Исак Левитан Остатки Былого. Сумерки. Финляндия. 1897
Исак Левитан Остатки Былого. Сумерки. Финляндия. 1897

«Страну, сию оружием Нашим таким образом покоренную, Мы присоединяем отныне навсегда к Российской империи, и вследствие того повелели Мы принять от обывателей ее присягу на верное престолу Нашему подданство».

Александр I. Манифест «О покорении шведской Финляндии и о присоединении оной навсегда к России 20-го марта (1 апреля) 1808 года»

История присоединения Финляндии к России достаточно хорошо изучена. Она не так интересна в свете сегодняшнего дня, как история о том, как Империя рукотворно создала нацию на своих окраинах за короткий исторический промежуток времени. Эта нация смогла создать государство, выстроить агрессивный миф «Великой Финляндии», угрожая расчленением северу Советской России, отстоять свою независимость в войне с СССР, и после поражения во Второй мировой войне проводить достаточно гибкую международную политику, которые недоброжелатели назовут «политикой финляндизации».

До вхождения в состав Российской империи Финляндия была одной из провинций Шведского королевства. Несмотря на формальное наличие Герцогства Финляндского, а затем и Княжества Финляндского реальной автономии, в рамках единого королевства, у княжества не было. Государственный язык — шведский, правящая верхушка — шведская, валюта — шведская, городское население — в основном шведы. Финские исследователи прямо признают: если бы не Россия, то уже в конце XIX века финский язык уже полностью стал бы жертвой шведской ассимиляции, превратившись в быстро вымирающий язык бедноты.

После присоединения Финляндии к России, в городе Борго (Порвоо) был созван первый финский сейм. Император России лично его открывал. Сейм утвердил широкую автономию края в составе Российской империи, а император Александр I сделал заявление о том, что поднимает Финляндию до уровня «нации среди наций».

С этого момента права полномочия Великого княжества Финляндского только росли. Даже если в какой-то момент кто-либо из чиновников, присланных из Петербурга и запрещал отдельные «вольности», то спустя некоторое время нарождающийся политический класс Финляндии не только возвращал старые привилегии, но и получал новые.

К моменту выхода из состава Империи Финляндия имела: Сеймовый Устав (фактически — конституция), Сейм (регулярно собираемый парламент), собственный банк (учреждён в 1811 году), собственную валюту (введена в 1860 году), собственную армию (которая не могла использоваться за пределами Великого княжества), собственную таможенную службу, государственный язык и так далее. И на Олимпиаде 1912 года Финляндия выступала отдельной командой, идя на открытии с табличкой «Finland».

В конце XIX века в Финляндии разогрелась целая научная дискуссия о правовом положении Великого княжества Финляндского. Финские юристы-правоведы доказывали, что Финляндия есть независимое государство, но находящееся в личной унии с российским императором. Профессор права Лео Мехелин даже придумал специальный термин для Великого княжества: «государство с внутренним суверенитетом».

Итак, Российская империя на протяжении 100 лет из не самой богатой шведской провинции собственными руками создала квази-государство со всеми его атрибутами. Кроме правовых институтов, создавалась и национальная элита: развивались школы и университеты на финском языке, создавалась творческая, финансовая и военные элиты, шла активная политика по продвижению национальных кадров на государственную службу.

Зачем это надо было Империи? В общем понятно: искренне и весомо покупалась лояльность финнов и на протяжении 100 лет северо-западная граница Империи была в безопасности. Но как только государство ослабело в 1917 году, эта «лояльная» провинция первая заявила о выходе из Империи и была моментально «отпущена» в декабре 1917 года Советом народных комиссаров. Великое княжество Финляндское было настолько хорошо подготовлено Империей к самостоятельному существованию, что никто из европейских стран не сомневался в том состоится ли государственность Финляндии. Вслед за Советской Россией за первую неделю существования Финляндии её независимость признали ключевые на тот момент государства в Европе. И вчера ещё шведская и русская окраина «присоединенная навсегда к Российской империи» вдруг, представила себя «Великой Финляндией», претендуя не только на Карелию и русские земли до Невы, но даже на выход в Белое море, а затем — чуть ли не до Урала… Бог миловал.

Читайте ранее в этом сюжете: Эстония: война с «варварским Востоком» как национальная идея