусского лидера демонстрировать всем свою внешнеполитическую независимость от России, попутно предлагая себя в так понравившейся ему роли миротворца. Вполне вероятно, что глава Белоруссии уже предложил Минск в качестве переговорной площадки между Анкарой и Москвой. Тем более что намеки на нечто подобное уже делались белорусскими чиновниками и раньше. Например, совсем недавно глава МИД Белоруссии Владимир Макей предложил белорусскую столицу в качестве переговорной площадки по Нагорному Карабаху. В данном случае это могла бы быть не столько площадка для Еревана и Баку, сколько для России и Турции, которые со своих сторон поддерживают армян и азербайджанцев. И если это действительно произойдет, то международный статус белорусского президента снова пойдет в гору, что вполне можно будет предложить простым белорусам в качестве замены улучшения уровня жизни. В-третьих, Белоруссия не оставляет надежд на то, что на нынешнем российско-турецком конфликте можно прилично заработать, в том числе и при помощи контрабанды. Схемы реэкспорта продукции, запрещенной в России, через территорию Белоруссии уже давно отработаны на польских яблоках и норвежском лососе, а значит, есть определенный смысл говорить об этом с турками. Скорее всего, в новом сезоне на российский рынок хлынут не только белорусские креветки, но и помидоры, виноград, персики и прочие фрукты, которыми страна никогда прежде не могла похвастаться.

Подобные устремления белорусов вполне понятны — на фоне экономического кризиса и нежелания реформировать структуру государственного управления, в Минске вновь решили идти по экстенсивному пути развития, в надежде по крохам насобирать необходимые для выживания средства по всему миру. И в данном случае совсем неудивительно то, что белорусский президент после встречи с Эрдоганом презентовал себя в Стамбуле в качестве «надежного партнера» и друга всех мусульман.

На полях XIII саммита Организации исламского сотрудничества (ОИС) прибывший туда белорусский президент постарался не выглядеть белой вороной и говорил много правильных и красивых слов. Порой даже создавалось впечатление, что глава республики и сам не прочь сделать свою страну исламским государством, для чего уже построил в Минске Соборную мечеть. И это при том, что сегодня в Белоруссии официально проживает всего лишь несколько десятков тысяч мусульман и вопрос о необходимости центральной мечети в данном случае выглядит, мягко говоря, неуместно. Правда, это нисколько не смутило Александра Лукашенко, который попытался понравиться всем без исключения представителям мусульманского мира, прибывшим в Стамбул. При этом суть его визита на данный саммит также осталась до конца не выясненной.

Дело в том, что сегодня говорить о необходимости дополнительного налаживания политических отношений со странами Востока не имеет никакого смысла — Белоруссия давно и вполне уверенно сотрудничает с ними. Всем известны хорошие отношения Минска с государствами Персидского залива — Саудовской Аравией, Объединенными Арабскими Эмиратами, Катаром, а также Турцией, Пакистаном и Индонезией. Однако все эти связи и радушные приемы по-прежнему не принесли республике каких-либо ощутимых результатов ни в области международного положения, ни в области экономики. Более того, сегодня на фоне падения цен на энергоносители у многих из мусульманских стран появились куда более важные проблемы, чем сотрудничество с белорусами, а значит, и рассчитывать на расширение связей Минску пока не приходится. Именно такая ситуация и заставила белорусского президента договориться о своем присутствии на ОИС, а затем и о возможности получить статус наблюдателя при данной организации, чтобы напомнить всем о своем существовании. Попутно глава республики попытался решить и иные вопросы, которые, по его мнению, вполне могут дать определенные результаты в самом ближайшем будущем.

В данном случае можно говорить о непреодолимом желании белорусского руководства заработать на ситуации на Ближнем Востоке. Причем речь может идти как о поставках вооружения, так и участии в восстановительных работах в Ираке, Афганистане или Сирии, куда мировое сообщество планирует вложить десятки миллиардов долларов США. Об этом, к слову, Александр Лукашенко заявил напрямую во время встречи с премьер-министром Афганистана Абдуллой Абдуллой: «…Я делал для себя вывод, что в Афганистане нам всегда найдется много мирной работы». Не попытаться откусить свой кусок от столь лакомого пирога белорусы, конечно же, не могли, тем более что сегодня поставлять тракторы, грузовики и прочую белорусскую продукцию особо-то и некуда.

Немаловажным следует считать и то, что белорусский президент стал позиционировать свою республику как ключевой инструмент выхода мусульманских стран на рынок Евразийского экономического союза. Не случайно Александр Лукашенко несколько раз упоминал о том, что сегодня необходимо всем объединяться не только по линии Восток — Запад, но и Юг — Север, предлагая Белоруссию в качестве одного из элементов такого объединения. В данном случае нельзя сказать, что белорусский президент неправ, так как нормальные торгово-экономические и политические связи с различными регионами мира еще никому не мешали. Однако известная мало-мальски образованному человеку абсолютная бесперспективность любых задумок интегрировать цивилизации Востока и Запада из уст главы Белоруссии выглядит как обыкновенная демагогия. Да, при помощи таких слов можно поднять свой престиж, предложить свои услуги как переговорщика по определенной тематике или, в конце концов, просто заявить о себе как политике, мыслящего глобальными категориями. Но при этом никаких практических результатов они принести не могут.

Исходя из вышесказанного, необходимо отметить, что поездка Александра Лукашенко в Стамбул была связана, по большому счету, с реализацией его личных амбиций. Практическая же значимость, по всей видимости, будет сведена к нулю, в том числе и в области переговоров с главой Турции. Вряд ли Россия допустит, чтобы на белорусской территории начало расти влияние Анкары, пускай и в области экономики. В том же, что остальные страны мусульманского мира и дальше будут улыбаться при встрече белорусских делегаций, но уже забыли о том, что совсем недавно говорил глава Белоруссии, можно абсолютно не сомневаться. Другое дело, что в последнее время многие поступки белорусского руководства все больше стали напомнить штрейкбрехерство по отношению к России. И вопрос о том, как долго на это будут смотреть в Кремле, по-прежнему, остается открытым.