Новое исламское государство на карте

Уход Каддафи и приход Эрдогана исламизирует не только Европу, но и Африку

Александр Шпунт, 29 Января 2016, 15:59 — REGNUM  

В конце декабря 2015 года признанный мировым сообществом президент Гамбии Яхья Джамме объявил, что Гамбия отныне стала «исламской республикой» — второй в Африке после Мавритании.

Президент обосновал свое заявление, сказав, что стремится тем самым окончательно вырваться из колониального прошлого Гамбии.

«…В соответствии с религиозной идентичности и ценностями страны я провозглашаю Гамбию в качестве исламского государства», сказал Джамме по государственному телевидению… Так как мусульмане составляют большинство населения страны, Гамбия дальше не может позволить себе сохранять колониальное наследие…» — заявил Яхья Джамме, никак, впрочем, не объяснив, чем присоединение к крайне немногочисленной группе стран, официально декларирующих себя не светскими, а религиозными государствами — Иран, Афганистан, упоминавшаяся уже Мавритания и еще несколько режимов, включая ИГИЛ — способно помочь Гамбии окончательно порвать с колониализмом.

Действительно, почти 98% из почти двухмиллионного населения Гамбии придерживаются ислама, но ислама умеренного. Страна все годы после обретения независимости развивалась как светское государство, основой экономики которого всегда был туризм, что предполагало достаточно высокую терпимость и уровень приятия иностранной культуры и порядков. Это всегда Гамбия и показывала миру — страна практически не знала, в отличие от своих соседей по континенту, ни радикальных исламистских группировок, ни террористических актов, ни даже проповедников-салафитов.

Скорее, ее можно было поставить в пример другим странам с мусульманским населением — как нужно разделять религию и светское государственное строительство.

Именно поэтому заявление президента Джамме вовсе не вызвало бурю восторга в стране. Показательный факт: менее чем через две недели после объявления об «исламизации» Гамбии, 30 декабря, военные страны пошли на переворот в столице, Банжуле. Главным мотивом переворота было нежелание военных видеть свою страну живущей по шариату.

Гамбийские военные прямо приводили в пример египетское военное правительство президента Ас-Сиси, сумевшего силовым образом вырвать Египет из рук «братьев мусульман», и алжирский опыт, когда военные тремя годами ранее на корню остановили местный вариант «арабской весны».

Президент был вынужден бежать, но сумел вернуться на штыках преданных ему полувоенных частей из провинции. Мятеж столичной военной группировки был подавлен.

Однако неожиданным заявление Яхья Джамме оказалось только для западных масс-медиа. Аналитические центры США и Великобритании, специализирующиеся на проблемах Африки, давно предсказывали, что гамбийский президент будет вынужден пойти на какой-то резкий политический жест, чтобы попытаться сформировать вокруг себя новое окружение стран-спонсоров, и для этого готов двинуть страну по любому политическому вектору.

Началом был выход Гамбии в 2013 году из Содружества наций, после 48 лет членства. Тогда тоже Джамме мотивировал это задачами деколонизации, но та попытка сыграть на антизападных интонациях оказалась только пробным шаром, способом заявить о себе на мировом политическом рынке в качестве объекта для политических инвестиций.

И почти сразу президент Джамме обнаружил, что инвестиции такого рода есть сегодня только у тех, кто стремится к экспансии ислама — не как религии, а как социального и государственного устройства.

Прежде всего — у Турции.

Здесь нужно прежде всего объяснить, что колоссальное давление бремени государственного долга, который, в соответствии с данными МВФ, составил около 100 процентов от ВВП в конце 2014 года, возникло в Гамбии отнюдь не по причинам внутренней коррупции или глобального экономического спада. Что, в общем, и выделяло позитивно Гамбию на фоне других стран беднейшей Западной Африки.

«Арабская весна» стерла с политической карты Ливию и режим Муаммара Каддафи — главного внешнего спонсора светской модели развития Гамбии. Отношения были не просто дружественными — светская Гамбия с почти полностью мусульманским населением была витринным проектом джамахирии, моделью, которую Ливия предлагала другим африканским странам. В июле 2009 года президент Джамме наградил Муаммара Каддафи высшей государственной наградой страны — званием Великого Командора ордена Республики Гамбия — «за выдающиеся заслуги в деле государственного строительства».

Именно по почти открытому указанию из Триполи в 2010 году Гамбия разорвала не только торговые, но и дипломатические отношения с исламистским Ираном.

Иран шесть лет назад, при президенте Ахмадинеджаде, был вовсе не тем Ираном, что сегодня при президенте Роухани. Тегеран пытался организовать в Африке свою, шиитскую «исламскую революцию».

Тогда, в 2010-м, власти Нигерии официально сообщили, что перехватили партию нелегальных вооружений, перевозившихся на судах зарегистрированной во Франции компании CMA CGM в Лагос из Ирана, и предназначенные для антиправительственных групп Гамбии.

Заметная фигура в окружении Ахмадинеджада, председатель комитета по внешней политике и национальной безопасности иранского парламента Алладин Боруджерди подтвердил в 2010-м, что «…частная иранская компания послала оружие в Гамбию…», но сказал, что это происходит «…в соответствии с международными нормами…» и иранское государство к этому не имеет отношения.

До этой истории Иран был крупнейшим торговым партнером Гамбии. Один только контракт на поставку коммерческих грузовых автомобилей из Ирана достигал по объему сделок фантастических для Западной Африки двух миллиардов долларов. Когда в Гамбии состоялся саммит Африканского союза — он прошел в 2006 году — именно президент Джамме в качестве главы саммита настоял на том, чтобы Махмуд Ахмадинеджад был почетным гостем, чем существенно помог Ирану снизить уровень изоляции на континенте. Гамбия была среди тех развивающихся стран, которые защищали права Ирана на использование ядерной энергии.

В итоге, после разрыва отношений с Ираном, зависимость Гамбии от Ливии и Каддафи лично, почти достигла уровня монопольного управления политикой бюджетом из Триполи.

И именно в этой точке в Ливии происходит исламистский переворот, режим Каддафи и он сам уходят, и президент Яхья Джамме, долгие два десятилетия строивший вместе с Каддафи светскую Гамбию, на 21-м году своего бессменного правления вынужден резко искать для страны новых спонсоров.

Первая ставка была на Китай, — главного инвестора на континенте на сегодня. Для этого два года назад Гамбия шумно разорвала отношения с Тайванем под формальным и незначительным предлогом, — надеясь, что Китай вознаградит Банжуле за его разрыв отношений с Тайбэем. Но этого не произошло.

Китайцы оказались равнодушны к перспективам Гамбии, их в тот момент — да и сегодня — больше интересуют африканские страны с богатыми сырьевыми ресурсами, чем с перспективными туристическими.

Прорывом оказался визит в 2014-м году президента Джамме в Анкару. Судя по разворачивающимся в дальнейшем событиям, новый внешний собственник для политического будущего Гамбии был найден именно в лице Реджепа Эрдогана, только начинавшего пробовать на вкус открытую исламизацию собственной страны после событий на площади Таксим.

Турция была выбрана президентом Джамме не случайно, и не случайно именно Гамбия была выбрана президентом Эрдоганом.

Главная сила, которая может сопротивляться исламизации — это армия, как показал опыт египетской контрреволюции президента Ас-Сиси. Противостоять ей в условиях небольшого государства могут только силы правопорядка, почти равные регулярной армии по численности и вооружениям. Турецкая вооруженные силы обучали жандармерию Гамбии с 1991 года, и военнослужащие Гамбии проходили обучение в Турции все эти годы.

Собственно говоря, именно эти подразделения и смогли подавить мятеж столичных военных против исламизации страны в конце декабря — как и рассчитывали оба президента, Эрдоган и Джамме.

Формально в декабре 2016 года президент Джамме выходит на очередные президентские выборы. Но выборы в «исламском государстве Гамбия», кассу которого наполняют исламисты из Турции, для президента Яхья Джамме, который все это сумел провернуть, вряд ли будут сложным барьером.

Читайте развитие сюжета: Бизнесмен из Техаса осуждён за попытку госпереворота в Гамбии

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
27.08.16
Сколько фронтов у Эрдогана
NB!
27.08.16
В аэропорту Еревана задержали гражданина РФ по запросу США
NB!
27.08.16
Ватикан, Израиль, Иран – неужели союзники?
NB!
27.08.16
Задержан топ-менеджер компании, строившей энергомост в Крым
NB!
27.08.16
СМИ: запрет на чартерные рейсы в Турцию снят
NB!
27.08.16
Зреет новый раскол под соусом объединения: обзор церковной жизни Украины
NB!
27.08.16
Разорившуюся Венесуэлу купит Китай?
NB!
27.08.16
Австрия: «Даже близко нет политической альтернативы Путину»
NB!
27.08.16
Неприязнь. После революции: 1849
NB!
27.08.16
Reuters: Приватбанк тоже хочет денег от России за Крым
NB!
27.08.16
Daily Express: «Путин готовится к войне, начиная учения»
NB!
27.08.16
Аргентина: скоро грянет буря?
NB!
27.08.16
Суд Северной Каролины разрешит мужчинам доступ в женские туалеты
NB!
27.08.16
Тереза Мэй намерена начать процедуру Brexit без согласования с парламентом
NB!
27.08.16
Исламисты опубликовали видео, на котором дети казнят курдских заложников
NB!
27.08.16
Остров Новая Голландия в Петербурге возвращается навсегда
NB!
27.08.16
Братья Стругацкие как основоположники российского социального расизма
NB!
26.08.16
Радио REGNUM: второй выпуск за 26 августа
NB!
26.08.16
СМИ Чехии: Германия хочет взять Крым и Приднестровье под контроль ОБСЕ
NB!
26.08.16
Курортный сбор в России: история вопроса
NB!
26.08.16
В Москве готовят к открытию фестиваль «Спасская башня» — фоторепортаж
NB!
26.08.16
Маневры России в мировом океане Китая, маневры Китая в Сирии