Что ищет Варшава в Москве: «проблемы самой России» или нацинтересы Польши?

Двум странам было бы полезно найти какую-то стабильную форму согласования и закрепления базовых основ двусторонних и многосторонних отношений

Станислав Стремидловский, 19 Января 2016, 15:03 — REGNUM  

Министр иностранных дел Польши Витольд Ващиковский хочет в Москву. Как пишет портал wPolityce со ссылкой на выступление главы польской дипломатии в эфире телеканала TVP Info, Ващиковский говорил об этом в контексте интереса новых польских властей к расследованию причин смоленской катастрофы, в которой погибли президент Лех Качиньский и сопровождавшие его лица. «Я хотел бы, чтобы обломки самолета Ту-154М вернулись в Польшу ко дню 6-й годовщины смоленской катастрофы, — заявил министр. — Если россияне удерживают обломки так долго, значит, это элемент какой-то политической игры. Мы хотим поехать в Москву и открыто спросить, намерены ли россияне использовать обломки самолета в польской политике или во внешней политике по отношению к Польше». При этом портал использует ниже и другой оборот: уже не «мы», а сам Ващиковский хочет 22 января отправиться в Россию, чтобы поговорить на эту тему.

Если только издание не допустило журналистскую вольность, то намерение главы МИД Польши так скоро прибыть в российскую столицу говорит о многом — личным участием он намерен повысить статус первого контакта нового польского правительства с российскими партнерами.

Ведь до сих пор речь шла о запланированных в Москве польско-российских консультациях на уровне заместителей министров иностранных дел. Со стороны Польши в них примет участие Марек Жулковский, один из опытнейших специалистов по России, Украине и Белоруссии. Со стороны России — Владимир Титов, в ранге первого заместителя МИД курирующий отношения с европейскими странами. Официальный представитель польского ведомства Артур Дмоховский сообщил, что в ходе переговоров будут обсуждаться двусторонние «политические отношения», памятники, экономическое, приграничное и региональное сотрудничество, состояние польско-российского диалога. И, помимо того, международные отношения — ЕС — Россия и НАТО — Россия, реализация Минских соглашений и безопасность на Ближнем Востоке (Сирия),а также «по инициативе польской стороны — расследование катастрофы в Смоленске». Как пояснил Ващиковский, «это первый визит, который положит начало контактам нового правительства с россиянами: от них зависит, будут ли эти встречи продолжены, так как мы первыми протянули руку».

В последний раз польские и российские дипломаты общались почти год назад в Варшаве. Встреча прошла 23 февраля 2015 года. В сообщении МИД России говорилось, что «был проведен обстоятельный обзор нынешнего состояния российско-польских отношений. Обсуждалась тематика функционирования основных механизмов двустороннего диалога, развития взаимодействия между ведомствами и регионами России и Польши, культурно-гуманитарного сотрудничества и договорно-правовой базы отношений. Отмечалась необходимость деполитизированного рассмотрения сложных сюжетов совместной истории двух стран в рамках Группы по сложным вопросам, вытекающим из истории российско-польских отношений. Рассматривались вопросы мемориальной работы, в том числе в контексте российской инициативы увековечивания памяти красноармейцев, погибших в плену на территории Польши в 1919—1921 годах. Состоялся обмен мнениями по актуальным вопросам международной повестки дня, включая развитие ситуации на Украине, проблематику взаимодействия России с ЕС и некоторые другие темы». Если сравнить повестку годичной давности и нынешнюю, нетрудно заметить, что сегодня Варшава начинает разговор о действительно важных и волнующих темах как по двусторонних вопросам, так и более широкому пониманию.

Известный специалист по России, профессор иезуитской Академии Ignatianum в Кракове Влодзимеж Марчиняк в интервью католическому ежедневнику Nasz Dziennik обращает внимание на некоторые нюансы российско-польских отношений, складывающихся после победы в прошлом году на выборах в Сейм партии «Право и Справедливость» (PiS). Он отмечает, что сильным козырем Варшавы являются «проблемы самой России». Дело здесь в том, чтобы «определить и выяснить, какие у нас общие интересы. Эти переговоры важны, так как мы можем что-то узнать о намерениях российской стороны. Россияне взяли паузу. Их реакция на итоги президентских и парламентских выборов в Польше была очень спокойной, уравновешенной, а официальные заявления содержали в себе элементы определенного оптимизма. Например, вину за ухудшение отношений российская сторона возлагала на предыдущее правительство, что является явным шагом вперед по отношению к действующей власти. Посмотрим, что из этого выйдет. Ухудшения польско-российских отношений, которые мы наблюдали в 2005—2007 годах, не должно повториться. Возможно, что удастся избежать назначения PiS «русофобами», что все больше и больше стараются сделать наши западные партнеры, риторически пристыжая Польшу за то, что она приближается к Путину. Правительство не может попасться в эту ловушку. А россияне, насколько хорошо я читаю их сигналы, тоже не хотят, чтобы в Варшаве дали повод себя подставить». При этом профессор Марчиняк отметил, что один из главных раздражителей польско-российских отношений при предыдущем правительстве «Гражданской платформы» — конфликт на Украине — также способен изменить свой вектор: «Обратите внимание: когда польская дипломатия выразила амбиции присоединиться к так называемому Нормандскому формату, россияне отреагировали на это положительно, в отличие от Берлина, Парижа и Киева. Это создает пространство для разговора, но нужно подождать результатов визита».

Для Варшавы наступает момент, когда в отношении Москвы она может исправить сделанную ранее ошибку — сформулировать собственные национальные интересы, а не ретранслировать претензии иностранных политических центров и отдельных эмигрантов, давно уже проживающих в США. Такую возможность полякам, да и не им одним, дает сейчас изменившаяся геополитическая реальность, проверившая на прочность иные союзы и блоки и показавшая, что внешнеполитическая линия все-таки должна основываться на отечественной истории, экономике, культуре, религии и географии, а не какой-то интернациональной идеологии. Это первое. Второе заключается в том, что в Польше пришел к власти «краковский клан». У него есть свои особенности. В то время как Пруссия «мягкой силой» пыталась ассимилировать поляков, Россия — интегрировать в структуру страны, входящий в австрийскую зону Краков являлся инструментом Вены по созданию механизма соблюдения баланса между имперскими интересами и многочисленными этническими и конфессиональными общинами, где поляки противостояли русинам и только-только нарождающимся украинцам. Если в российской зоне на протяжении XIX века дважды вспыхивали кровавые, продолжительные и бесплодные восстания, то бунт в Кракове в 1846 году продлился всего с 21 февраля по 4 марта и привел к тому, что вольный город при содействии Санкт-Петербурга и Берлина был включен в состав Австрийской империи. Так закончилась попытка краковян отстоять собственное величие, некогда центра страны, который утратил столичный статус после унии Польши с Литвой и создания Речи Посполитой Обоих Народов, что привело к возвышению Варшавы.

И это способно объяснить, почему Краков более чуток к идее сохранения национального суверенитета, более болезненно реагирует на попытки со стороны международных блоков сковать руки Польше и менее космополитический, чем другие регионы страны. Даже если бы в Европейском союзе не разразился кризис, можно смело предполагать, что политики «Права и Справедливости» все равно предприняли бы попытки выйти за красные флажки, расставленные Брюсселем. Знаковыми событиями польской дипломатии начинающейся новой эпохи правления PiS сегодня становятся два направления — Китай и Иран. Визит в ноябре прошлого года в Пекин президента Анджея Дуды в первые 100 дней каденции был расценен как «новое экономическое открытие» Китая и использование возможностей, предоставляемых программой «Нового шелкового пути», наряду с тем, что, по мнению Варшавы, Польша является самым важным партнером КНР в Центральной и Восточной Европе. Большие надежды поляки возлагают сегодня и на Тегеран. На днях после официального вступления в силу решения об отмене санкций первая иранская делегация предпринимателей прибыла в Варшаву, чтобы обсудить возможность и перспективы сотрудничества. В 2015 году объем торговли между странами составлял $50 млн, ранее, в лучшие времена, он был $700 млн. А, по мнению посла Ирана в Польше Рамина Мехманпараста, которого цитирует Зарубежная служба Польского радио, в будущем торговый оборот может достичь $1 млрд. К слову, в 1999—2002 годах глава МИД Витольд Ващиковский являлся польским послом в Иране, так что эта страна ему знакома.

И на китайском, и на иранском направлении Варшава неизбежно встретится с Россией. Но более важным для Польши сегодня является формирование надежного тыла на восточных границах. Так или иначе, наступает пора закрывать гештальты травм исторической памяти и политических распрей. Не исключено, что здесь Варшава быстрее найдет взаимопонимание с Москвой, чем с Киевом и Вильнюсом. Однако есть одна проблема. В Польше отсутствует консенсус по ключевым вопросам внешней политики, соответственно, смена правящей коалиции (справедливости ради скажем, что и для России, пусть в меньшей степени, но это тоже характерно) приводит зачастую к развороту на 180 градусов внешнеполитического курса. Варшаве и Москве было бы полезно найти какую-то стабильную форму согласования и закрепления базовых основ двусторонних и многосторонних отношений, возможно, на уровне межправительственного договора с ратификацией в парламентах. Это отдаленная перспектива, просматривается она с трудом, но с чего-то надо начинать.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
28.07.16
Иран и Пакистан пытаются стабилизировать Белуджистан
NB!
28.07.16
Баку: «События в Ереване вызваны консенсусом по Карабаху»
NB!
28.07.16
Новый Индокитай для всё тех же США
NB!
28.07.16
Крестный ход УПЦ произвел в Киеве эффект свето-шумовой гранаты: послесловие
NB!
28.07.16
Главу турецкой разведки могут отправить в отставку
NB!
28.07.16
«Страшно подумать, какие компенсации придется платить русским»
NB!
28.07.16
Объединение ЮФО и КФО – это завершение присоединения Крыма
NB!
28.07.16
Севастополь передали Чалому?
NB!
28.07.16
Дальневосточной морошке и «клоповке» трудно конкурировать с черешней с юга
NB!
28.07.16
Про перестановки в губернаторском корпусе: «Это сигнал элитам»
NB!
28.07.16
Что известно о новом врио губернатора Ярославской области?
NB!
28.07.16
«Снять блокаду! Промедление недопустимо!» Обращение ВС ПМР к властям РФ
NB!
28.07.16
Ростов-на-Дону может перестать быть столицей ЮФО
NB!
28.07.16
«Система забрала Мельникова обратно»
NB!
28.07.16
«В Нацгвардии генерал Меликов будет на своём месте»
NB!
28.07.16
«Назначение Зиничева актуально для окружённого НАТО Калининграда»
NB!
28.07.16
«Переходный период» интеграции Крыма в Россию окончательно завершён»
NB!
28.07.16
Венесуэла: оппозиция готова к насильственным мерам по свержению Мадуро
NB!
28.07.16
«Сегодняшние перестановки — гарантия сохранения порядка»
NB!
28.07.16
«Отставка Цуканова — это восстановление контроля Кремля над Калининградом»
NB!
28.07.16
Власти устроили в столице Камчатки транспортный коллапс
NB!
28.07.16
«Ключевую ставку ЦБ понизят в сентябре-октябре 2016 года»