В традиционном для нас представлении базар — вполне характерный для стран Востока способ организации торговли и городского пространства, торговое место, состоящее из рядов лавок с самыми разнообразными товарами. Однако значение базара выходит далеко за пределы нагромождения лавочек: это важное экономическое, общественно-политическое и культурно-историческое явление.

Базар в Исфахане
Базар в Исфахане
flickr.com

Базар в Иране — сложный экономический институт и одновременно совокупность людей, которые с ним связаны, — их называют базари — это торговое сословие, которое исторически складывалось в иранских городах.

В течение столетий базары существовали в крупных городских центрах, через которые проходили торговые пути. Традиционно они возникали вокруг мечетей, что объясняет тесную связь между духовенством и сообществом базари. Базары всегда были центрами экономической, политической и социальной жизни. А мечети при базарах играли роль инструментов мобилизации базарного сословия.

Самый большой в Иране базар находится в Тегеране — это «Базар-э бозорг», или Большой базар — главная торговая площадка иранской столицы. С XIX века он стал основным центром торговли в стране. Торговцы и владельцы лавок Большого базара были одной из движущих сил Исламской революции, в том числе как источник финансирования. В тот период число работников базара составляло около 100 тысяч человек.

Большой базар — это целый город, занимающий площадь три квадратных километра, со своими улицами и переулками, общая протяженность которых составляет около 10 километров. Он представляет собой запутанный и совершенно непонятный на первый взгляд лабиринт торговых рядов, почти постоянно заполненных покупателями, носильщиками и нередко туристами. На большом базаре Тегерана несколько мечетей, а также не без труда можно отыскать одну из старейших армянских церквей иранской столицы. Хотя «костяк» этого комплекса относится к XIX веку, значительная его часть достраивалась в прошлом столетии, что добавляет своеобразия его архитектурному облику.

Этот сложный лабиринт на самом деле подчиняется простой схеме: торговые ряды организованы в соответствии с типом товаров. Например, есть отдельный золотой базар, где продают ювелирные изделия, обувной базар, ряды с домашней утварью и посудой, базар ковров и так далее. А однажды мне встретился целый ряд лавочек, которые торговали исключительно полиэтиленовыми пакетами.

В Тегеране есть и другие крупные базары. Например, на площади Таджриш на севере столицы. Огромное число туристов привлекают базары Исфахана и Шираза, знаменитые своей архитектурой.

Базар — одна из самых весомых групп экономической элиты Ирана. Представители базара входят в различные объединения: сенф (корпорация), моталефе (объединение, коалиция). Раз в два или три года они выбирают Торговую палату, которая представляет всех базари.

Еще до Исламской революции 1979 года взаимный настрой шаха и базара был враждебным. Хотя Мохаммед-Реза-шах отдавал должное значению этого института в экономической жизни страны, он строил супермаркеты в попытках модернизировать Иран и создать конкурента базару.

Тем не менее в 1970-е годы базар контролировал две трети розничной торговли страны и три четверти оптовой, был важным инструментом перераспределения импортных товаров. Эта же функция сохраняется за базаром сейчас. В целом политическая ориентация базари была консервативной.

Как отмечает в своем исследовании Никита Филин (Социально-историческое развитие Исламской республики Иран. 1979−2008, 2012), с одной стороны, шах искал возможности ослабить базари и тесно связанное с ними духовенство, с другой — «делал огромные финансовые вливания в базар» за счет доходов от экспорта нефти.

После Исламской революции аятолла Хомейни призывал поддерживать базар. Но, парадоксальным образом, именно после установления исламской республики этот институт претерпел существенные трансформации и стал заметно слабее. К такому выводу пришел Аранг Кешаварзян, автор одного из немногих специальных исследований иранского базара (BazaarandtheStateinIran, 2007). Он отмечает, что за прошедшие десятилетия существенно снизилась возможность мобилизации для протеста против правительства, отношения государства и базара в целом претерпели серьезные изменения не в пользу последнего. Тем не менее влиятельные представители базара нередко получали должности в правительстве.

Аранг Кешаварзян упоминает, что базарные торговцы, с которыми он беседовал, часто ностальгировали, что базар уже не тот, что в былые, шахские времена. Таким образом, то, что не удалось шаху, удалось сделать режиму, пришедшему к власти не без прямой поддержки базари.

После Исламской революции вплоть до конца 1980-х годов, пишет Никита Филин, «базар оставался единственным финансовым институтом страны, у которого были большие деньги». Это связано отчасти с тем, что в начале 1980-х годов была проведена масштабная национализация крупных промышленных предприятий. Лишь небольшие компании оставались в частной собственности. Он обращает внимание, что «из 60 членов основанного через три месяца после Исламской революции первого Исламского банка 52 были представителями базара». Это лишний раз свидетельствует о влиятельности этого института.

В романе иранской писательницы Паринуш Сание «Книга судьбы» описывается именно такая история: путь восхождения на вершины богатства брата главной героини, состоятельного владельца лавок, который разбогател еще больше, вовремя поддержав Исламскую революцию.

Помимо торговли у базара есть еще одна важная функция — это крупнейшая кредитная организация Ирана. Нередко люди предпочитают обращаться за кредитами не в банки, а на базар. Например, Большой базар Тегерана кредитует бизнес в разных городах страны. Хотя формально система ростовщичества запрещена исламом, это не мешает ей функционировать в Иране. Базари используют доступные им рычаги влияния, чтобы конкурировать с банками, в том числе лоббируя нужные законы.

Еще одну группу иранской экономической элиты составляют люди, разбогатевшие в период президентства Али Акбара Хашеми-Рафсанджани (1989−1997) и являющиеся владельцами крупных производств. Их доля в экономике Ирана составляет около 20%. Третья группа — это Ахмадинежад и его сторонники, бюрократы, в целом зависимые от нефтяных доходов. Базар и эти две группы — часть единой экономической системы современного Ирана.

У каждой группы прослеживается своя политическая ориентация. Так, базар традиционно был связан с духовенством. Он может выступать в качестве спонсоров духовных лиц, пишет Никита Филин: «Государство дает базари субсидии на развитие иранской экономики, а последние отдают часть своих денег нужным представителям духовного звания в виде закята. Духовенство поддерживает этих базари, говоря, что они хорошие мусульмане».

Базар традиционно симпатизировал (заодно и спонсировал) консервативному «Обществу борющегося духовенства», в то время как новая экономическая элита тяготеет к центристам и реформаторам.

Экономически базар тоже консервативен и в целом отрицательно относится к вовлечению Ирана в мировую экономику, а также лоббирует протекционистскую политику со стороны государства, хотя внутри страны выступает за свободу торговли. Базар консервативен и с точки зрения методов ведения бизнеса. При этом его финансовый потенциал огромен — это десятки миллиардов долларов.

В последние годы существует тенденция к снижению влиятельности базара в экономической жизни Ирана в связи с изменениями в сфере розничной торговли и предпочтениях потребителей. Растет число и популярность крупных сетевых магазинов и торговых центров. Но пока базар все еще получает значительную долю государственных субсидий на развитие экономики, участвует в перераспределении нефтяных доходов Ирана и контролирует значительную часть импорта товаров.

Ужесточение санкций в отношении Ирана в 2000-е годы обернулось огромным ударом по экономике, хотя с течением времени страна приспособилась выживать, следуя стратегии «экономики сопротивления». Пострадал от этого и базар.

В период действия санкций базар сумел переориентировать свою внешнюю торговлю на страны Азии и Латинской Америки, а также ряд стран Персидского залива, через которые шли товары. Хотя внутренний спрос упал — у населения попросту было мало денег.

Некоторые события указывают на то, что традиционно консервативная политическая ориентация базара сейчас далеко не так последовательна. Например, часть базари отдала свой голос умеренному Мир-Хусейну Мусави на президентских выборах 2009 года, хотя в 2013 году ни один кандидат не получил однозначной поддержки базара. Тем не менее для базари нашлось место в администрации нынешнего президента Хасана Рухани.

Представители базара не участвовали в серьезных протестных движениях последних лет, таких как «зеленая революция», и в целом не выступали против правительства. Хотя есть исключения, когда в 2008 и 2010 годах базары в крупных иранских городах были закрыты в знак протеста против повышения налогов с лавок, а в 2012 году — в связи с рекордным падением стоимости иранского риала по отношению к доллару.

Базар исторически сформировал свою собственную культуру поведения, общения и торга, а также архитектурные формы и принципы организации пространства. Современный иранский базар стоит перед многими вызовами. Хотя его экономическое значение по-прежнему велико и появляется новое поколение — людей более открытых и менее консервативных, которые предпочитают называть себя бизнесменами, а не базари.