Насколько грозна белорусская армия?

Реальная боеспособность Вооружённых сил Белоруссии имеет не так уж много общего с официальными показателями

Николай Радов, 8 Сентября 2015, 01:00 — REGNUM  

В последнее время руководство Белоруссии с большим пафосом стало говорить о том, что имеет у себя одну из самых боеспособных армий на континенте, способную отразить любую агрессию, откуда бы она ни пришла. Подобные высказывания слышны и со стороны ее южной соседки — Украины, от которой белорусы сегодня все больше стараются оградить себя: укрепляют свои южные рубежи, создают новые пограничные отряды, проводят многочисленные учения и тренировки, усиливают контроль за пересечением границы и т.п. При этом в обоих случаях слова о высоком уровне боеспособности вооруженных сил двух республик, мягко говоря, преувеличены — белорусам, конечно, есть чем похвастаться перед украинцами и иными постсоветскими республиками, но им далеко до России или развитых стран Запада.

Нынешнее состояние белорусской армии, по мнению многочисленных экспертов, далеко от того, что можно было бы назвать серьезной боеспособностью. Хотя Белоруссия и начала реформировать свои вооруженные силы гораздо раньше других республик бывшего Советского Союза. Правда, в 1990-х годах это было продиктовано не столько желанием руководства страны продемонстрировать всему миру свое миролюбие, сколько простыми финансовыми проблемами, которые продолжают преследовать белорусскую армию и по сей день. За годы независимости в результате реформ численность вооруженных сил республики сократилась более чем в четыре раза и сегодня составляет около 62 000 человек, что даже по европейским меркам совсем немного. Помимо этого, была распродана значительна часть доставшихся от СССР вооружений, что на рубеже веков даже сделало республику одним из мировых лидеров в торговле оружием. Вместе с тем была проведена и реорганизация армейской структуры — вместо армий, дивизий и корпусов были введены бригады, которые, как считается, более приспособлены для ведения маневренных боевых действий, а также организована подготовка собственных военных кадров на базе Военной академии Белоруссии и различных гражданских вузов. Все это в свое время позволило сократить бюджетные расходы на оборону и в какой-то степени сохранить ее кадровый состав — как бы плохо в стране ни было, но военные, как правило, исправно получали зарплату и пользовались различными льготами. Да и национальный состав белорусской армии был сохранен однородным, а внутри ее не возникло ни национальных, ни религиозных противоречий. Видимо, именно поэтому многие эксперты и считают, что у белорусских военных на сегодняшний день один из самых высоких на постсоветском пространстве морально-волевой уровень.

Однако приходится констатировать, что на этом положительные моменты в белорусской армии, к сожалению, заканчиваются. Сегодня главная проблема, с которой уже столкнулись военные Белоруссии, — это фактическая невозможность провести более или менее полную модернизацию войск. Проще говоря, руководство страны из-за нехватки средств не может себе позволить отказаться от уже устаревшей и морально, и физически техники еще советского образца. При этом устаревает абсолютно все — авиация, танки, артиллерийские установки, системы противовоздушной обороны и т.д., а на одних только морально-волевых качествах победить вряд ли удастся. Все это не только ослабляет белорусскую армию, но и не позволяет, как прежде, зарабатывать на продаже вооружения. Сегодня покупатели стали крайне придирчивы и не желают покупать технику 20−30-летней давности. Вероятно поэтому, по статистике ООН, Белоруссия в последнее время стала продавать всего лишь считаные единицы старых советских вооружений, дополнительно приторговывая боеприпасами, срок действия которых на исходе.

Исходя из имеющейся на сегодня информации, можно говорить о том, что нынешние военные расходы белорусского бюджета не способны удовлетворить современные потребности армии. Сегодня республика тратит на свои вооруженные силы около $ 700 млн., занимая по этому показателю 79 место в мире. Для примера, Польша, чья армия по численности вдвое больше белорусской, тратит на нее $ 9,6 млрд. в год. Если вспомнить, что белорусский бюджет формируется в местной «валюте» и сопоставить темпы роста военных расходов с темпами инфляции, то получается, что вложения в армию в Белоруссии в лучшем случае остались на прежнем уровне. При этом искать дополнительные средства на модернизацию армии по-прежнему, надо, так как современные вооружения стоят крайне дорого. Например, стоимость зенитно-ракетного комплекса типа С-300 может достигать нескольких сотен миллионов долларов в зависимости от модификации, а современный боевой самолет — $30−50 млн. Взять подобные средства Минску неоткуда, и поэтому белорусы уже не первый год пытаются найти выход из сложившейся ситуации — когда очень хочется перевооружить армию, но возможностей на это нет.

С одной стороны, в Белоруссии делаются попытки собственными силами отремонтировать и привести в более современный вид старое вооружение. На предприятиях местного военно-промышленного комплекса не только ремонтируются и модернизируются танки, вертолеты и самолеты, но и создаются собственные образцы вооружения: разведывательно-диверсионный танк 2 Т «Сталкер», комплекс ПВО «Стилет» (совместно с Украиной), противотанковые комплексы «Скиф» и «Шершень», вертолет Ми-8 МСБ. Пожалуй, наиболее громким в этом плане событием стало появление на Параде 9 мая нынешнего года реактивной системы залпового огня «Полонез», испытания которой провели летом в Китае. К слову, белорусский президент тогда обиделся на Россию, заявив, что «не так активен наш союзник, Россия, в поддержке наших устремлений»: «Об этом мы отдельно будем говорить с президентом России. Но спасибо Китайской Народной Республике, ее руководству за эту поддержку». Достоверно не известно, насколько данная РСЗО эффективнее российских и западных аналогов, но считается, что она позволяет нанести точечный удар одновременно по восьми целям на дальности более 200 км, что делает ее не хуже иных систем залпового огня.

Все эти разработки, конечно, делают честь белорусам, однако все же они не в состоянии в полной мере привести белорусскую армию в порядок. Как не может этого сделать и еще одна «надежда» Министерства обороны республики — так называемые «войска территориальной обороны», создаваемые с начала ХХI века: впервые практические действия территориальных войск были отработаны еще в 2002 году в ходе оперативно-тактического учения «Березина-2002». Это, по сути, подготовленные и обученные партизанским действиям гражданские жители, на которых, что самое интересное, в республике возлагают серьезные надежды. Например, 1 сентября было официально объявлено о том, что «ряд областей Белоруссии изъявили готовность в инициативном порядке проводить сборы с военнообязанными территориальных войск в районах их формирования, осуществлять их подготовку непосредственно в районах выполнения задач». Более того, только в 2015 году на фоне украинских событий органы управления территориальной обороны уже приняли участие более чем в 40 мероприятиях, особенно отличившись при проведении проверки системы усиления охраны государственной границы на южном направлении и территориальной обороны Гомельской области. Проще говоря, белорусские власти решили заткнуть дыры в боеспособности своей страны за счет простых граждан, находящихся в резерве. И это в очередной раз свидетельствует о серьезных проблемах в оборонной политике государства.

С другой стороны, Минск по-прежнему считает возможным провести модернизацию и усиление своей армии за счет России и бюджета Союзного государства. При этом во втором случае ситуация с каждым годом не становится лучше — из-за ухудшения экономической ситуации в российской экономике все программы СГ постепенно ужимаются, в том числе и в военной сфере. Например, финансирование союзных военно-технических программ уже сократилось практически на треть: если в январе 2014 года на эти цели выделялось 3,5 млрд российских рублей, то на 2015 год — всего 2,5 млрд. Хотя нельзя отрицать того, что в рамках Союзного государства уже давно действует соглашение о совместной охране внешней границы в воздушном пространстве и создании единой региональной системы ПВО, за счет которой противовоздушная оборона Белоруссии считается одной из наиболее боеспособных на всем постсоветском пространстве.

Конечно, военно-техническое сотрудничество двух стран интересно прежде всего Белоруссии, которая, как указывалось выше, за счет России планирует переоснастить свою армию. Поэтому неслучайно в Минске уже анонсировали поставку до конца 2015 года четырех дивизионов С-300. Более того, к 2020 году белорусы за счет совместного с Россией финансирования планируют закупить и несколько дополнительных ракетных комплексов «Тор-М2», которые уже находятся на вооружении 120-й зенитной ракетной бригады. Помимо этого, в радиотехнические войска страны должна поступить и новая российская техника: радиолокационная станция «Роса» и радиолокационный комплекс «Восток». То есть белорусская сторона в любом случае не остается внакладе. Однако при этом необходимо отметить, что двухсторонние связи в области военно-технического сотрудничества интересны и Москве. Например, в Кремле по-прежнему считают целесообразным размещение на белорусской территории своих военных объектов, которые в связи с существующей интеграцией двух стран не будут иметь статуса иностранных военных баз. Так, уже давно анонсировано создание военной авиабазы в Бобруйске. И хотя реализация этого проекта идет довольно медленно, организация собственной российской группировки ПВО на западных границах обошлась бы Москве гораздо дороже — около $5 млрд, а это больше того, что пока сегодня требуют от России в Минске. Да и использование белорусских аэродромов как объектов передового базирования самолетами российской дальней авиации сегодня выглядит наиболее оптимальным. Поэтому в Москве уже активизировали свои действия по этому поводу: 2 сентября правительство России решило рассмотреть на заседании Евразийского межправительственного совета в Гродно (состоится 8 сентября) предложение о подписании соглашения о российской авиационной базе на территории Белоруссии, которое должно быть направлено на имя В. Путина.

Помимо всего прочего, немаловажным является и аспект технического сотрудничества двух стран, в котором и Белоруссия, и Россия получают взаимную выгоду: белорусские предприятия ВПК в большинстве своем напрямую зависят от российских заказов, а России, в условиях санкций и потери украинских производителей, необходимо закрыть образовавшиеся бреши в поставках оборонной продукции. И речь в данном случае идет не только о шасси для ракетных комплексов, которые выпускает Минский завод колесных тягачей. Белорусы обеспечивают российскую оборонку запчастями для танков Т-90С, Т-72С и Т-80У, боевых машин десанта и пехоты, артиллерийских систем, противотанковых и зенитных комплексов, а также средств ближнего боя и стрелкового оружия. Дополнительно к этому из уст вице-премьера РФ Д. Рогозина весной нынешнего года прозвучала информация о том, что белорусский «Пеленг» должен заместить украинские прицелы для российских самоходных противотанковых комплексов «Хризантема».

Список военно-технического сотрудничества двух стран можно продолжать довольно долго. Однако и без этого понятно, что Белоруссия и Россия заинтересованы в сохранении союзнических отношений в данном направлении. Москве необходимо обеспечить свое военное присутствие на восточных границах ЕС и попутно «не ослепнуть» в процессе слежения за военными объектами на континенте: только в Белоруссии из всех постсоветских республик, кроме России, осталась и работает радиолокационная станция предупреждения о ракетном нападении, которая находится под Барановичами и отслеживает небо практически над всей Западной Европой. Минску же сотрудничество с российскими партнерами несет двойную выгоду. Во-первых, это возможность «на халяву» провести модернизацию своей армии. Во-вторых, сохранение у себя в руках хоть какого-то рычага давления на Москву. Белорусские власти уже неоднократно говорили о том, что только благодаря им сохраняется мирное небо над головой россиян, а потому Кремлю надо не жалеть денег и продолжать спонсировать своих союзников. Правда, с каждым годом подобные аргументы становятся все менее действенными, но в Минске продолжают верить в свою незаменимость для России. Вот только ценность такого союзника для Москвы с каждым годом кажется все менее очевидной. Тем более ничем, кроме как словами, поддержать Россию в случае серьезной опасности белорусы не смогут: по имеющейся сегодня информации, в случае военной агрессии белорусские войска по плану должны будут отойти ближе к российским границам и ждать помощи от своего союзника. Такова реальность в сфере обороны Республики Беларусь, которая далека от того, что пытается показать всем местная пропаганда.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
01.10.16
«Никого в мире позиция Британии по Сирии не интересует»
NB!
01.10.16
Центральный участок «красной» ветки метро Москвы закроется на ремонт
NB!
30.09.16
Невидимые слёзы войны: как строился Сурский рубеж в Чувашии
NB!
30.09.16
Эрдоган сомневается в справедливости передачи островов Греции
NB!
30.09.16
Лавров: США используют террористов в Сирии для свержения Асада
NB!
30.09.16
«Бывшие предприниматели-пенсионеры нуждаются в продовольственных карточках»
NB!
30.09.16
«Пусть выживет сильнейший»: На какие реформы заканчивается время?
NB!
30.09.16
Подростковая преступность — индикатор социального неблагополучия
NB!
30.09.16
Медведев: Мы строим рыночную экономику, несмотря на Конституцию РФ
NB!
30.09.16
Парвеню замужем за невинным козлом
NB!
30.09.16
American Thinker: Только теракт в США может сделать Трампа президентом
NB!
30.09.16
Успехи «величайших вооруженных сил» США «немного» преувеличены — WiB