Польский интернет о Польше
Польский интернет о Польше
demotywatoryfb.pl

Польские политик и священнослужители провели в конце минувшей недели в Кракове конференцию «Европейского конгресса в защиту христиан». Инициатором ее выступил депутат Европейского парламента от партии «Право и Справедливость» (PiS), профессор Рышард Легутко. «Преследование христиан по всему миру достигает масштабов, которые трудно себе представить, — говорится в обращении профессора Легутко к участникам конференции. — В ответ на вызовы, стоящие сегодня перед международным сообществом, я решил пригласить специалистов в области международного права, внешней политики, представителей международных организаций и высокопоставленных священнослужителей Церкви на Ближнем Востоке в Краков. Цель «Европейского конгресса в защиту гонимых христиан» — разработка действий юридического и политического характера, чтобы ограничить это жестокое явление». Почетным патроном конференции выступил президент Польши Анджей Дуда. Среди приглашенных гостей — краковский кардинал Станислав Дзивиш, архиепископ Карачи Джозеф Куттс, коптский католический епископ Асьюта Кириллос Камаль Вильям Самаан, вспомогательный епископ патриархата Вавилона Халдейского Шлемон Вардуни.

Выступая на итоговой пресс-конференции, глава польского отделения Папской ассоциации «Помощь Церкви в беде», профессор Вальдемар Число рассказал, что за последние 30 лет христианское население на Ближнем Востоке сократилось вдвое. «Что самое поразительное — это прошло грустно и тихо, — подчеркнул профессор Число. — Наша обязанность ныне быть голосом для тех, кто не имеет голоса». Он отметил, что Европейский союз недавно объявил о резолюции, в которой ЕС «заботится о судьбе ЛГБТ в районах с преобладанием «Исламского государства» (ИГ — структура, запрещенная в России). Преследования их имеют место быть, однако достойно сожаления отсутствие в этой резолюции упоминания о христианах. Профессор Легутко в свою очередь напомнил, что в истории человечества уже случались массовые преступления и геноциды, однако выводы из этого не сделаны. Так было «и в случае резни в Турции, уничтожения евреев, геноцида на Волыни и в Малой Польше». Кардинал Дзивиш обратил внимание на то, что одним из самых больших парадоксов нашего времени является преследование христиан в эпоху, когда они так беспрецедентно открыты для диалога. В частности, он упомянул особо дискриминацию христиан со стороны «последователей радикального ислама на Ближнем Востоке, в Африке и Центральной Азии».

Ориентирующиеся на Костел польские политики и священнослужители давно и последовательно отстаивают идею защиты христиан. Но одними словами делу не поможешь. В бытность Польской Народной Республики у Варшавы была хорошая разветвленная сеть на Ближнем Востоке. Во времена правления коммунистов в Польше училось немало студентов из Сирии, Ирака, Ливии, Иордании и Ливана. Даже после падения ПНР польские спецслужбы помогали американцам в их операциях в Ираке. Однако во время правления кабинета министров от «Права и Справедливости» в середине 2000-х годов по решению занимавшего на тот момент пост госсекретаря министерства обороны Антония Мачеревича (ныне — министр обороны) польская Военная информационная служба была ликвидирована, вместо нее были созданы Агентство военной контрразведки и Агентство военной разведки.

К чему это привело, на днях популярному польскому еженедельнику Wprost рассказал на правах анонимности один из сотрудников спецслужб. По его словам, сегодня в Варшаве знают о «террористах столько, сколько мы получаем в отчетах от спецслужб союзников, у нас нет источников на Ближнем и Среднем Востоке». Хотя в свое время польские разведчики сами делились данными из региона с штаб-квартирой НАТО и непосредственно с офисами стран-союзников. После «реформы», говорит источник издания, к разведслужбам польские правительства относились как к пятому колесу в телеге. «Аудит, который хочет провести новая команда, покажет только наши недостатки. Восстановление сети будет длиться годами, если вообще удастся это сделать», — констатирует офицер. Поэтому даже если среди варшавского политического салона и будет царить единодушие в отношении необходимости возвращения на Ближний Восток, чтобы поддержать преследуемых там христиан, Польше придется опираться на чужую информацию без возможности проверить ее по своим каналам, что, конечно, не любит ни одна спецслужба в мире. Это первое.

Второе. Складывается впечатление, что консенсуса в отношении ближневосточной политики нет даже в самой партии «Право и Справедливость». Беседуя с Польским агентством печати, министр иностранных дел Витольд Ващиковский обозначил свою позицию следующим образом. С одной стороны, он отметил, что Польша «долгие годы участвовала в делах на Ближнем Востоке», в том числе в миротворческих миссиях ООН. Использование польских сил в подобных миссиях сможет создавать стране преимущества в международных отношениях. Например, помогая получить сведения о том, что происходит на израильско-сирийской границе, а также дав возможность более активно участвовать в организации помощи для сирийцев, размещенных в лагерях для беженцев в Ливане, Турции, Иордании. С другой стороны, Ващиковский не видит в настоящее время возможности «возвращения в большем масштабе» польских солдат на Ближний Восток и участия Польши в антитеррористической коалиции, создаваемой после терактов в Париже. Как подчеркнул министр, «Франция после нападения террористов запускает механизм защиты, прописанный в Лиссабонском договоре, на это политически мы ответим «да», а если речь идет о военной поддержке, то она будет, наверное, символичной». Между тем ранее министр обороны Антоний Мачеревич заявлял, что Польша полностью поддерживает позицию Франции. Готовность прийти на помощь в борьбе с терроризмом также выразил президент Дуда.

На протяжении нескольких лет, когда «Право и Справедливость» находилась в оппозиции, именно церковные средства массовой информации, особенно медиахолдинг отца Тадеуша Рыдзика, помогали им. Благодаря Костелу позиция политиков от PiS была представлена польскому обществу. Кажется, кабинету министров пора платить долги. Тем более в таком благородном деле, как защита христиан Ближнего Востока от преследований.