В четверг, 5 ноября, на передаче «Поединок» с Владимиром Соловьевым (телеканал «Россия 1») состоялись дебаты двух политологов: лидера движения «Суть времени» Сергея Кургиняна и президента Института региональных проектов и законодательства Бориса Надеждина.

Сергей Кургинян — лидер движения «Суть времени»
Сергей Кургинян — лидер движения «Суть времени»
russia.tv

Сергей Кургинян в финале полемики заявил, что историю необходимо трактовать объективно. Так, он привел результаты исследования историка Виктора Земскова, который занимался подсчетами погибших в ГУЛАГе:

«Он был абсолютный либерал, антисталинист. Он назвал точные цифры. Их подтвердила Америка, подтвердили все. Давайте эти точные цифры хотя бы назовем. Не будем играть в мифы. 642 000 расстрелянных с 1921 по 1954 год».

И, по словам политолога, не нужно преувеличивать в разы реальные цифры, чтобы показать, какой масштаб имела трагедия. «Почему мы трагедию должны превращать в ложь и фарс?» — спросил Кургинян.

Кроме того, лидер движения «Суть времени» отметил, что наследие, оставшееся после Советского Союза, является величайшим фактором будущего:

«В Америке есть фонд Heritage. Это что такое? Наследие. Так вот советское наследие — это великий фактор будущего. Это не значит, что не было трагедии, просто когда вам говорят, что эта трагедия — примерно такая, как в Великую французскую революцию, в Английскую революцию, или во время Гражданской войны в США, то есть это трагедия, которую народ принимает вместе с величием, и тогда он един в истории, он существует. Вместо этого увеличивают цифры, в 6, 8, 10 раз и всё».

Кургинян обратил внимание на то, что, когда в музеях представляют кандалы, говоря, что они из ГУЛАГа, «мы же все понимаем, что этого не было». Поэтому, объясняет специалист, есть несколько исторических принципов: признать трагедию; сказать правду; сравнить трагедию с мировыми процессами; признать наряду с ней великие достижения. Пятый принцип — «опереться на это и идти в будущее».

Читайте также: Кургинян об истинном патриотизме и коллаборационизме

Политолог: Война уже идет — Четвертая мировая