Мировой жандарм уже устал или ещё нет?

«Право США на руководство миром» вчера и сегодня

Елена Ханенкова, 4 Февраля 2016, 21:17 — REGNUM  

Идея о том, что все, что происходит вокруг, — происходит по чьему-нибудь (чаще всего, коварному) плану, стара как мир. Но мир меняется настолько быстро, что предсказать, а тем более детально спрогнозировать поведение своих союзников, врагов и даже своего родного электората оказывается вовсе не такой уж простой задачей. Планы диктуются текущей обстановкой, на ходу записываются на салфетках и только потом оформляются в доктрины, а спустя столетия гордо вписываются в мировую историю и цитируются на транспарантах.

США сейчас находятся в такой точке бифуркации, когда необходимо обозначить новые долгосрочные планы и правила игры. Нынешняя «Доктрина Льюиса», оформившаяся после терактов 11 сентября 2001 года, уже явно не справляется с глобальными вызовами. Согласно этой доктрине, США и Запад заносили на Ближний Восток «семена демократии». Создание подлинно демократического иракского государства должно было вызвать цепную реакцию и полностью изменить весь регион. Расчёт был на «принцип домино», который использовался еще в 1960-е годы. Тогда президент США Джон Кеннеди заявил, что необходимо заплатить «любую цену» за то, чтобы Вьетнам не стал коммунистическим. В противном случае, по его мнению, советизация угрожала всему региону Юго-Восточной Азии. Конец этой истории всем известен…

Но начнем сначала, в 1823 году заявкой на активное присутствие в международной жизни стала «Доктрина Монро». В истории уже был прецедент разделения мира на две сферы влияния — Тордесильясский договор между Испанией и Португалией. В рамках соглашения линией размежевания служил «папский меридиан» (49°32'56'' з. д.) — моря и земли к востоку от этой черты отходили к королевству Португалии, а к западу — королевству Кастилии и Арагона (Испании). Под лозунгом «Америка для американцев» был выдвинут принцип разделения мира на европейскую и американскую системы государственного устройства, и провозглашена концепция невмешательства. Он также послужил прикрытием для присоединения к США более половины тогдашней территории Мексики (штаты Техас, Калифорния, Аризона, Невада, Юта, Нью-Мексико, Колорадо, часть Вайоминга).

До 1870 года идея «исключительности» служила внутриполитическим инструментом, а «агрессивная бодрость, топор и винчестер» стали символами завоевания и освоения Западного полушария. И совсем не удивительно, что агрессивная бодрость никуда не исчезла и в ХХ веке. Другое дело, что изоляционизм присыпали нафталином и ненадолго упрятали в шкаф.

Пришла пора американской исключительности. Ее как доктрину впервые обозначил Вудро Вильсон. «Америка — единственная идеалистическая нация в мире. Сердце этого народа — чистое… Это величайшая идеалистическая сила в истории… Я, например, верю в судьбу Соединенных Штатов глубже, чем в любое иное из дел человеческих. Я верю, что она содержит в себе духовную энергию, которую ни одна другая нация не в состоянии направить на освобождение человечества», — провозглашал он в 1919 году, во время апогея Гражданской войны в России.

Естественно, такая позиция (начинавшая напоминать политическую теологию), как и остальные «14 пунктов» Вильсона, была воспринята странами-победительницами как попытка «диктовать Европе свои условия» и была немедленно отторгнута. Американский истеблишмент тут же склонился к отходу от активного участия в международных делах. И до Второй мировой войны ни одна «буйна голова» не покидала пределов Западного полушария.

Лишь в 1941 году Франклин Рузвельт счел себя вправе заявить о четырех основных человеческих свободах, которыми обладают жители демократического общества: слова, религии, свободы от бедности и свободы от страха. Защищая эти свободы от нацизма, фашизма и японского милитаризма, США вступили во Вторую мировую войну, но, с оглядкой на ошибки Вильсона, это было сделано на окончательной стадии военных действий.

Далее был Фултон, «Доктрина сдерживания», вмешательство в Турцию и Грецию — «Доктрина Трумэна» и план Маршалла. С «Доктрины Эйзенхауэра» началась подчеркнуто мессианская стратегия противостояния тому, что позже будет названо «Осью зла». Краткосрочную «разрядку» прервал Рейган, начав гонку вооружений и эпоху «Звездных войн». «Новый мировой порядок», придуманный Бушем-старшим, просуществовал до 1991 года и распада СССР. Тогда Советский Союз отказался оказать Саддаму Хусейну помощь и поддержал создание международной военной коалиции во главе с США. После этого зоной «жизненно важных интересов» был де-факто объявлен весь земной шар.

Холодная война закончилась, и дивный новый постмодернистский мир ошарашил нас виртуальной экономикой, нехваткой природных ресурсов, расхожим стал принцип «после нас хоть потоп». Вместо труда во имя прогресса на благо будущих поколений эти поколения стали обворовываться бесконечными внутренними займами.

Многие из доктрин США не прекращали свое действие и накладывались на новые, но сейчас попыток разработать адекватную современным вызовам США стратегию нет. Слишком удобной и ликвидной оказалась используемая уже более полувека демагогия демократов — пилигримов, которые пытаются стереть с лица земли «последних тиранов».

При этом не принято вспоминать о том, что США занимают 49-е место в мире по грамотности населения и 28-е место по познаниям в математике (данные The New York Times, Dec. 12, 2004), о том, что США лидируют по количеству заключенных на душу населения, числу взрослых, верящих в ангелов, и по оборонным расходам. Когда Никсон утвердительно отвечал на вопрос: «Обладает ли американский народ достаточной моральной выдержкой и отвагой для того, чтобы справиться с ответственной задачей руководства свободным миром?» — он явно немного спешил.

Сейчас для оправдания новых демократических крестовых походов придумана более удобная теория демократического мира («демократии не воюют друг с другом»). Это еще один постулат-симулякр, успешно вписывающийся в современную политическую парадигму, которой, правда, доверяют далеко не все.

В наши дни голову поднимает социальный консерватизм. Си Цзиньпин — в Китае, Реджеп Тайип Эрдоган — в Турции, Синдзо Абэ — в Японии, Нарендра Моди — в Индии, генерал Абдул-Фаттах аль-Сиси — в Египте, Марин Ле Пен — во Франции, Виктор Орбан — в Венгрии. Этот список можно продолжать… Перечисленные страны отважно и на ощупь пытаются найти собственный выход из запутавших мир в гордиев узел геополитических доктрин. Они не боятся набить себе шишки, это будут их шишки и их опыт, а не прокрустово ложе псевдодемократических ценностей. Их вполне можно понять — вряд ли те же люди, которые привели к сегодняшнему неутешительному положению дел в мире, смогут придумать достойный выход из положения.

Каков же современный ответ США? Откат на 200 лет назад к «Доктрине Монро» или новый призыв к мессианству? В многоголосье смелых прогнозов выделяются предсказания влиятельного американского агентства Stratfor: «Прежде всего, мы последовательно предсказываем непреходящую мощь Соединенных Штатов. Наши прогнозы основаны не на шовинизме и ура-патриотизме. Они базируются на нашей модели, в которой США по-прежнему являются исключительной державой», — пишет в своем пятом «скользящем прогнозе» на десятилетие Stratfor.

Издание сосредотачивает внимание на важных тенденциях, возникающих в мире. «Мы вступили в эпоху упадка национальных государств, созданных Европой в Северной Африке и на Ближнем Востоке. Власть во многих из этих стран больше не принадлежит государству и перешла к вооруженным партиям, которые не способны установить прочную власть на месте. Это привело к напряженной внутренней борьбе. США готовы участвовать в таких конфликтах при помощи авиации и ограниченного вторжения на территорию, но не могут и не хотят обеспечивать их прочное разрешение».

Stratfor также прогнозирует постепенное «умывание рук» мировым жандармом: «США продолжат быть крупной экономической, политической и военной силой, но их вмешательство будет менее активным, чем раньше. Низкий уровень экспорта, растущая энергетическая независимость и опыт прошедших десяти лет приведут к более осторожному отношению к экономическому и военному вмешательству в дела планеты. Американцы наглядно увидели, что происходит с активными экспортерами, когда покупатели не могут или не хотят покупать их продукты. США осознают, что Северной Америки достаточно для процветания, при условии избирательных вмешательств в других частях света. Крупные стратегические угрозы Америка будет встречать соответствующей силой, но откажется от роли мировой пожарной команды…

…Это будет хаотичный мир, где многие регионы ждет смена власти. Неизменным останется только могущество Соединенных Штатов, в более зрелой форме. Она будет не на виду, потому что в ближайшее десятилетие ею будут пользоваться не так активно, как раньше».

Что касается сопредельных РФ зон влияния, издание выделяет Польшу из ряда восточноевропейских партнеров: «Польша продолжит получать выгоды от стратегического партнерства с США. Когда глобальная сила вступает в такую стратегическую взаимосвязь, она всегда стремится усилить и оживить экономику партнёра и одновременно стабилизировать общество и обеспечить строительство мощной армии. С Польшей и Румынией произойдет именно это. Вашингтон не скрывает своего интереса в регионе».

В целом прогноз в отношении России больше походит на прогноз погоды и по «точности», и по безапелляционному манипулированию будущей политической географией: «К западу от России Польша, Венгрия и Румыния попробуют вернуть регионы, потерянные когда-то в борьбе с Россией. Они попытаются присоединить Украину и Белоруссию. На юге РФ утратит способность контролировать Северный Кавказ, в Средней Азии начнется дестабилизация. На Северо-Западе Карелия попытается вернуться в состав Финляндии. На Дальнем Востоке начнут вести независимую политику приморские регионы, больше связанные с Японией, Китаем и США, чем с Москвой…

…Прочие регионы не обязательно будут искать автономии, но могут получить её независимо от своей воли. Революции против Москвы не будет, наоборот, слабеющая Москва оставит после себя вакуум. В этом вакууме будут существовать отдельные фрагменты бывшей Российской Федерации.

Это приведёт к крупнейшему кризису следующего десятилетия. Россия обладает огромным ядерным арсеналом, разбросанным по стране. Упадок московской власти поставит вопрос о контроле за этими ракетами и о том, каким образом можно гарантировать отказ от их применения. Для США это станет большим испытанием. Вашингтон — единственная сила, способная решить такую проблему, но американцы будут не в состоянии физически взять под контроль огромное число ракетных баз чисто военным способом. США придётся выработать некое военное решение, которое тяжело сейчас представить — смириться с угрозой случайных запусков или создать в ядерных регионах стабильное и экономически устойчивое правительство, чтобы затем со временем нейтрализовать ракеты невоенным путем».

Не стремится сохранить американское доминирование Stratfor и в Ближневосточном регионе: «Ближний Восток, и особенно район между восточным Средиземноморьем и Ираном, а также Северная Африка переживают период государственного распада… Но требуемые силы и средства, а также продолжительность их действий превосходят возможности США, даже если американский военный потенциал будет существенно расширен. С учетом той ситуации, которая складывается в других частях мира, в частности в России, Соединенные Штаты не могут больше сосредотачиваться исключительно на этом регионе».

Резюмируя, издание подводит черту под мировыми приоритетами и подводит читателя к тому, что главным приоритетом США должна стать внутренняя политика и консервация достигнутых экономических стандартов: «Экономика США по-прежнему составляет 22% мировой. Америка продолжает доминировать на море и обладает единственной значительной межконтинентальной армией. Вокруг роста американской силы выстроена современная международная система…

Но главное преимущество США — закрытость. Америка экспортирует всего 9% ВВП, и 40% этого экспорта идет в Канаду и Мексику. Только 5% ВВП подвержены колебаниям глобального спроса. В условиях нарастающего хаоса в Европе, России и Китае Америка может позволить себе потерять половину экспорта, но даже такая потеря будет вполне решаемой проблемой.

От проблем с импортом США тоже защищены вполне надежно. В отличие от 1973 года, когда арабское эмбарго на нефть пошатнуло американскую экономику, в следующее десятилетие США входят как крупный производитель энергии. Хотя некоторые минералы приходится ввозить из-за пределов NAFTA, а некоторые промышленные товары страна импортирует, без всего этого можно легко обойтись, особенно если учесть ожидаемый рост промышленного производства в Мексике после ухода производства из Китая.

Всемирный кризис оставил американцев в выигрыше. В США стекается глобальный капитал — деньги, бегущие из Китая, Европы и России, оседают в Америке, снижая процентную ставку и оживляя рынок акций.

Что касается вечного страха перед уходом китайских денег с американских рынков, это все равно произойдет — но медленно, по мере того как рост китайской экономики будет замедляться, а объем внутренних инвестиций увеличится. Резкий уход невозможен — больше деньги вкладывать некуда. Конечно, в следующие десять лет рост и рынки будет лихорадить, но США станут стабильным центром мировой финансовой системы.

Америка на протяжении века была озабочена опасностью появления европейского гегемона, в особенности возможным союзом между Россией и Германией или покорением одной из этих стран другой. Такой союз более чем какой-либо другой имел бы силу — немецкий капитал и технологии в сочетании с русскими ресурсами и живой силой — явили бы угрозу американским интересам. В Первую мировую, Вторую мировую и холодную войны США удалось предотвратить его появление».

Относительно внедрения новой внешнеполитической доктрины Stratfor также настроен оптимистично: «Американцы попытаются выстроить систему союзов, параллельную НАТО, от Прибалтики до Болгарии, и вовлечь в нее как можно больше стран. В союз попробуют завлечь Турцию и распространить его на Азербайджан. В эти страны пропорционально угрозам будут направлены войска… Это станет главным содержанием первой половины десятилетия. Во второй половине Вашингтон сосредоточится на том, чтобы избежать ядерной катастрофы при распаде России. США не будут втягиваться в решение европейских проблем, не станут воевать с Китаем и будут как можно меньше вмешиваться в ближневосточные дела», — пишет Stratfor.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
27.08.16
Есть ли историческая связь между Гитлером и Эрдоганом?
NB!
27.08.16
Братья Стругацкие как основоположники российского социального расизма
NB!
26.08.16
Радио REGNUM: второй выпуск за 26 августа
NB!
26.08.16
Глава ФАС: рынок лекарств в России захвачен мафией
NB!
26.08.16
СМИ Чехии: Германия хочет взять Крым и Приднестровье под контроль ОБСЕ
NB!
26.08.16
Курортный сбор в России: история вопроса
NB!
26.08.16
Маневры России в мировом океане Китая, маневры Китая в Сирии
NB!
26.08.16
Наступление социал-дарвинизма и новая банда вассальных режимов США
NB!
26.08.16
На выборах в Петербурге новичкам предстоит сожрать друг друга
NB!
26.08.16
Иран: мы готовы сотрудничать с ОПЕК по вопросу стабилизации рынка нефти
NB!
26.08.16
Принципиально новый ракетный двигатель успешно испытан в России
NB!
26.08.16
Туроператоры о курортном сборе: «Пока больше вопросов, чем ответов»
NB!
26.08.16
Дипмиссия Латвии в Калининграде поменяла свастику на виды Балтики
NB!
26.08.16
Президент России Владимир Путин уволил восемь генералов
NB!
26.08.16
Что будет с рынком при введении курортного сбора?
NB!
26.08.16
Шахтёры Дона продолжают голодовку и ждут выплат: главное
NB!
26.08.16
Всемирная сеть: Дикий Запад или тугая паутина?
NB!
26.08.16
Слив конфиденциального доклада ООН по Сирии – «инструмент давления на РФ»
NB!
26.08.16
Информационный виток украинской диверсии
NB!
26.08.16
«Курортный сбор — это палка о двух концах»
NB!
26.08.16
В Южной Осетии празднуют признание независимости Россией
NB!
26.08.16
Стратегию развития Крыма призвали оценить «без отрыжки украинских времен»