«Выражение «политика пахнет нефтью» сегодня верно, как никогда»

Боязнь открыто поддержать Россию в сирийском конфликте на фоне широкого признания опасности экстремизма и терроризма выглядит парадоксально и требует объяснения, заявил эксперт

Москва, 19 ноября 2015, 14:58 — REGNUM  Власти наиболее влиятельной державы современного мира — США — отнеслись к действиям России в Сирии отрицательно. Они утверждают, что целью России является не борьба с ИГИЛ, а защита своего ставленника в лице Башара Асада. В доминирующих американских средствах массовой информации проводится мысль, что Россия бросила вызов Западу; что она использует кризис с беженцами для давления на ЕС, с целью вынудить Брюссель признать режим Асада, и шире — противопоставить Европу США. Стратегия России усматривается в том, чтобы воспользоваться отменой международных санкций в отношении Ирана и укрепить ось Москва — Тегеран — Дамаск. Это расценивается как особая угроза на фоне сближения России с Китаем, который усиливает свое военно-морское присутствие в Пакистане. Складывается впечатление, что США видят главную угрозу не в возможной победе ИГИЛ в Сирии, а в усилении влияния России и Китая на Ближнем Востоке. Об этом заявил д.э.н., зав. кафедрой политической экономии РЭУ им. Г. В. Плеханова Руслан Дзарасов, комментируя корреспонденту ИА REGNUM участие России и других стран с сирийском конфликте.

Американские оценки разделяют такие их сателлиты в регионе, как Саудовская Аравия и Катар. Важнейший член НАТО в регионе — Турция, хотя и вызывает некоторое раздражение Вашингтона своей более самостоятельной позицией, но в целом также приняла вмешательство России скорее враждебно. Это связано с её опасениями, что успешная борьба с ИГИЛ может объективно усилить позиции курдов, борющихся за национальную автономию и создание собственного, независимого государства.

Что касается европейских государств, то они занимают противоречивую позицию. С одной стороны, они в шоке от наплыва беженцев с Ближнего Востока и явно не знают, что делать с этим острейшим кризисом, поставившим под вопрос саму легитимность существования ЕС. На этом фоне решительное вмешательство России в ход войны в Сирии вызывает надежду на изменение соотношения сил на Ближнем Востоке не в пользу ИГИЛ. На сегодняшний день действия нашей страны выглядят более эффективно, чем операции войск западной коалиции под руководством США. Серия ужасных терактов в Париже за последний год, и в особенности недавняя массовая трагедия, заставляют европейцев по-новому взглянуть на роль нашей страны в международных отношениях. Однако говорить о коренном изменении позиции Европы пока не приходится. Речь идет об изменении массовых настроений, о положительных высказываниях о действиях России пусть и высокопоставленных, но отдельных политиков Германии, Франции и Италии. От этих слов до реального сотрудничества — огромная дистанция.

Невозможно наладить реальное взаимодействие России с Европой, пока не отменены антироссийские санкции. А в этой области дело не двигается. Несмотря на значительные экономические потери европейского бизнеса из-за разрыва связей с Россией, а также на отдельные отличия их позиции в украинском кризисе, в целом политики Старого Света послушно следуют в фарватере политики США. Поддержать политику России не словом, а делом — это значит бросить вызов доминирующей в западном мире державе. На это Европа решиться пока явно не готова.

Позиция стран БРИКС по сирийскому кризису в целом более благоприятна по отношению к России, чем к США. Но выражается она осторожно. Правительства этих государств поддерживают т.н. Женевское коммюнике по Сирии. Этот документ, подытоживающий международные переговоры по урегулированию сирийского конфликта под эгидой ООН, предполагает политическое урегулирование на основе консенсуса основных общественных сил сирийского общества, компромисса правительства и оппозиции, не принадлежащей к ИГИЛ. Предполагается, что новые органы власти в стране будут созданы самим сирийским народом, свободным от давления извне. Дипломатия стран БРИКС, и прежде всего Китая, настаивает на соблюдении этих принципов. Эта позиция, конечно, направлена против американской стратегии в регионе и является формой осторожной, чисто дипломатической поддержки России.

Таким образом, надо признать, что, хотя есть многие страны, смотрящие на действия России с надеждой и сочувствием, но мало кто решается поддержать Россию открыто. На фоне все более широкого признания опасности экстремизма и терроризма это выглядит парадоксально и требует объяснения.

Представляется, что проблема гораздо глубже и серьёзнее, чем мы зачастую готовы признать. Не является редкостью изображение ИГИЛ как вселенского зла, которое свалилось нам на голову неизвестно откуда. С тем, что международный терроризм в сегодняшних масштабах — это новая, растущая угроза всему миру, спорить не приходится. Однако непредвзятый анализ фактов говорит о том, что сам этот феномен имеет глубокие корни в самом характере современной мировой экономики и сложившейся системе международных отношений. Проблема исламского экстремизма и ИГИЛ как одного из его порождений имеет характер, производный от этих обстоятельств.

В российских дискуссиях по данной проблеме часто правильно указывают, что западные страны сами породили тот хаос на Ближнем Востоке, который и привёл к подъёму феномена исламского экстремизма. При этом вспоминают тот факт, что это Запад старательно взращивал, например, движение «моджахедов» в Афганистане для борьбы с Советским Союзом. Именно из среды т.н. «афганских арабов» (т.е. мусульман-иностранцев, прибывших в Афганистан, чтобы воевать на стороне своих единоверцев) выдвинулась «Аль-Каида». Говорится также и о том, что именно Запад низложил светские режимы в Ираке и Ливии, которые десятилетиями безжалостно боролись с исламскими фундаменталистами. Им на смену, действительно, пришла не представительная демократия, как наивно надеялись правительства западных стран, а религиозные фанатики, погрузившие эти страны в глубочайший социальный хаос. Не увенчалась успехом и многолетняя борьба США с талибами в многострадальном Афганистане, превратившаяся в самую долгую войну в американской истории. Наконец, верно и то, что к возникновению самого «Исламского государства», насколько известно, причастны спецслужбы США. Они стремились использовать это движение в своих целях, как орудие низложения режима Башара Асада в Сирии. Теперь, подобно чудовищному порождению доктора Франкенштейна, ИГИЛ обернулось против своего создателя.

Все эти факты не вызывают сомнений, но они, в свою очередь, требуют объяснения. Было бы упрощением считать, что западные политики совершили все эти действия в результате цепи трагических ошибок или из-за нелепых заблуждений. В действительности господство над регионом Ближнего Востока является одним из важнейших условий поддержания доминирования Запада в мировой экономике и политике. Старое выражение «политика пахнет нефтью» никогда не было столь верным, как сегодня.

«Жестко противостоя терроризму, необходимо вести борьбу за изменение международных экономических отношений и за изменение сложившейся системы международных отношений таким образом, чтобы отношения между народами стали более равноправными и справедливыми. Только в этом случае экстремисты не будут выглядеть в глазах многих рядовых мусульман их единственными защитниками. Без этого ключевого условия умиротворение региона и устранение угрозы терроризма не может быть достигнуто даже военной победой над ИГИЛ», — резюмировал эксперт.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail