Бойница
Бойница
st-roll.ru

Судьба сирийских и иракских беженцев неожиданно оказалась в центре внимания американской политической жизни и избирательной кампании по выборам президента. Как сообщает New York Times, в четверг, 19 ноября, Палата представителей подавляющим большинством проголосовала за принятие законопроекта, который ужесточает процедуру проверки личности вынужденных переселенцев, желающих получить убежище в Соединенных Штатах, что, по мнению издания, грозит подорвать политику администрации Барака Обамы на Ближнем Востоке. Законопроект обязывает директора ФБР, главу Департамента национальной безопасности и директора Национальной разведки подтверждать по каждому из беженцев из Сирии и Ирака, что он не представляет никакой угрозы США. Это одобрили 289 конгрессменов, причем, 50 из них — из Демократической партии, против проголосовали 137 конгрессменов. Пока неизвестно, как отреагирует на инициируемые меры Сенат, но Белый дом уже назвал требования парламентариев «несостоятельным» и пообещал наложить президентское вето.

Это не просто мнение парламентариев. Губернатор Нью-Джерси и кандидат в президенты Крис Кристи заявил, что страна не должна принимать каких-либо новых сирийских беженцев, а когда его спросили, сделает ли он исключение для «детей-сирот в возрасте до пяти лет», ответом было — нет. Еще один претендент на высший пост, католик Джеб Буш, хотя и допустил возможность для сирийских христиан получить убежище, сказав на телеканале NBC, что «наше внимание должно быть обращено на христиан, у которых нет больше в Сирии никакого места», тоже поставил условием необходимость «надлежащей проверки». Обама осудил этот подход как противоположность американским ценностям. На саммите G-20 в Анталии президент подчеркнул: «Когда я слышу, как люди говорят, что, ну, может быть, мы должны принять христиан, но не мусульман, когда я слышу, политических лидеров, предполагающих нужность религиозного теста для людей, которые бежали из раздираемой войной страны, когда некоторые из этих лидеров — сами из семей, которые воспользовались защитой, когда они спасались от политических преследований — это стыдно».

Однако, похоже, что по вопросу беженцев американский президент сегодня находится в меньшинстве. Против Обамы выступает 28 губернаторов штатов и, как следует из опроса Bloomberg, более половины населения Соединенных Штатов. Католический портал Crux приводит данные мониторинга американского Института общественных религиозных исследований (PRRI), который проводился между 11 сентября — 4 октября 2015 года. Как заявил генеральный директор PRRI, «я поражен высоким уровнем тревожности и беспокойства на всех фронтах», особо отметив при этом группу белых протестантов-евангелистов. Впервые за шесть лет мониторинга американцы разделились по вопросу «лучших дней Америки». 49% считают, что они позади, и ровно столько же говорят, что они еще впереди. Большинство опрошенных (56%, в том числе по всем основным христианским группам) считают, что ценности ислама не в ладах с американскими ценностями. Это значительный рост с 2011 года, когда американцы поделились во мнениях (47% говорили о несовместимости, а 48% не соглашались с этим). В 2015 году на настроения американцев, вероятнее всего, повлияли заголовки новостей, сказал Джонс. Он привел в пример январское нападение на журнал Charlie Hebdo; видеозаписи обезглавливания христиан в Ливии; волну сирийских беженцев, в основном, мусульман, спасающихся от эскалации насилия у себя дома; президентскую избирательную кампанию и движение #BlackLivesMatter, возникшее после убийств полицией чернокожих мужчин.

Как видно, за исключением президентской кампании (хотя уже то, что она включена в список тревожных индикаторов вызывает большие раздумья и говорит о многом) и расовых проблем, депрессию на американское общество наводят новости из-за границы, причем, связанные с религиозным фактором. На этом фоне чуть ли не единственным союзником президента Обамы по вопросу приема беженцев является Конференция католического епископата США (USCCB). Выступая 17 ноября на генеральной ассамблее USCCB, председатель комитета по миграции, вспомогательный епископ Сиэтла Эусебио Элизондо Альмагер заявил, что «мы не можем и не должны винить [беженцев] за действия террористической организации. Эти беженцы сами бегут от насилия, свидетелем которого мы стали в Париже. Они чрезвычайно уязвимы — семьи, женщины и дети, спасающие свои жизнь». Монсеньор отметил, что получение беженцами разрешения на въезд в США содержит больше проверок и интервью со стороны служб безопасности, «чем любой иной повод для посещения Соединенных Штатов», подчеркнув, что этот процесс может занять более двух лет. В свою очередь епископ Томас Тобин из Провиденса выступил 16 ноября с заявлением, что «было бы неправильно для нашего народа и нашего государства отказываться принимать беженцев просто потому, что они являются сирийцами или мусульманами».

Парадокс заключается в том, что сирийские беженцы для американцев практически невидимы. New York Times напоминает, что с 2012 года по сентябрь 2015 года их прибыло в страну всего 1 854 человек. Для сравнения: в тот же период Германия приняла 92 991 человек. И даже президент Франции Франсуа Олланд, и даже после терактов в Париже, которые, похоже, напугали американцев не меньше, если не больше, чем французов, говорил о решимости продолжить принимать вынужденных переселенцев из Ближнего Востока в составе 30 000 человек в течение двух лет. Профессор американского католического университета Нотр-Дам Жерар Пауэрс в интервью порталу National Catholic Reporter отмечает, что в сложившейся ситуации США стоит перед серьезной дилеммой, будучи дважды пострадавшей от «морального провала». По мнению эксперта, было «аморальным вмешиваться в Ирак в 2003 году, и в последующие годы США вели себя корыстно, некомпетентно, а иногда и с грубой небрежностью» по отношению к иракскому народу. А те негативные последствия, которое американское участие вызвало для Сирии и региона в целом, еще до самой войны прогнозировал Святой престол. Сегодня на первый план вышла война с террором. «Я думаю, что мы должны получить одобрение Конгресса на новые масштабные действия, особенно военные операции, а не просто позволить президенту реагировать в одиночку, — подчеркивает Пауэрс. — Конгресс должен осознать собственную серьезную ответственность и прикрыть администрацию по этому вопросу».

Однако у американского политического класса руки связаны президентской кампанией, обострение которой ожидается в следующем, 2016 году. Ряд сенаторов и губернаторов выдвигаются на этот пост. И хотя президент Обама не может баллотироваться, что в определенной степени дает ему оперативный простор, он также должен учитывать интересы демократов, чтобы не подставить ее под огонь республиканцев. Выдвижение на первые позиции проблемы беженцев с Ближнего Востока в сложившейся ситуации является как некстати неудобным для Белого дома. И не только. «Исламское государство» (ИГ — структура, запрещенная в России) после терактов в Париже пригрозила ударить по США. Однако это только сплотит американцев и подстегнет их к операциям во внешнем мире, как это случилось в 2001 году, когда Нью-Йорк атаковала «Аль-Каида». Американское общество очень не любит чувствовать себя в опасности у себя же дома. Но если джихадисты сменят тактику и начнут атаковать граждан США, их собственность и предприятия за пределами страны, это способно привести к другим последствиям. Во-первых, в тех государствах, где последуют нападения, общество и политики начнут приходить к мысли о том, что сотрудничество с американцами для них дорого обходится. Во-вторых, в самих США могут укрепиться убеждения в пользу возвращения к политике изоляционизма, причем, в ее худшем воплощении нативизма. Нежелание принимать сирийских и иракских беженцев — первый симптом тех трудностей, с которыми, похоже, начинает сталкиваться Вашингтон в борьбе с террором «Исламского государства». Но дальше будет только хуже.