В рамках зимней сессии ПАСЕ планируется обсуждение докладов британского депутата Роберта Уолтера «Эскалация насилия в Нагорном Карабахе и на других оккупированных территориях Азербайджана» и боснийского парламентария Милицы Маркович «Население приграничных регионов Азербайджана намеренно лишают воды».

На провокационный характер данных докладов, заключающийся уже в самих их названиях, не раз указывали представители обеих армянских республик. Попробуем разобраться в сути проблемы.

Итак, по первому докладу. Совершенно очевидно, что в последние два года ситуация в зоне азербайджано-карабахского конфликта беспрецедентно накалилась. Очевидно также и то, по чьей вине наблюдается эскалация насилия. В течение всего 2015 года Азербайджан, движимый сугубо реваншистскими целями, последовательно совершенствовался в своей агрессии против НКР, применяя как новые виды оружия, так и новые методы ведения военных действий, а с середины года, совершенно игнорируя соглашение о прекращении огня, и вовсе перешёл к открытой войне с применением танков, зенитно-ракетных установок, гаубиц, в частности, 122-миллиметровой гаубицы типа Д-30, пушки Д-44 и др. Причём чисто карабахским фронтом Баку не стал ограничиваться, подвергая регулярному обстрелу и приграничные районы Армении, в результате чего погибли мирные жители.

«Чем дальше, тем больше опасности содержит в себе поведение Азербайджана, который сегодня стал серьёзной угрозой региональной и международной безопасности. Дальнейшее обострение ситуации со стороны Азербайджана не является исключительно проблемой Арцаха и Армении, так как международное сообщество стоит перед угрозой новой авантюры Баку», — так охарактеризовал действия Азербайджана председатель Национального собрания Нагорно-Карабахской Республики Ашот Гулян.

При этом спикер парламента отметил, что необходимо напомнить официальному Баку о том, что, вступая в Совет Европы, Азербайджан обязался решить карабахскую проблему мирным путём.

Между тем официальный Баку продолжает использовать переговорный процесс в своих корыстных целях (хотя вряд ли можно назвать переговорным процессом периодические политические встречи, проводимые без главной стороны конфликта — Нагорного Карабаха). Практически имитируя участие в процессе урегулирования, азербайджанская сторона на деле ведёт широкомасштабную пропагандистскую войну против Армении и Карабаха с применением изощрённых форм фальсификаций, провокаций, реваншистских угроз. Реальный процесс урегулирования конфликта подменяется со стороны Азербайджана попытками перенесения проблемы под эгиду других, мало знакомых с сутью проблемы организаций, к примеру, той же ПАСЕ. И вот результат — тенденциозные, оторванные от реальности доклады, не делающие чести этой старейшей европейской структуре.

Что касается т.н. «оккупированных территорий», то проблему занятых территорий официальный Баку преподносит международному сообществу как результат армянской агрессии, тогда как она является прямым следствием агрессии именно Азербайджана против национально-государственного образования, заявившего о своём праве на свободу и суверенитет. Не Нагорный Карабах развязывал в 1991—1994 годах войну, а Азербайджан, и в итоге этой провалившейся авантюры создалась новая геополитическая ситуация, с изменением границ между государствами. Баку должен признать эти реалии, мириться с этим или же, по крайней мере, просить о чём-либо, а не требовать и шантажировать. Между тем у самой Нагорно-Карабахской Республики имеется ряд территориальных претензий к Азербайджану. В частности, это находящийся под оккупацией Шаумянский район, откуда было изгнано многотысячное армянское население, а также части Мартакертского и Мартунинского районов.

Перейдём ко второму докладу. Власти Нагорного Карабаха не раз предлагали Азербайджану начать диалог вокруг совместного управления приграничными водными ресурсами, в частности, водами реки Тартар и Сарсангского водохранилища — самого крупного резервуара НКР, расположенного в Мартакертском районе республики.

При этом вице-премьер Нагорно-Карабахской Республики Артур Агабекян пояснил: «Возможности Сарсангского водохранилища больше, чем мы используем, и при правильной эксплуатации построенных ещё в советское время водоканалов выиграют как карабахская сторона, так и азербайджанская».

Одновременно он заметил, что если Азербайджан не отреагирует на призыв к сотрудничеству, карабахское правительство будет вынуждено сделать крупные инвестиции в приграничных районах для того, чтобы с помощью мощных насосных станций качать расположенные в приграничных зонах водные ресурсы исключительно для собственных территорий.

Ранее Баку поднимал тему Сарсангского водохранилища на международном уровне, утверждая, что 125-метровая плотина разрушается и нуждается в капитальном ремонте, а последствия возможной катастрофы представляют угрозу для граждан, проживающих ниже по течению.

В чём же собственно проблема? Почему бы сторонам не попытаться решать данный вопрос совместными усилиями, обеспечить людей водой и нейтрализовать все потенциальные угрозы? Не всё, оказывается, так просто.

В ответ на заявление вице-премьера НКР официальный Баку вполне ожидаемо перевёл проблему в плоскость т.н. межобщинного сотрудничества, тем самым практически блокировав инициативу. Разумеется, такая постановка вопроса категорически не воспринимается Нагорным Карабахом, который уже 25 лет живёт независимой жизнью, строя суверенное государство.

Следует отметить, что ещё в 2001-ом году власти НКР предложили Азербайджану комплекс мер по установлению доверия — более 20-ти предложений, предполагающих в том числе совместное использование водных ресурсов. Однако Баку тогда, как и сегодня, не пошёл на контакты с карабахской стороной даже в гуманитарных вопросах, в решении проблем, представляющих общий интерес.

В итоге получается, что именно азербайджанское руководство, политизируя подобного рода проблемы, намеренно лишает воды население приграничных регионов.

В целом картина следующая: Баку избегает прямых контактов со Степанакертом, считая это косвенным признанием независимости Нагорного Карабаха, а НКР придерживается той позиции, что диалог на равных с азербайджанцами-бывшими жителями Карабаха возможен лишь после признания Нагорно-Карабахской Республики. Тупик? Но ведь в любой ситуации бывает какой-нибудь выход. А он в данном случае — в отказе от политизации насущных гуманитарных вопросов. Решение подобного рода вопросов совместными усилиями постепенно снизило бы напряжённость между обществами сторон и создало бы определённую атмосферу доверия, без которого решение затянувшегося конфликта между Азербайджаном и Нагорным Карабахом в принципе невозможно.

К сожалению, вместо диалога со Степанакертом, Баку предпочитает и дальше вводить в заблуждение международные организации и отвлекать их от сути проблемы. А это лишь отдаляет перспективу достижения мира.

Читайте ранее в этом сюжете: Минская группа призвала ПАСЕ не усложнять переговорный процесс по Карабаху

Читайте развитие сюжета: ПАСЕ принял один из антиармянских докладов, второй был отклонен