Им, неожиданно для большинства избирателей, стал служивший до этого момента мэром Жироны (столица одной из четырех провинций автономного сообщества) Карлес Пучдемонт.

Каталония не Испания. Предвыборный плакат
Каталония не Испания. Предвыборный плакат
geopolitikym.org

По голливудскому сценарию

Ситуация развивалась вполне по голливудским законам: с раскачкой и завязыванием интриги, столкновениями противоборствующих сторон. С угрозой взрыва и обратным отсчетом времени до оного. И, разумеется, счастливым появлением человека, знающего, какую кнопку нажать в финале, чтобы взрыв не состоялся.

Сразу же после объявления итогов всекаталонского голосования 27 сентября 2015 года победители на приличное время впали в эйфорию, затем, вспомнив о своих обязанностях и обещаниях, данных электорату, предприняли попытку приступить к их исполнению, но застряли на первом же шаге — определении персоны, которая займется формированием правительства.

Бо́льшая часть победившего в сентябре блока сторонников независимости (Junt pel sí, для краткости — JPS, в переводе с каталанского «Все — за») желала видеть во главе региона ее действующего (сегодня уже правильнее говорить: прежнего) президента Артура Маса. Меньшая — депутатская фракция СUP (Candidatura d'Unitat Popular — «Кандидатура народного единства»), заявляла, что согласится с любой персоной в кресле главы региона за одним исключением, которым являлся именно Мас.

Дважды представители JPS выдвигали своего лидера, и дважды депутаты от CUP его прокатывали. Классическая ситуация, когда чайная ложка дегтя делает непригодной в пищу солидных размеров бочку меда. Положение, когда Моська не просто лает на Слона, чтобы о ней поговорили и забыли, но способна своим лаем создать гиганту реальные проблемы.

10 мандатов CUP дважды перевешивали 62 мандата, имевшихся в распоряжении JPS. Маса бы устроили даже не все десять, а всего лишь шесть (абсолютное большинство в каталонском высшем законодательном органе начинается с 68 голосов), но и тех добиться оба раза не удалось.

По мере стояния в пробке на политической автостраде, ведущей в светлое каталонское будущее, страсти накалялись. Стороны упорно гнули свое, уступать никто не торопился.

Срок, отведенный на избрание депутатами президента автономии, которому предстояло впоследствии сформировать правительство, истекал 10 января 2016-го в 23 часа 59 минут.

В полдень 7 января Артур Мас увесисто стукнул кулаком по столу, заявив: «Нам проще пойти на проведение новых всеобщих выборов в регионе, чем согласиться на условия CUP». Похоже на то, что малую фракцию эта фраза не напугала: в автономном сообществе чуть ли не еженедельно какая-нибудь из компаний, специализирующихся на социологических опросах, делилась с прессой своими выкладками. Из которых следовало, что стремление к независимости у каталонского населения продолжает иметь значительный вес, однако постепенно число сторонников этой идеи уменьшается. Негативный процесс сказывался в первую очередь на JSP, для которой отчетливо вырисовывалась перспектива получить в случае «выборов на бис» меньше депутатских удостоверений, чем было добыто в сентябре.

В пятницу, 8 января, пресса вовсю обсуждала наиболее подходящую дату проведения нового всекаталонского голосования, сходясь на том, что идеальным днем было бы 6 марта. (Нет смысла вдаваться в подробности, почему именно это число, поскольку все равно событию уже не бывать).

В субботу, 9 января (выходной день для всего честного народа, между прочим, а уж для депутатов — тем более), Артур Мас вновь позвал JPS+CUP поработать. Чем сразу же намекнул меньшинству блока на то, что шутить не намерен. И предпочтет синицу в руке журавлю в небе. Высокому собранию со стороны JPS был представлен новый кандидат в руководители автономии — мэр Жироны Карлес Пучдемонт. Обладающий всем набором характеристик, чтобы понравиться индепендентистам, и при этом не вызывающий изжоги у вечно не согласного с чем-то меньшинства.

Ход, в общем-то, был прогнозируем. Неожиданной оказалась фигура. Эксперты предсказывали появление на сцене одного из заместителей Маса по партии и Женералитату (каталонское правительство), но вместо них из тени в свет был выведен провинциальный мэр, в больших делах и резких заявлениях до того не засвеченный. Даже с трибуны «Ассоциации муниципалитетов за независимость» (Associació de Municipis per la Independència — AMI), которую он возглавляет с июля прошлого года, Пучдемонт не сказал ровным счетом ничего, что сильно бы прибавило ему политических очков и подняло бы над всеми.

Зато у жиронского мэра есть одно ценнейшее качество. Это преданность. Он, как утверждает большинство политобозревателей, «человек Маса на сто процентов». Управлять кем-либо из своих заместителей, поднявшихся по велению судьбы (и депутатов от CUP), Мас бы не смог. Пучдемонт, вознесенный на вершину пирамиды каталонской власти, — человек, понимающий, что попал туда по стечению обстоятельств. И должен быть (и будет) благодарен за свое назначение ушедшему в тень президенту автономии.

Удовлетворенные происшедшим депутаты от CUP дали в субботу свое добро. В воскресенье, 10 января, тикающий механизм «политической бомбы» был остановлен. Парламент большинством голосов выбрал главу региона. У многих депутатов, знакомых с результатами очередного соцопроса, отлегло от сердца.

Новый президент Каталонии и судьба ее независимости

Новый президент, по мнению аналитиков, «ни на миллиметр не отступит от программы, начертанной прежним главой», утверждают они без тени сомнения. То есть «будет вести корабль региона в бухту независимости».

«Новое правительство должно повести с Мадридом и различными международными институтами переговоры, целью которых является признание нового государства. Сейчас мы находимся на этапе поставтономии и на пути к созданию самостоятельного суверенного государства», — цитирует Карлеса Пучдемонта одно из крупнейших изданий Испании, АВС.

Вполне ожидаемое заявление, попытки исполнить которое обещают региону больше проблем, чем успехов. Есть смысл напомнить, что Конституцию Испании в Каталонии никто не запрещал и не отменял. Автономный статус региона в том виде, в каком он прописан в Основном Законе пиренейского королевства, не дает территории права объявить себя суверенной и независимой. Реализация права нации на самоопределение происходит в Испании только на общегосударственном уровне, то есть «отпустить — не отпустить» Каталонию в свободное плавание — прерогатива референдума, проводящегося во всей стране, а не в отдельно взятых четырех ее провинциях.

Получить добро от большинства сограждан — для каталонцев мечта неисполнимая. Особенно в условиях, когда киты собственно каталонской экономики регулярно выступают против отделения, обещая устроить сложности. Это не шантаж, а трезвая оценка действительности: уж кто-кто, а ведущие предприниматели региона давно взвесили все плюсы и минусы, пришли к выводу, что выгоды от удовольствия оказаться вне пределов ЕС будут мизерны, а потери от этого — многомиллионны. При такой перспективе бизнес будет руками, ногами и зубами держаться за сохранение сегодняшнего статуса региона и всячески тормозить его стремление к суверенитету.

Нет сомнения, что Артур Мас понимает всю бесплодность затеи с независимостью. Но он на волне этой идеи поднялся на самый верх, с которого спускаться желания нет. А вот продержаться там еще как минимум четырехлетний срок, да еще без особого вреда своему политическому здоровью, благодаря проведенной рокировке — очень даже можно. Лично обязанный своему «патрону», благодарный, преданный, полностью управляемый президент позволит Масу стать серым кардиналом. Управлять, не неся ответственности за принимаемые решения, а значит, избежать упреков в будущем за провал проекта «Независимость» и сохранить политический капитал для новых восхождений на вершины власти.

Читайте также: Итог парламентских выборов в Испании: политическая нестабильность

Другие статьи Владимира Добрынина