Варшава хочет изучать Германию. Как потенциального противника?

Польша на Луне

Станислав Стремидловский, 7 декабря 2015, 20:18 — REGNUM  

Парламентский клуб правящей польской партии «Право и Справедливость» (PiS) выступил с предложением создать на базе ныне существующего Института Запада в Познани новый научно-исследовательский центр — Западный институт имени Зигмунта Войцеховского. Как заявил польскому ежедневнику Nasz Dziennik депутат Сейма Тадеуш Дзюба, в настоящее время страна нуждается хотя бы в одном государственном центре, который бы давал национальным органам власти и местному самоуправлению свои наработки в сфере изучения Германии и отношений Польши с Берлином и Европейским союзом в контексте немецкого государства. Еще один депутат Сейма, Симон Шинковский вель Сенк, пояснил изданию, что в последнее время министерство иностранных дел Польши не использовало работы экспертов, специализирующихся на изучении польско-немецких связей. Партия «Право и Справедливость» хочет изменить такое положение вещей. В случае принятия законопроекта Западный институт имени Зигмунта Войцеховского будет подчиняться непосредственно премьер-министру. По замыслу, это учреждение должно быть стратегическим центром, который приумножит знания о том, как выглядит ситуация с поляками в Германии и иммиграционной политикой Берлина, а также с безопасностью Польши в международном контексте. «Мы должны постоянно анализировать и делать выводы», — подчеркнул Шинковский вель Сенк.

Выбор Института Запада в Познани в качестве базовой основы нового научно-исследовательского учреждения парламентарии от PiS объясняют тем, что такую роль он исполнял с середины 1940-х до 1970-х годов. И это добавляет пикантности уже существующей интриги с самой по себе идеи создания центра изучения Германии. Есть некая ирония в том, что «Право и Справедливость», неприязненно относящаяся к советскому прошлому Польши и отказывающая Польской народной республики в праве на место в истории страны, апеллирует именно к этому периоду. Это первое. Второе. Внешняя политика любой страны предполагает классификацию зарубежных контрагентов по категориям в диапазоне от дружественных до враждебных. Соответственно этому создаются научные и аналитические структуры, разрабатываются учебные программы в институтах и университетах, набираются специалисты. Кого точно не изучают — так это друзей, друзьям надо доверять. А вот за потенциальными противниками или даже просто соперниками-конкурентами нужен глаз да глаз. Каким могло быть отношение поляков к немцах после 1945 года — понятно. Да и дальнейшее развитие событий добавило к сложной (мягко говоря) истории двусторонних польско-немецких отношений еще и системное противостояние «западного» и «восточного» блоков, что накладывало дополнительный негативный отпечаток на восприятие ПНР второго германского государства — ФРГ.

После ликвидации Польской народной республики и учреждения Третьей Республики, вступления в НАТО и Евросоюз многим в Варшаве показалось, что эти два института в достаточной степени сдерживают Берлин, который, впрочем, и без того не демонстрировал какие-либо реваншистские настроения в адрес своей восточной соседки. Однако со временем оказалось, что для захвата страны танки не обязательны. Немецкая экономика вложилась в Польшу настолько, что извлекаемый немцами доход от работы на польском рынке превысил аналогичные показатели от рынка российского. Немецкие медиа-концерны поставили под свой контроль польские национальные и местные средства массовой информации. Немецкая политическая машина завербовала значительную часть варшавского салона, ее инструментом стала партия «Гражданская платформа» (РО), сумевшая два раза сформировать кабинет министров. Судя по всему, проникновение Берлина в Польшу оказалось настолько глубоким, что пришедшей на смену РО партии PiS пришлось с ходу и грубовато обрывать эти связи. Болезненная реакция немецких политиков и прессы на предпринятые «Правом и Справедливостью» сразу же после создания правительства меры явно доказывают, что удар попал в цель.

Новая власть начала ревизию доставшегося ей наследства и пришла к неприятным выводам. Оказалось, что Запад в Польше гораздо лучше знаком, чем на Западе сама Польша. Выступая на недавней конференции в Кракове, посвященной продвижению страны в мире, публицист и историк Адам Замойский признал, что еще будучи молодым человеком в англосаксонской и французской «История Европы» он встречал всего лишь две или три ссылки, упоминающей о Польше, «иногда Собеский, иногда Костюшко». Замойский напомнил, как депутат британского парламента Эдмунд Берк, осуждая разделы Польши в XVIII веке, в то же время признавал, что от исчезновения ее с политической карты Европы ничего не изменилось. «Это как если бы Польша была на Луне», — отметил историк. Фактически, и сегодня на Западе, с которым себя ассоциирует Польша, она снова известна по двум ссылкам, иногда Валенса, иногда папа Римский Иоанн-Павел II. То есть, как была страна на Луне, так и осталась.

Варшава хочет изменить это положение. Проблема в том, что Луна — спутник с характером. При приближении к Земле он начинает увеличивать приливы и отливы, вызывать наводнения и иные бедствия. Начало стратегического изучения Германии в контексте двусторонних отношений и общеевропейской политики — один их механизмов такого приближения, а еще и свидетельство зарождающейся тревоги Польши относительно ее места в ЕС. Так, краковский портал Polonia Christiana серьезно подошел к голландской идее создать небольшую Шенгенскую зону, решив, что это служит лишь Германии и их интересам. Стоит обратить внимание на географию привилегированных государств, сливки Европы категории «А» — Бельгия, Нидерланды, Люксембург, Германия и Австрия. ЕС рушится на глазах. Центральная Европа и Польша, страны Балтии и Вышеградская группа, а также Хорватия и Словения в силу своей европейской юности и отсталости будут более всего подвержены экономической агрессии Великой Германии. И помимо всего, Варшава должна иметь в виду также сценарий возможного сотрудничества Берлина и Москвы, пишет издание.

Фактически, Польша начинает готовится к новой геополитической конфигурации в Европе, подразумевая, что процессы перемен будут инициированы Берлином и приведут к созданию новых региональных блоков, пусть даже Европейский союз формально и сохранит нынешний вид. В этом плане желание Варшавы глубже и пристальней всмотреться в свою западную соседку понятно. Посмотрим, что на это ответят теперь немцы.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail