9 мая 2015 года на Параде Победы в Москве были показаны танки Т-14, созданные на платформе «Армата». С этого момента в СМИ и соцсетях забили фонтаны фантазий, предположений и надежд. Фонтаны самого разного содержания: от предположений, что Т-14 является жестяным муляжом, не имеющим ничего общего с полноценной боевой машиной, до восторженных фантазий типа «с этого момента все натовские танки заржавели в ужасе».

Танк Т-14 «Армата»
Танк Т-14 «Армата»
Иван Шилов © ИА REGNUM

Постараемся дать максимально взвешенную оценку нового танка и, опираясь на неё, найти ответы на следующие принципиально важные вопросы:

1. Чем вызвано появление на свет танка Т-14 и всей концепции «Армата»?

2. Каково содержание новой концепции российского танкостроения?

3. Каким будет ответ ведущих мировых школ танкостроения на появление Т-14 и когда его ожидать?

Согласно большинству экспертных оценок, Т-14 является воплощением новой концепции российского танкостроения. Раз так, то нам полезно будет вспомнить, в чем заключалась предыдущая концепция. Итак:

Концепция советских танков второго послевоенного поколения, воплотившаяся в таких машинах, как Т-64, Т-72, Т-80 и Т-90, включала в себя следующие требования к основному боевому танку:

1. Небольшие размеры, затрудняющие обнаружение машины, и ограниченный вес, гарантирующий её хорошую подвижность и проходимость.

2. Комбинированная бронезащита башни и лобовых деталей корпуса, исключающая поражение танка с передних ракурсов.

3. Комплекс мощного вооружения, обладающий высокой скорострельностью за счет автомата заряжания, и система управления огнем (СУО), позволяющие поразить противника с безопасного для себя расстояния.

4. Способность вести боевые действия в зоне применения ядерного оружия.

5. Простота конструкции, освоения и надежность в эксплуатации, обеспечивающие возможность массового производства танков и быстрого создания количественного превосходства над противником там, где потребуется.

Все эти требования к началу 70-х годов ХХ века были воплощены в танках Т-64, Т-72, Т-80 и Т-90. С тех пор исчезло разделение на средние и тяжелые танки, а в обиход вошло понятие «основной боевой танк».

Вполне естественно, что наши потенциальные противники искали способы противодействия новым возможностям советских танковых войск. Состязаться с СССР в массовости производства и эксплуатации современных танков страны НАТО не могли, поэтому решение проблемы они стали искать в научно-технической плоскости.

Их ответ был таков:

1. Были разработаны и широко применены лазерные дальномеры и тепловизоры, которые существенно обесценили преимущества низкого силуэта наших танков.

2. Были созданы новые системы управления огнем (СУО), которые заметно опередили к 80-м годам ХХ века отечественные системы.

3. Потенциальный противник разработал и принял на вооружение оперенные бронебойные подкалиберные снаряды (ОБПС) для танковых пушек с сердечниками новых конструкций, способные пробивать комбинированную броню и блоки динамической защиты наших танков. Вдобавок к этому продолжалось интенсивное развитие противотанковых управляемых ракет с различными системами самонаведения.

4. Страны НАТО полностью поменяли свой танковый парк на тяжелобронированные машины с ограниченной подвижностью и проходимостью, но зато способные выдержать удары советских танков на дальних дистанциях боя.

Тем не менее отечественные конструкторы продолжали модернизировать и оснащать танки семейства Т-72, Т-80 и Т-90 всё новыми системами защиты. Соревнование средств нападения и средств защиты привело к тому, что последний представитель этого семейства, Т-90, получил достаточно эффективную систему активной защиты от реактивных боеприпасов. Эта система уничтожала ракеты до их контакта с танком и блокировала системы их наведения постановкой различных помех и завес.

Но проблема защиты от танковых бронебойных подкалиберных снарядов так и осталась нерешенной. По разным причинам (отсутствие финансирования, борьба конструкторских школ и тому подобное), заслуживающим отдельного разбирательства, система динамической защиты, способная гарантированно разрушить или отразить сердечники новых подкалиберных снарядов, так и не была создана. Существующие системы динамической защиты «Контакт» и «Реликт» не защищают танк от современных подкалиберных снарядов типа М829А3 и М829А4, не говоря уже о перспективных боеприпасах, интенсивной разработкой которых страны НАТО постоянно повышают способность своих танков бороться с нашими танками.

Не был решен и еще один важный вопрос — вопрос ослабленных зон бронезащиты передних ракурсов танков семейства Т-72. Такими зонами, гарантированно пробивавшимися даже с дальних дистанций, были покатая крыша башни, зона установки пушки, зона размещения водителя за верхней лобовой деталью корпуса.

Причина этого, скорее всего, в том, что решить этот вопрос было возможно лишь за счёт отказа от других важных характеристик, которыми должны были комплексно обладать танки Т-64, Т-72, Т-80 и Т-90. Получался «тришкин кафтан» — одна проблема могла быть решена лишь за счет усугубления другой. Кроме того, жесткие ограничения габаритов заброневого объёма танка, плотная компоновка и автомат заряжания имели не только безусловные плюсы, но и безусловные минусы: в частности, почти нерешаемой задачей являлся переход на новые снаряды увеличенной длины или повышенного калибра.

Таким образом, в рамках концепции, воплощением которой являлись танки от Т-64 до Т-90, решить вопросы новых уровней защищенности, малозаметности, приспособленности к быстрой модернизации ключевых элементов конструкции было уже невозможно.

Вот поэтому и была необходима разработка новой концепции танкостроения, получившая название «Армата».

Понятно, что всех подробностей новой концепции мы не знаем, но её основное содержание можно понять, ознакомившись с уже известными характеристиками Т-14.

На универсальности самой платформы «Армата» мы останавливаться не будем, сконцентрируемся на чисто танковых аспектах новой машины. Таким образом и ответим на вопрос, чем же отличается концепция танка, по которой создан Т-14, от концепции, породившей линейку танков от Т-64 до Т-90?

Нетрудно увидеть следующее:

1. Вопрос малозаметности танка решается не за счет малых габаритов и визуальной неприметности, а за счет противодействия техническим средствам обнаружения и наведения: радарам, тепловизионным, акустическим и лазерным системам. Разработчики заявляют о специальной покраске и покрытии по стелс-технологиям. Строгие габаритные, а, возможно, и весовые ограничения из новой концепции убраны.

2. Защищенность от реактивных боеприпасов будет достигаться за счет применения систем активной защиты, обнаруживающих и уничтожающих их еще до контакта с корпусом танка.

Важнейшая задача — защита от бронебойных подкалиберных снарядов — будет решаться за счет:

а) пассивного бронирования по принципиально новой схеме распределения брони. Судя по имеющейся информации, будет максимально усилено бронирование корпуса и размещенной в нем бронекапсулы экипажа за счет облегчения защиты необитаемой башни.

б) установки новых систем динамической защиты, тип и характеристики которых до сих пор держатся в секрете. Однако логично будет предположить, что новые блоки динамической защиты созданы с учетом последних тенденций в разработке американских и европейских подкалиберных снарядов и тандемных боеприпасов, против которых неэффективны системы «Контакт» и «Реликт». Кроме того, разработчики заявляют о нескольких вариантах дополнительной навесной защиты, разработанных для Т-14.

3. Применение модульного принципа установки систем вооружения, предполагающего быструю замену одного комплекса оружия другим, говорит о том, что новая концепция предполагает быстрое усиление вооружения танка без изменения конструкции машины. На данный момент Т-14 вооружен 125-мм гладкоствольной пушкой 2А82, для которой разработан бронебойный подкалиберный снаряд «Вакуум-1» длиной 900 мм. Уже известно, что запланирована установка на Т-14 152-мм гладкоствольной пушки 2А83, успешно прошедшей испытания, а автомат заряжания Т-14 рассчитан на снаряды разного калибра и разной длины.

4. Заявлено, что система обнаружения целей и управления огнем включает в себя радары, цифровые и инфракрасные системы связи и комплекс удаленного управления танком, позволяющий контролировать машину, по тем или иным причинам лишившуюся экипажа.

Из всего вышеперечисленного можно сделать вывод, что главным в новой концепции отечественного танкостроения, воплощением которой является Т-14, является максимальная приспособленность базовой конструкции к быстрым гибким модернизациям систем вооружения, защиты и управления. В современных реалиях военно-технического противостояния этот принцип может быть решающим.

Сложно судить, сохранилась ли идея о необходимости количественного превосходства в новой концепции российских бронетанковых войск, но, учитывая сегодняшнюю экономическую и политическую ситуацию, в которой концепция и разработана, скорее всего, побеждать противника предполагается методом системного воздействия, а не количественного перевеса.

Не исключено, что техника, произведенная по концепции «Армата», пойдет на укомплектование частей и соединений, способных резко усиливать в нужном месте боевые возможности войск, вооруженных большим количеством модернизированной техники предыдущего поколения.

В любом случае «Армата» стала доказательством того, что наши бронетанковые войска способны, как прежде, стать военно-политическим аргументом в возможной войне, и запрос на это со стороны высшего руководства РФ существует и финансируется.

Это не может не вызвать ответных шагов в странах НАТО, ибо пока только этот альянс способен полноценно ответить на «Армату» и просто обязан это сделать, чтобы подтвердить свои заявления о мировом доминировании.

Какая из сложившихся на сегодня школ танкостроения (американская, европейско-германская, израильская) даст этот ответ?

В следующей статье рассмотрим вопрос о вероятных концептуальных ответах этих школ танкостроения на российский вызов «Арматы».

Аналитик ИА REGNUM по ВПК

Читайте развитие сюжета: Танк «Армата» — чем ответит противник?