Смертельная медицинская реформа: Россия – не Москва

Существует ли квалифицированная медицинская помощь за пределами Кремля, Садового кольца и МКАД?

Алиса Агранат, 27 марта 2016, 18:36 — REGNUM  

Повышение доступности медицинской помощи жителям малых городов и поселений так и осталось в проектах реформаторов. Чем дальше от МКАД, тем скромнее «укладка» (набор лекарств) сотрудника скорой и набор государственных медицинских услуг. Однако здоровье людей не крепнет с бездорожьем. Не пора ли реально сократить путь народа к государственному здравоохранению?

Медицина в городах-спутниках: четверть терапевта на район

В период бума строительства многоэтажного жилья вокруг крупных городов (2004−2007 и 2010−2012) застройщики гарантировали покупателям квартир полный набор социальных благ, полагающихся современному микрорайону. В первую очередь это — поликлиники, больницы, школы и детские сады, а также — супермаркеты, стадионы, ветеринарные клиники и дворцы культуры.

Однако — вместо жилых районов и поселков с современной инфраструктурой и наличием рабочих мест в «чистом поле» выросли спальные кварталы с повышенной плотностью застройки, без нормальной инфраструктуры и государственной системы здравоохранения.

Коснулась эта проблема многих «малых» городов, в том числе и городов-спутников Москвы, откуда люди утром уезжают на работу в Москву, а поздно вечером возвращаются, отстояв по два часа в пробках в каждую сторону — на автобусах, маршрутках или собственных автомобилях, или штурмуя электрички.

С введением в строй новых жилых кварталов обнаружилась неприятная тенденция: для полноценной жизни они никак не предназначены. Поликлиники и больницы — в проекте или на начальной стадии строительства, окончания которого ждут годами. Врачей и медсестер в государственных лечебных учреждениях не хватает, мало того, их невозможно разместить ближе к пациентам. Просто негде. Введения в строй новых поликлиник ждут годами.

В связи с таким положением новоселы стараются «прикрепиться» по ОМС к городам поблизости, где вопрос с медпомощью решен. Таким образом, увеличивается загруженность медиков в изначально благополучных местах. Их мощности не рассчитаны на такое количество пациентов. Очередь к специалистам увеличивается с двух до трех недель, а запись из «живой очереди» в самой поликлинике эту самую очередь и создает. Так происходит в подмосковном Чехове и Подольске, вокруг которых появилась целая плеяда новых поселков, даже не оснащенных ФАПами (фельдшерско-акушерскими пунктами).

В Новом Ступино (город-новостройка в Московской области, с преимущественно малоэтажными домами, таун-хаусами и коттеджами в 106 км от Москвы) фельдшерско-акушерский пункт имеется. Но пациенты — новоселы, не привыкшие к жизни в глухих деревнях и рассчитывать на одного фельдшера, в том числе и родители с маленькими детьми, ездят лечиться в Домодедово, Михнево и Ступино, расположенные за 20−25 км от Нового Ступино.

На собственной машине до поликлиники ехать не так уж долго, особенно, если не случилось природных катаклизмов, мешающих въезду и выезду автотранспорта на трассу. Однако, чтобы выехать на трассу М4, например, надо преодолеть отнюдь не идеальные дороги вдоль деревень и поселков. Весной они могут быть размыты, зимой водителей ждут другие неудобства.

Однако не у всех жителей Нового Ступино есть собственная машина. Чтобы добраться до врача, они пользуются общественным транспортом, включая электричку, и тратят на дорогу в сторону поликлиники и обратно не менее3 часов. Так что едут туда только по неотложной необходимости, и о профилактике серьезных заболеваний среди населения говорить не приходится. Повезло тем, у кого на работе есть ДМС и обязательная диспансеризация.

Из-за этого новоселы проходят флюорографию, например, в среднем раз в 2 года. И это — в лучшем случае, а уж вакцинироваться против гриппа и других заболеваний предпочитают в частном порядке, причем далеко не все. И, разумеется, большая часть работающего населения работает в Москве и ближнем Подмосковье.

Пока жители Нового Ступино ждут ввода в строй поликлиники, вызов доктора на дом возможен только из платного медцентра. Не важно, идет речь о ребенке или о взрослом человеке, об эпидемии гриппа или ложном крупе у ребенка, когда родители не могут определиться: вызывать скорую или неотложку. Хотя стоит учитывать, что частные вызовы на дом врачей доступны только работающим семьям и пенсионерам.

Многие российские врачи, побывавшие за границей, считают «вызов доктора на дом» — пережитком советского прошлого. Исключение составляют только лежачие больные, которых сложно транспортировать на прием к специалисту. То ли дело — неотложка или скорая, когда пациенту действительно очень плохо.

Однако они совершенно не учитывают, что транспортная доступность и вопрос с транспортировкой пациента к специалисту в странах с развитой инфраструктурой решен и для инвалидов. Общественный транспорт приспособлен для них, да и муниципалитеты выделяют тяжелым пациентам специальные автобусы, которые с определенной регулярностью привозят их в медцентры к специалистам и отвозят обратно.

То ли дело в российской глубинке, где даже условно здоровому пациенту до врача добраться тяжело. Да и врачу к пациентам попасть порой очень непросто, служебный транспорт для таких поездок практически не выделяют. А воспользоваться собственным — по бездорожью доктору и фельдшеру не позволяет… низкий оклад. Выход тут один — организация службы земских докторов, которые согласятся жить поблизости от проблемных участков.

Новое Ступино со всеми перечисленными неудобствами расположено в 106 километрах от Москвы, а подмосковный Дзержинский со всеми аналогичными Ступино проблемами — всего в 20 км.

Центр города, некогда считавшегося самым зеленым в Московской области, застраивали вполне симпатичными многоэтажками в расчете на «авось». Так как там отмечается дефицит всего: парковок, новых детских садов и школ, поликлиник и больниц. Вероятно, деньги у застройщиков закончились еще до того, как пришла очередь социальных объектов.

Заметим, что большая часть жителей города работают в Москве, предприятия и НИИ, которые и делали Дзержинский наукоградом, сокращают, как, например, это недавно произошло в НИИ приборостроения. Или вовсе закрывают, и люди предпенсионного возраста, которые первыми становятся жертвами кризиса, не могут пользоваться услугами платных врачей в самом Дзержинском или в Москве.

Таким образом, на участок из новостроек в городской поликлинике приходится «одна четвертая» терапевта, которая от своей нагрузки захлебывается. Но подкрепления пока не обещают. Вероятно, и в Дзержинском скоро будут вводить поквартально службу земских докторов.

Мораторий на новостройки — передышка для доктора?

Ситуация когда дома построили, а о нуждах жильцов забыли, характерна не только для маленького Дзержинского или «дальнего» Нового Ступина, но даже для столицы Московской области — города Красногорска, и для комплексов, которые начали строиться еще до прихода к власти губернатора Андрея Воробьева.

Жители района Павшинской поймы, против застройки которой годами боролись защитники Красногорска, свою поликлинику ждут 10 лет. Все это время они прикреплены к центральной городской поликлинике № 2, рассчитанной на 90 тысяч человек. Но услугами ЛПУ пользуются 200 тысяч жителей, то есть нагрузка поликлиники превышена в 2 раза.

Детская поликлиника, курирующая этот район, также захлебывается от возросшего количества пациентов. Тем временем строительство огромной поликлиники на Павшинском бульваре превратилось в безнадежный долгострой.

Застройщик района и не отказывается от своих обязательств перед городом, но и выполнить их не в состоянии. Он пытается достроить те высотки, которые должен был сдать в ближайшее время по договору с собственниками жилья. Предположим, новые дома он, наконец, сдаст, и население района еще увеличится. Очередь в поликлинике от этого меньше не станет.

Еще один пример: застройка одного из самых экологически чистых городов Подмосковья — Звенигорода, с населением 20 845 человек. Многоэтажки в городе растут — и в историческом центре, и на окраинах. Однако пациентов обслуживают только одна больница и две поликлиники. Причем в одной из поликлиник (ул.Герцена, 13) — и детское, и взрослое отделение умещаются в одном здании. Возможно, проект был изначально рассчитан на врачей общей практики, которые будут лечить всю семью. Однако жители жалуются, что педиатров не хватает.

В Звенигороде давно также специализированная пульмонологическая больница №45. Но госпитализируют туда пациентов со всего Московского региона, а потому нужд города она не перекрывает.

Невзирая на то, что большинство малых городов и поселений Московской области испытывают дефицит врачей и медсестер, их по-прежнему умудряются сокращать. Вероятно, заветная «четверть врача на участок» является неким стандартом, которого стремятся достигнуть чиновники для сохранения бюджета.

Сократили врача-терапевта в совхозе «Коломенский» (Коломенский район), ощущается их нехватка в Бронницах (Раменский район Московской области), в Жуковском. В Балашихе участковые терапевты работают уже на пределе сил, так как им расширяют участки за счет тех же новостроек. Например, в нагрузку к микрорайону Балашиха-1 на одном из участков прибавились жители улиц 1 мая и Авиаторов.

В результате губернатор Московской области Андрей Воробьев ввел мораторий на жилую застройку… Химок, Балашихи и Одинцово. Остальные города так и остаются объектами стихийной застройки без расчета на нужды населения и заботы о его здоровье. Напрашивается вывод: строительство инфраструктуры должно начинаться раньше возведения жилья. Например, по схеме — завершающая стадия больницы, детсада и школы — нулевой цикл жилого здания. Иначе не преодолеть ни проблемы со здравоохранением, ни транспортный коллапс.

Тульская область: пациенты «на вывоз»

Коечный фонд в Тульской области начали сокращать еще с 2000 года. Процесс интенсифицировался при недавно покинувшем свою должность губернаторе Владимире Груздеве. В соответствии с «Постановлением правительства Тульской области от 20.08.2013 № 429 «Об утверждении государственной программы Тульской области «Развитие здравоохранения Тульской области на 2013—2020 годы», за три последних года были реорганизованы 9 ФАПов (фельдшерско-акушерских пунктов). В среднем на один ФАП для оказания медицинской помощи прикреплено 570 человек. Таким образом, число прикрепленного населения на один ФАП увеличилось за последние три года на 6,8%. Скольким человекам реально оказывалась помощь в ФАПах и насколько эффективно был сделан ремонт — также не сообщается. За 10 предыдущих лет (с 2000 по 2010 год) в Тульской области число больниц уменьшилось со 129 до 110, детских поликлиник — с 93 до 72, фельдшерско-акушерских пунктов с — 557 до 378. За три года проведена реструктуризация, то есть сокращение 2992 коек… Также в документе ведется речь об организации неких домовых хозяйств, где населению окажут первую доврачебную помощь, и за наличием медикаментов «в укладках» которых следит местный департамент здравоохранения. Начинание — прекрасное, но распространено явно не везде.

Так, ИА REGNUM уже неоднократно писало о ситуации со здравоохранением в Заокском районе Тульской области: о сокращении там числа работающих врачей, сокращенном рабочем дне фельдшерско-акушерских пунктов, оснащенных доисторической техникой и оборудованием, об остром дефиците аптек везде, кроме райцентра.

Напомним, что аптек, в которых есть хотя бы необходимый набор медикаментов и перевязочных средств для первой помощи при травмах, ожогах, повышении температуры, нет даже рядом с ФАПами в деревнях Теряево и Пахомово. Кстати, добраться до ФАПов без собственного транспорта жителям соседних с ними деревень — проблематично, а работают ФАПы примерно до часу дня.

В беседе с корреспондентом ИА REGNUM жители Заокского района не раз возмущались тем, что местная администрация не стремится улучшить состояние центральной районной больницы, а также укрепить ее квалифицированными кадрами. В Заокском не хватает педиатров, хирургов, анестезиологов, а те, что остались, выкладываются из последних сил.

Однако оперировать некому, и все экстренные случаи и даже плановая госпитализация перекладывается на Алексинскую и Серпуховскую городские больницы. Зато в Заокском возвели шикарный Дом культуры, который, конечно, нужен, но отнюдь не в первую очередь. Но, как выяснилось, есть районы Тульской области, которые по неудобству намного опередили граничащий с Подмосковьем Заокский район.

Всего в 100 км от Ясной поляны — в Чернском районе Тульской области (население — 24 тысячи человек, 8 тысяч из них живут в городах), который граничит с Орловской областью, с доступностью медицинской помощи совсем беда.

— Сначала закрыли больницу в Полтевском сельском поселении, в которой также располагался местный роддом, — рассказала ИА REGNUM одна из местных жительниц. — Она, по мнению комиссии, не соответствовала санитарным нормам, туалет в роддоме был на улице. Потом «оптимизировали» больницу в райцентре — в Черни.

Город Чернь находится в 104 км к югу от Тулы, в нем живет 7 тысяч человек. Теперь вместо больницы в Черни — обычный медпункт, а всех пациентов по скорой везут в Плавск, расположенный за 37 км от Черни, если ехать по прямой. Ну, а по бездорожью и все 50−60!

К сожалению, все дороги этого района при съезде с основной трассы можно смело назвать «направлениями». И скорая быстро доехать туда не может, а, учитывая очень скудный набор медикаментов в укладке скорой, оказать эффективную помощь пациенту на месте она просто не в состоянии. Разве что — все сотрудники СМП района являются светилами военно-полевой хирургии и асами оказания помощи любыми подручными средствами.

— По деревням раз в полгода катается машина для обследования населения, — рассказала корреспонденту ИА REGNUM Анна Ш. — одна из жительниц района. — Большая часть пожилых людей из округи к ним просто не попадают из-за состояния здоровья и отсутствия дорог. У кого есть силы и деньги, едут в Мценск — к платным врачам. Все, что расположено далее 150−200 км от Москвы и 50 км — от крупных областных центров, нормальной медицинской помощью похвастаться не может. Аптеки есть только в Черни. Дальше — только почты и остатки администраций.

В дополнение к этим безрадостным фактам недавно случилась еще одна бредовая история: женщина из соседней с нами деревни попросила мою собеседницу отвезти ее с маленькой дочкой в Чернь, так как у девочки болел зуб.

Автобус в этих местах ходит по весьма странному расписанию: в Чернь — в 7:40, обратно — в 15:40. (Таким же своеобразием отличается расписание междугородних автобусов в Заокском районе — прим. Авт.). Такси в эти края ходит неохотно, особенно — зимой, а потому те, у кого есть машина, стараются помогать соседям.

— До Черни мы ее довезли, зуб ей вылечили, а на обратном пути — почти у самой деревни — нас перехватили сотрудники ГИБДД, заметив, что ребенок едет в машине без автокресла, — рассказывает Анна. — Но нам оно не нужно, а у матери ребенка попросту нет машины. Что делать? Ребенок — без автокресла, штраф — 3000. У меня детей нет. Девочка находится с мамой. Скорость у нас по бездорожью — 30−40 км в час. Таскать автокресло в машине на случай «а вдруг ребенок?» никогда в голову не приходило. Как поступить? Как человек или законопослушный гражданин? Если человек, надо отвезти ребенка к врачу, тем более, ты знаешь, что транспорта не будет вообще, если гражданин — по закону нельзя без кресла… Но пешком расстояние в 35 километров до Черни по зимнему бездорожью мама с ребенком не одолеют! Мы обсудили это с сотрудниками ГИБДД и на первый раз нам простили. Но теперь на нашем переезде они дежурят постоянно.

Что можно сказать в заключение? Нормальную организацию здравоохранения в отдаленных поселениях может обеспечить только постоянная связь представителей Депздрава с местным населением, а также — с Росавтодором.

Ведь проблемы с дорогами бьют, прежде всего, по здоровью жителей отдаленных районов и учреждений местного здравоохранения. Реальную картину происходящего может дать только выезд на места и постоянные проверки истинного положения дел. Ну, и строительство или сокращение неэффективных больниц и ФАПов в соответствии с реальными потребностями людей.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
28.05.17
Осталось ли у России право на Историю и у русских — право на самоуважение?
NB!
28.05.17
«СКА-Хабаровск» оказался сильнее «Оренбурга» в серии пенальти (3:5)
NB!
28.05.17
Украина: как и почему левая политика умерла
NB!
28.05.17
В Москве проходит новая акция протеста против реновации
NB!
28.05.17
Бжезинский умер, но дело его живет
NB!
28.05.17
«Тайфун» еще может грянуть
NB!
28.05.17
Детский омбудсмен Кузнецова решила защищать не детей, а чиновников?
NB!
28.05.17
«Жизнь Чернышевского». Шестая серия
NB!
28.05.17
Смотреть «наше кино» мешают прокатные удостоверения и цены Госфильмофонда
NB!
28.05.17
«Православная церковь не может быть отделена от Российского государства!»
NB!
28.05.17
Анкара и Дамаск на грани примирения?
NB!
28.05.17
В Иркутске состоялся первый полет нового российского самолета МС-21
NB!
28.05.17
Страны G7 не смогли достигнуть соглашения по климату
NB!
28.05.17
Что сказал Христос: исполняющий волю Отца оправдан сразу
NB!
28.05.17
Большая вода и «бедные» чиновники: главное в Омской области
NB!
28.05.17
Трамп не одобрил соглашение по климату, несмотря на давление союзников
NB!
28.05.17
Россия возрождает спутниковую систему обнаружения ракетных пусков
NB!
28.05.17
Газомоторное топливо отменит нефтяную зависимость?
NB!
28.05.17
Аварийное расселение в Карелии: за что снимали губернаторов
NB!
28.05.17
Доигрались: «Польша пытается снизить напряженность в отношениях с РФ»
NB!
28.05.17
Кургинян: Демонизация СССР приведет к катастрофе в России
NB!
28.05.17
«Джеймс Бонд» Яна Флеминга: Как писать для удовольствия и стать классиком