В 2015 году Новосибирск стал известен своей политической нестабильностью и рядом громких скандалов. Некоторые из них прославили столицу Сибири на федеральном уровне. ИА REGNUM представляет пятерку самых скандальных историй уходящего 2015 года, прославивших Новосибирск на всю Россию.

Монстрация
Монстрация
Екатерина Ломакина

Новосибирск как «столица религиозного мракобесия»

«Тангейзер» стал своего рода страшилкой для театральных режиссеров и символом противостояния православных активистов с теми авторами, которые хотят так или иначе в своих произведениях использовать образ Иисуса Христа или православную атрибутику. Начиналось все с попытки перенести в постановке действие классического сюжета в современность.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Омской филармонии напомнили о «Тангейзере»

Премьера оперы Рихарда Вагнера «Тангейзер» в постановке режиссера Тимофея Кулябина состоялась в Новосибирском государственном театре оперы и балета еще в прошлом году — 20 декабря 2014 года. Действие классического сюжета было перенесено в современность, а главный герой предстал в образе скандального режиссера картины «Венерин грот». На рекламном плакате фильма распятие было помещено между раздвинутых женских ног.

Митрополит Новосибирский и Бердский Тихон посчитал постановку «нарушающей права верующих» и в феврале 2015 года обратился в прокуратуру и региональное заксобрание.

«Культуру остановить невозможно, она развивается со всем обществом. Но у нас есть закон, который говорит о правах верующих людей. И церковная общественность все время говорит о соблюдении прав верующих», — заявлял тогда митрополит.

Наверное, тогда никто и подумать не мог, что данный конфликт приобретет такие масштабы, что о новосибирском «Тангейзере» будут говорить весь 2015 год.

В конце февраля прокуратура Новосибирской области возбудила дела об административном правонарушении в отношении директора НГАТОиБ Бориса Мездрича и режиссера Тимофея Кулябина. Дела были возбуждены по фактам «умышленного публичного осквернения религиозной или богослужебной литературы, предметов религиозного почитания, знаков или эмблем мировоззренческой символики и атрибутики либо их порчи или уничтожения».

При этом со стороны Бориса Мездрича была предпринята попытка решить все мирным путем — он призывал Тихона к диалогу. Разговор не состоялся.

К конфликту постепенно начали присоединяться новые люди. В первый день весны в Новосибирске прошел митинг «Защити свою веру!», организованный движением «Народный Собор». Митингующие выступили против постановки «Тангейзер» и потребовали отставки начальника департамента культуры мэрии города Анны Терешковой и министра культуры области Василия Кузина, а также выразили недоверие губернатору региона Владимиру Городецкому и мэру Новосибирска Анатолию Локтю. Однако не все новосибирцы поддержали митингующих. Постепенно противостояние начало выходить за пределы региона. О своем отношении к конфликту высказывались видные деятели культуры, общественные деятели, чиновники.

10 марта Мировой суд Центрального района Новосибирска прекратил дела в отношении Бориса Мездрича и Тимофея Кулябина «за отсутствием состава административного правонарушения».

Присутствующие в зале встретили решение суда аплодисментами. Но это не остановило противостояния сторон: общественность Новосибирска и других городов продолжала обсуждать сложившуюся ситуацию в СМИ, блогах, социальных сетях. Недовольна решением суда осталась прокуратура Новосибирской области, она подала протест. А православные активисты устроили перед очередным показом «Тангейзера» 14 марта пикет. Он держали плакаты: «Дорога в ад», «Позор предателям родины!», «Кулябин и Мездрич рвут духовные скрепы!» и так далее. На фоне борьбы с постановкой представители православия, иудаизма и мусульманства объединились и создали совет глав традиционных религий и призвали власти не допускать такие события, как постановка оперы «Тангейзер» в Новосибирске, карикатуры на пророка Мухаммеда в Бельгии и Франции, оскорбляющая память жертв Холокоста польская выставка в Эстонии и разрушения в Афганистане буддийских святынь.

Все эти публичные выступления и противостояния привели к тому, что министерство культуры России указало директору новосибирского театра Борису Мездричу на недостаточный контроль за возглавляемым учреждением и провело аудит. В это же время митрополит Новосибирский и Бердский Тихон на одной из проповедей призвал православных новосибирцев выйти на митинг «Защитим святыни — спасем Россию» 29 марта. Тех, кто проигнорирует мероприятие, участники которого собираются призвать местную власть «к ответственности» за показ в Новосибирске «Тангейзера», он приравнял к «христопродавцам».

В конце марта Бориса Мездрича уволили с поста директора театра, а на его место назначили главу Михайловского театра Владимира Кехмана. 31 марта стало известно о том, что новый директор оперного театра снял скандальную постановку с репертуара. Кехман сообщил, что причины, по которым «Тангейзер» снят, далеки от религиозного контекста. Главная причина — отсутствие режиссера оперы — Тимофея Кулябина. Вторая причина финансовая — оказывается, театр не расплатился с дирижером Айнарсом Рубикисом за два спектакля «Тангейзер».

В то же время общественность продолжала свою борьбу: одни собирали подписи под обращением к патриарху Кириллу с просьбой сменить митрополита Новосибирского и Бердского Тихона, другие — требовали снять министра культуры Владимира Мединского с должности.

5 апреля в Новосибирске состоялся митинг «За свободу творчества», задуманный как ответ на претензии православной общественности, приведшие к увольнению Мездрича и исключению из репертуара оперы «Тангейзер». По разным оценкам, в митинге приняли участие от 2 до 5 тыс. человек.

Владимир Кехман после своего назначения на пост руководителя новосибирского театра успел сделать несколько громких заявлений, которые настроили многих новосибирцев против него. В частности, он заявил о переименовании Новосибирского государственного академического театра оперы и балета в «Большой театр Сибири» и дал понять, что разрешения ни у кого спрашивать не будет: «Я не знаю, что такое — советоваться с Новосибирском. У меня есть руководитель Владимир Мединский, это министр культуры Российской Федерации. Соответственно, все свои действия я согласовываю только с этим человеком».

В итоге в свой 70-й день рождения театр оказался между праздником и пикетом, на котором активисты требовали отставки Кехмана. Впрочем, Кехман остается во главе театра оперы и балета.

Новый виток противостояния случился совсем недавно — в декабре 2015 года. «Тангейзер» в постановке Кулябина большинством голосов победил в номинации «Лучший музыкальный спектакль» единственной общероссийской премии зрительских симпатий «Звезда театрала». Бывший директор театра Борис Мездрич, получивший награду, решил передать ее в музей Новосибирска. Это вызвало недовольство православных активистов города. Руководитель Новосибирского отделения движения «Народный Собор» Юрий Задоя высказал недоумение, как можно было включить «противоречащую законодательству России постановку в какие-то голосования», и назвал сам процесс передачи награды в музей «пиаром» и «плевком в душу народа».

Вряд ли страсти по «Тангейзеру» на этом улягутся. Вероятно, и в наступающем году стороны будут обмениваться обидными высказываниями, хотя до открытого противостояния в виде митингов и пикетов дело теперь уже вряд ли дойдет.

Скандал № 2: Ремонт в Оперном театре

Второй скандал косвенно связан с первым и обусловлен повышенным вниманием общественности к работе театра, который с 22 мая закрыли на реконструкцию. По словам Владимира Кехмана, планировалось расширить туалеты, поменять свет и кресла, отциклевать паркет. Эта новость вызвала негодование у околотеатральной общественности, которая во время проведения юбилейного концерта 12 мая устроила пикет.

«У нас есть большой повод сомневаться, что скоропалительная реконструкция, которую Кехман обещает, будет проходить с нарушением охранного законодательства», — заявляла тогда новосибирский активист Светлана Каверзина.

Строительные леса на театре появились в июле. Заявка на проведение конкурса по ремонту и благоустройству прилегающей территории на сайте госзакупок появилась только во второй половине августа. Согласно документации, на ремонт планировалось потратить 179,2 млн рублей. Источником финансирования указывалась специальная субсидия федерального бюджета.

Но уже в конце августа управление по государственной охране объектов культурного наследия Новосибирской области потребовало остановить внутренний ремонт крупнейшего в регионе Новосибирского государственного академического театра оперы и балета. Дело в том, что здание театра является памятником архитектуры федерального значения, и для ведения ремонта администрация театра должна была получить от управления соответствующие разрешения. А по анонимным фотографиям, которые появились в социальных сетях, стало понятно, что в партере уже не осталось ни одного кресла. В то время как «кресла являются частью исторического интерьера». Активисты общественного движения «За «Тангейзер» и свободу творчества» отмечали, что работы на фасаде ведутся, несмотря на то, что еще не завершились торги по определению подрядчика.

При всем этом ни администрация театра, ни его руководитель никаких комментариев не давали и никаких эмоций по поводу ремонта, запретов и пикетов не выказывали, сохраняя спокойствие и молчание.

За все время, пока шла реконструкция, недовольная общественность обращала внимание властей на «незаконные», по их мнению, действия Владимира Кехмана. Неоднократно выходили новосибирцы на пикеты, требуя уволить руководителя театра и разобраться, насколько реконструкция памятника архитектуры соответствует охранному законодательству.

Тем не менее ремонт в театре продолжался и был завершен. 13 ноября НГАТОиБ открыл новый театральный сезон. Побывавшие на открытии сезона зрители разделились на тех, кого новый интерьер восхитил, и тех, кто возмутился и подтолкнул к написанию письма главе города. В письме указывалось, что результаты ремонта, «к сожалению, удовлетворения не вызвали». «Каменная штукатурка фасадов стала разнородной и по цвету, и по фактуре, и по способу обработки, а капители колонн и пилястр вообще покрашены чёрной краской, металлические свесы карнизов выполнены некачественно, и в некоторых местах штукатурка уже промокла», — заявляли авторы письма, среди которых оказались известные в городе архитекторы.

В ноябре начальник управления по государственной охране объектов культурного наследия Новосибирской области Александр Кошелев заявил, что ведомство выявило нарушения при проведении ремонтных работ в театре. По словам Кошелева, должностные лица театра и подрядная организация, которая допустила эти нарушения, скорее всего, будут привлечены к административной ответственности, но решение будет принимать уже суд. С требованием проверить факты «незаконного воздействия на объект культурного наследия в Следственный комитет обратились и активисты общественного движения «Искалеченный Новосибирск». Общественники усмотрели в уже завершенном ремонте «признаки преступления, предусмотренного частью 1 статьи 243 Уголовного кодекса РФ. Наказание по данной статье предусматривает штраф в размере до трех миллионов рублей, принудительные работы на срок до трех лет, либо лишение свободы на тот же срок.

В конце декабря стало известно, что в Центральный районный суд Новосибирска поступило административное дело, возбужденное в отношении Кехмана. Дело возбуждено по ч. 1 ст. 7.13 КоАП РФ за нарушение требований сохранения, использования и государственной охраны объектов культурного наследия. В суд также поступило административное дело и в отношении директора «Архитектурной мастерской Тоскина» Евгения Тоскина.

Скандал № 3: Долгожданное закрытие «Гусинки»

Переходя от скандалов в культурной жизни региона к экономическим и политическим, стоит сказать о закрытии самого крупного за Уралом рынка — «Гусинки».

Вопрос о судьбе крупнейшего за Уралом вещевого рынка давно является головной болью властей. Неоднократно предпринимались попытки его закрыть, однако дальше разговоров дело не шло, потому что в дело вступал «товарищ Маузер» — несколько чиновников, занимавшихся проблемой «Гусинки», были убиты киллерами.

Однако несколько лет назад выбора у властей просто не осталось — в соответствии с требованиями федерального закона о розничных рынках с 1 января 2013 года управляющие рынками компании должны были использовать для работы только капитальные сооружения. Василий Юрченко, который был тогда губернатором Новосибирской области, еще в мае 2013 года дал понять, что решение о закрытии Гусинобродского вещевого рынка окончательное, пересмотру не подлежит и назвав рынок «пережитком прошлого». Была поставлена задача — закрыть уличные ярмарки на Гусинобродском шоссе 1 января 2014 года.

Это настолько возмутило продавцов, что они собирали подписи и неоднократно выходили на митинги и акции протеста. В итоге им удалось продлить работу «Гусинки» до апреля 2014 года, а потом еще и еще — закрытие переносилось несколько раз. Очередной датой закрытия стало 1 июня 2015 года. Несмотря на заверения нынешнего мэра Новосибирска Анатолия Локтя, закрытия летом так и не произошло. Новой датой ликвидации уличной торговли на Гусинобродском шоссе стало 1 октября.

Тему новосибирской «барахолки» из-за криминальных скандалов неоднократно упоминали на федеральных телеканалах. Считается, оборот торговли на «Гусинке» составляет 3 млрд долларов в год, большая часть которых — «черный нал», и именно этот «нал» не давал закрыть уличные ярмарки.

«Все причины, по которым срок закрытия уличной торговли был перенесен с 1 июня на 1 октября, ликвидированы. Сегодня получил все разрешения и работает торговый комплекс «Восток» на базе бывшего ПАТП-8. Там ведется торговая деятельность, торговые места есть. Кроме того, мы мониторим ситуацию и по торговому комплексу «Норд Сити Молл», который расположен на границе с Калининским районом Новосибирска. Его застройщики говорят о намерении запустить первую очередь в октябре. Суммарное количество торговых мест в новых торговых центрах, таким образом, составит более 2,5 тысячи, и это — с учетом уже существующих, незаполненных, торговых площадей», — заявлял в сентябре 2015 года Анатолий Локоть.

К концу сентября всем операторам ярмарок власти направили извещения о прекращении действия договоров, на территории рынка были размещены баннеры, информирующие о прекращении работы. Всех желающих продолжить работу планировалось перевести в шесть торговых центров и комплексы, расположенные в районе Гусинобродского шоссе. Общее количество мест в этих центрах составляло около 5 тысяч. Некоторые арендаторы «Гусинки» заранее заключили с торговыми центрами договоры, продолжая работать на ярмарках до окончания срока их функционирования. Но многие все же надеялись и даже были уверены, что «Гусинку» и в этот раз не закроют.

В назначенную дату 1 октября входы на ярмарки для покупателей были закрыты. Однако более 300 человек в это же утро вышли на несанкционированное собрание. Протестующие требовали, чтобы мэрия и на этот раз отложила ликвидацию уличной торговли, в противном случае они собирались перекрыть федеральную трассу. Акция продолжалась несколько часов. В итоге протестующие отправили в мэрию несколько представителей. По словам продавцов, обещанные условия не созданы — операторы, собственники закрытых торговых центров сделали так называемые «посадочные» поборы от 400 тысяч до 1,5 млн рублей. Что для многих оказалось неподъемной суммой.

В итоге было решено, что власти проведут беседу с владельцами ТЦ, кроме того, с каждым индивидуальным предпринимателем, которые остались без мест и практически без работы, будет вестись индивидуальная работа.

После нескольких протестных выступлений продавцов закрытого рынка мэрия Новосибирска разрешила им устроить вещевую ярмарку у торгового центра «Континент» на Гусинобродском шоссе, чтобы собрать средства для переезда в закрытые помещения. Всего было организовано четыре таких ярмарки. Торговцы просили продлить им такой уличный базар, но мэр Анатолий Локоть отказал, подчеркнув, что переходный период закрытия «Гусинки» окончен.

На этом, казалось бы, история с новосибирским рынком на Гусинобродском шоссе должна была закончиться. Однако в начале ноября представители межрегиональной общественной экологической организации «Тут грязи нет» через суд потребовали прекратить строительство в Новосибирске торгового центра «Норд Сити Молл», куда планировалось перевести большинство продавцов с закрытых в октябре ярмарок.

Кроме того, сегодня нет данных о том, сколько продавцов до сих пор остаются без обещанных мест.

Скандал № 4: Борьба ПАРНАСа за места

Был насыщенным уходящий год и на политические события. В первую очередь речь идет о выборах в городской совет Новосибирска и областной парламент 13 сентября.

Из 17 партий, которым комиссии заверили списки для выдвижения в законодательное собрание, только семь были допущены до выборов: «Единая Россия», «Патриоты России», КПРФ, «Справедливая Россия», «Яблоко», ЛДПР и «Гражданская платформа». Не пустили на выборы в регионе восемь партий: Коммунистическую партию социальной справедливости, «Коммунистов России», «Родину», «Народный альянс», Демократическую партию России, «За женщин России», «Зеленых» и РПР-ПАРНАС. Многим избирком отказал в регистрации списков из-за расхождения данных в подписных листах и базе областного УФМС. Большинство партий со своей участью смирились. Активно за возвращение в предвыборную гонку сражались две: «Родина» и ПАРНАС.

«Родина» обжаловала отказ сначала в Центральном районном суде Новосибирска — суд признал отказ избирательной комиссии законным. Партия решила идти дальше, и в итоге Верховный суд РФ поддержал нижестоящие инстанции. Попытались оспорить в ЦИКе решение новосибирской избирательной комиссии и «Коммунисты России». Однако их жалоба не была удовлетворена, на этом партия попытки свои прекратила.

Парнасовцы же начали борьбу с голодовки прямо в помещении избиркома, которое они отказались покинуть после завершения заседания комиссии. За это их доставили в автозаке в ближайшее отделение полиции. Вскоре всех задержанных выпустили, однако им было предъявлено обвинение по статье «Неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции». Штраф каждого составил не более 1 тысячи рублей, у некоторых и того меньше — 500 рублей. С жалобой представители ПАРНАСа обратились в Центральную избирательную комиссию, но и там демкоалицию ждала неудача. ЦИК поддержал региональный избирком. Дальше были Новосибирский областной суд и Верховный суд РФ — но и там оказались на стороне избиркома. После отказа в Верховном суде парнасовцы заявили, что пойдут дальше — в Европейский суд по правам человека.

В свою очередь, Следственный комитет возбудил уголовное дело по факту фальсификаций подписных листов оппозиционной непарламентской партии.

Шансы провести своих кандидатов на областных выборах у ПАРНАСа все же оставались — по мажоритарным округам был зарегистрирован лидер новосибирского отделения Егор Савин. Но на выборах в законодательное собрание Новосибирской области он занял лишь второе место, уступив Зое Родиной, которая была выдвинута «Единой Россией».

Скандал № 5: Вопреки «Единой России»

После выборов в депутаты законодательного собрания Новосибирской области шестого созыва состоялись выборы спикера парламента, которые также повлияли на упоминаемость региона в федеральных СМИ. А все потому, что большинство парламентариев проголосовали не за выдвинутого «Единой Россией» кандидата Ивана Мороза, а за генерального директора «Газпромнефть-Новосибирск» Андрея Шимкива.

Изначально на политсовете «Единой России» партийцы хотели рассмотреть двух кандидатов — Мороза и Шимкива. Однако Шимкив отказался участвовать в партийном голосовании, уточнив, что «не давал письменного разрешения на выдвижение своей кандидатуры». Были предположения, что Шимкив снял свою кандидатуру, решив, что Иван Мороз получит большинство голосов среди коллег-однопартийцев на конференции. Единороссы предположили, что Шимкив, скорее всего, выдвинет свою кандидатуру как самовыдвиженец, заручившись поддержкой оппозиции. Так и случилось.

В регионе начали поговаривать о расколе внутри фракции «Единой России», но некоторые эксперты считают, что такой исход был предсказуем, так как к бывшему спикеру Морозу накопилось много претензий. Губернатор Новосибирской области Владимир Городецкий, комментируя выборы спикера, подчеркивал, что высокий пост в любом случае достался представителю фракции «Единой России».

Региональные СМИ сравнили победу Шимкива с победой коммуниста Сергея Левченко на выборах губернатора Иркутской области.

Бывший заместитель губернатора Новосибирской области, доктор исторических наук Виктор Козодой считает, что в избрании спикером Шимкива нет ничего удивительного. «Шимкив победил не благодаря исключительно оппозиции, а благодаря тому, что значительная часть депутатов «Единой России» поддержала его сразу же. Он скорее на эти голоса опирался, чем на голоса оппозиционных партий. Хотя поддержка оппозиции тоже была весьма значима в этом вопросе», — комментировал сразу после выбора спикера Виктор Козодой.

В свою очередь, на совместном заседании высшего и генерального советов «Единой России» в середине октября председатель партии, премьер-министр России Дмитрий Медведев раскритиковал регионы, которые из-за раскола элит не смогли «правильно распорядиться победой». Как заявил тогда Медведев, в результате в нескольких субъектах во главе областных законодательных собраний встали не те кандидатуры, которых поддержали партийные фракции и ранее рекомендовал президиум генсовета. Премьер-министр подчеркнул, что впредь мириться с такой ситуацией «Единая Россия» не намерена.

Андрей Шимкив в ходе онлайн-конференции 16 октября отметил, что он «не чужой человек для «Единой России», а о том, «что произошло», сказал бы, что это «показатель демократии нашего региона».

«Я оцениваю этот год как тяжелый для области экономически, но благоприятный для продвижения нашего города, — заявила ИА REGNUM новосибирский общественный деятель Олеся Вальгер, анализируя главные события уходящего года. — Вся страна много раз услышала «Новосибирск» по центральным каналам, вся культурная общественность вспомнила о нашей театральной жизни и нашем театре, множество людей увидели в Новосибирске островок внутренней независимости. Новосибирск вернулся в повестку дня как город культуры, науки, свободолюбия и неприятия радикального фундаментализма. Фактически совершенно бесплатно область получила то, на что раньше безуспешно тратила по 600 млн в год: продвижение».