Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган посетил США в качестве участника саммита по ядерной безопасности. В этом формате турецкая сторона готовила насыщенную программу: помимо переговоров на высшем уровне, встреч с представителями бизнеса, предусматривалось совместное участие глав Турции и США в открытии построенных на средства Анкары в Мэриленде мечети и культурного центра. Эрдоган не скрывал своего намерения, пишет Wall Street Journal, «улучшить отношения с Западом и восстановить изрядно испорченный имидж страны». Несмотря на то, что официальной целью визита заявлен саммит по ядерной безопасности, на самом деле задачи турецкого лидера выглядели гораздо шире.

Пешка в «кривом зеркале» большой политики
Пешка в «кривом зеркале» большой политики
goodfon.ru

Однако сначала, как сообщал пресс-секретарь Белого дома Джошуа Эрнест, президент Барак Обама отказался от официальной встречи с Эрдоганом из-за занятости, хотя не исключил возможности того, что во время саммита они «найдут какое-то время, чтобы побеседовать». Спору нет, уделить внимание каждому из лидеров 50 государств, участвующих в работе саммита, физически сложно. Но все-таки надежду на неформальную встречу Эрдогану дали после отказа.

Wall Street Journal утверждает, что «Вашингтон встретил Эрдогана холодным приемом», в отличие от 2013 года, когда он последний раз был в Вашингтоне, и когда президент Обама «хвалил его за начало мирных переговоров с курдами и за то, что под его руководством Турция вступила в новую эпоху экономического процветания». По данным турецкой газеты Sabah, «в последние один-два года в американских СМИ и мозговых центрах в Вашингтоне стала доминировать точка зрения, согласно которой Турция под управлением Эрдогана совершает «авторитарный поворот» и стала устраняться «рациональная» плоскость дел, которые велись администрациями Обамы и Эрдогана на протяжении порядка восьми лет». Так высветилась первая проблема во взаимоотношениях между США и Турцией, остающихся партнерами по блоку НАТО. Тогда же появилась и вторая.

В июле 2014 года, занимая тогда еще пост главы правительства, Эрдоган заявил о том, что перестал лично общаться с Обамой по телефону. По его словам, «в прошлом я звонил Обаме напрямую, теперь между собой общаются наши министры иностранных дел, так как я не получаю ожидаемых результатов по Сирии», то есть отказ США проводить наземную военную операцию против Сирии, на что рассчитывал Эрдоган. Вскоре была более ярко обозначена и третья проблема — курдская, в отношении которой позиции Вашингтона и Анкары расходятся.

В концентрированном виде проблемные узлы были обозначены в письме, подготовленном двумя бывшими послами США в Турции Мортоном Абрамовицем и Эриком Эдельманом накануне визита Эрдогана, в котором содержится не только критика в его адрес по таким вопросам, как свобода печати и самовыражения, стремление ввести в стране президентскую систему, но и содержится призыв к войне с Рабочей партией Курдистана (РПК). В совместной статье послы фактически ставят Эрдогану ультиматум: либо «ради сильной, стабильной и демократической Турции начать демократические реформы», либо «уйти в отставку». «Стоит ли добиваться полновластного президентства, если это чревато риском раскола страны?» — задают вопрос Эрдогану авторы послания.

С такой рода атакой Анкара ранее не сталкивалась, что, по мнению израильского издания NRG, «подрывает гегемонию правящей партии Эрдогана в момент внутренней нестабильности и осложняющейся геополитической ситуации в регионе». «Это одно из самых темных пятен во внешней политике Эрдогана, — заявил в этой связи директор исследовательской программы по Турции Сонер Кагаптай, работающий в вашингтонском Институте ближневосточной политики. — У него были образцовые личные взаимоотношения с американским президентом, и посмотрите, до чего они дошли сегодня». Складывается устойчивое ощущение того, что США и их союзникам уже не нужна помощь Эрдогана в противодействии ИГИЛ. Тем более что он превратил в торговлю проблему миграционного кризиса, спровоцированного сирийской войной. И не только это.

Эрдогану не удалось разыграть русскую «карту» во взаимоотношениях с Вашингтоном, который, как говорил один из его помощников, «дает только советы со стороны, ведет себя как старший брат, читающий нотации, тогда как нам нужна только его дружба в ситуации, когда безопасность важнее свободы». Сам же Эрдоган по-прежнему призывает США прекратить сотрудничество с курдами в Сирии, которых Вашингтон — да и не только он — воспринимает как важных союзников в борьбе против ИГИЛ.

Тем не менее, по мнению Stratfor, «игра» в Сирии близится к промежуточной развязке, а ранее отводимая ей США и некоторыми другими странами Запада роль «пешки в большой игре» теперь переходит к Турции — даже в случае, если она решит вторгнуться на север Сирии. Почему? Во-первых, как полагает турецкая газета Star, «Россия почти полностью достигла своих стратегических целей в Сирии», и считать, как часто это делают в Анкаре, «завершение российских операций в Сирии «поражением» неправильно. Во-вторых, по итогам визита госсекретаря Джона Керри в Москву можно говорить о том, что США и Россия пришли к согласию о необходимости дать дополнительный импульс мирным переговорам, продолжающимся между сирийским правительством и оппозиционными группами, а также ускорить работы по подготовке новой конституции страны — до августа нынешнего года. В-третьих, не случайно то, что, как подчеркивал президент Эрдоган, «Европа перестала делиться с Турцией разведданными в борьбе с терроризмом», полагая, что эти данные будут использоваться, мягко говоря, в других целях.

В-четвертых, не исключено, что ЕС не обновит условия в рамках таможенного союза с Анкарой и подпишет договор о Трансатлантическом торговом и инвестиционном партнерстве (TTIP). Тогда Турция покинет Европейский таможенный союз в условиях, когда, по данным турецких СМИ, российское эмбарго, последовавшее за уничтожением российского самолета, привело экономику к трудностям и «Турция оказалась в более сложной ситуации». В-пятых, как пишет турецкий эксперт Расим Озан, «Турция окружена кольцом фронтов, как никогда в своей истории». Наконец, в-шестых, Турции не удалось переформатировать сирийскую ситуацию в своих интересах, и теперь она работает в режиме «зомби». Как сообщает газета Hurriyet со ссылкой на военные источники, в случае, если сирийские курды освободят от ИГИЛ город Мюнбич, который находится в 40 километрах от приграничного с Турцией г. Джараблус, турецкая артиллерия, дислоцированная на приграничной территории, начнет интенсивный огонь по позициям сирийских курдов. И это при том, что (по данным той же газеты) США планируют вытеснить ИГИЛ с территорий между турецкой границей и Мюнбичем, и разместить там формирования сирийских курдов. Это уже новая и, возможно, другая война с прямым участием Турции, которая будет иметь другую концовку.