Белоруссия в 2014 году: экономические итоги

Восточно-Европейская редакция ИА REGNUM, 26 Января 2015, 04:00 — REGNUM  

Начало 2014 года во многом было предопределено итогами экономического развития постсоветской республики в 2013 году и сильнейшим влиянием политических событий 2014 года. Высокая инфляция, издержки «ручного управления» экономикой и многие другие особенности «рыночного социализма» были характерны для экономических процессов 2014 года. Однако, в отличие от года предыдущего, конец года 2014-го продемонстрировал обострение кризисных явлений, проявившихся во время «чёрной пятницы» 19 декабря. По мнению экспертов, год 2015-й обещает быть намного сложнее предыдущего, т.к. очередная президентская кампания, в дополнение к имеющимся проблемам, добавит дополнительные риски.

Важнейшими событиями в экономической жизни Белоруссии в 2014 году стали: нарастание кризисных явлений в белорусской экономике, оформление Евразийского союза, создание «белорусского продовольственного оффшора» и торговая война с Россией («колбасная война»). Торговые конфликты с Россией проходили на фоне политических событий, итогом которых стал отказ официального Минска от присоединения к российским санкциям в отношении Евросоюза, США и их союзников, а также Украины и Молдавии. Вероятность того, что политическое руководство постсоветской республики будет руководствоваться союзническим долгом как член Союзного государства Белоруссии и России, была минимальной. Развитие событий на протяжении 2014 года продемонстрировало, что такие прогнозы оправдались.

Очередной торговой войне с Россией предшествовали менее масштабные конфликты с российскими партнёрами. Выступая 5 февраля в Москве на съезде российского союза производителей молока «Союзмолоко», вице-премьер Аркадий Дворкович заявил, что правительство РФ предпримет меры для ограждения национального производителя от недобросовестной конкуренции белорусских компаний. Экспорт продовольствия является важной статьёй белорусского экспорта, около 90% белорусских продуктов питания на внешних рынках приходится именно на РФ, поэтому в Минске не могли оставить без внимания такое заявление. В ходе переговорного процесса удалось снять некоторые противоречия, и дело не дошло до очередной «молочной войны».

Ситуация в двусторонних отношениях кардинально изменилась после того, как Россия ответила «продовольственным» эмбарго на комплекс политических и экономических санкций Запада. Выступая 9 мая на минской площади Победы, Лукашенко заявил, что применяемые Евросоюзом и США санкции к России окажутся неэффективными, если Россия, Белоруссия и Казахстан мобилизуют свои ресурсы и интегрируют промышленные комплексы. Развитие дальнейших событий показало, что руководство Белоруссии, само находясь под санкциями Запада, не собиралось строго придерживаться взятых на себя союзнических обязательств, мобилизации ресурсов «интеграционной тройки» не произошло, а промышленная интеграция забуксовала. Показательным стал факт отказа партнёров России по Таможенному союзу, ЕЭП и ЕАЭС присоединиться к российскому продовольственному эмбарго.

«Белорусский продовольственный оффшор» возник практически сразу после объявления Владимиром Путиным и Дмитрием Медведевым об ответных санкциях к странам, которые до этого применили политические и экономические санкции к России. Столь быстрое возникновение «окна возможностей» для извлечения дополнительной прибыли белорусскими предприятиями (государственными и частными, торговыми и производственными) объясняется согласованием условий российского эмбарго, которые обсуждались Москвой и Минском до 7 августа. Уже тогда Лукашенко дал чётко понять, что официальный Минск не будет поддерживать союзника и портить и без того плохие отношения с Евросоюзом и США. Москва не настаивала на исполнении союзнического долга, а Минск обязался не допускать контрабандных поставок в нарушение условий эмбарго, поэтому «оффшор» заработал уже с августа.

Вскоре после начала работы «оффшора» белорусские поставщики продовольствия намного повысили цены. В разы и десятки раз выросли поставки в Белоруссию норвежской рыбы, польских и литовских пастеризованных сливок, а также других товаров, что не замедлило сказаться на показателях белорусского экспорта в РФ. Поток продовольственной контрабанды хлынул в Россию из Белоруссии. На прилавках российских магазинов появились продукты питания, которые никогда ранее не производились в соседней республике, но имели маркировку «страна происхождения — Белоруссия». Определить происхождение яблок с такой маркировкой было непросто, учитывая, что в Белоруссии и ЕС была налажена целая индустрия по производству поддельных сертификатов и «очистки» партий продовольствия. Иначе дело обстояло с «белорусскими креветками», «белоруской сёмгой» и рядом других продтоваров, но в таких случаях белорусская сторона объясняла происхождение маркировки «глубиной переработки из импортного сырья» тех же креветок, что являлось достаточным основанием для допуска на российский рынок. Ряд российских компаний инвестировали в создание цехов на территории Белоруссии по расфасовке рыбы, морепродуктов и др., что позволяло без проблем обеспечивать ассортимент в крупных российских торговых сетях. С мясо-молочной продукцией оказалось сложнее: нормы ЕС по содержанию антибиотиков значительно выше, чем в России и Белоруссии, что сразу же стало поводом для претензий к продукции, выработанной из данного сырья на территории Белоруссии или поставляемой с белорусской маркировкой страны происхождения.

«Колбасная война» стала кульминацией российско-белорусских противоречий, порождённых «белорусским продовольственным оффшором». Она, как и предыдущие торговые войны, сопровождалась российско-белорусской «информационной войной», в ходе которой официальный Минск представлял ситуацию как вопиющий произвол российской стороны, запрещающей Белоруссии продавать своё продовольствие непревзойдённого качества на российском рынке, а также осуществлять транзит продовольствия в Казахстан, который также не присоединился к ответному продэмбарго России. Периодически представители официального Минска делали безответственные заявления, вводя население Белоруссии в заблуждение относительно причин и обстоятельств конфликта.

25 ноября начальник главного управления внешнеэкономической деятельности Минсельхозпрода Белоруссии Алексей Богдановзаявил, что проблема ограничения поставок в РФ продуктов питания производства отдельных белорусских предприятий будет решена в ближайшее время. Он сообщил также, что проблемы со сбытом белорусского продовольствия в другие страны нет.

Серьёзное давление на Россельхознадзор оказывалось через белорусских представителей в ЕЭК и по другим каналам. Так, 25 ноября в Евразийской экономической комиссии прошли переговоры члена Коллегии (министра) по промышленности и агропромышленному комплексу (до этого — председателя правительства Белоруссии) Сергея Сидорского и руководителя Россельхознадзора Сергея Данкверта с привлечением сотрудников ЕЭК и посольства Белоруссии в России: обсуждались условия отмены российским ведомством ограничений на поставки из РБ. «Стороны согласились, что не в полном объеме выполняются задачи, которые были поставлены перед Межгосударственной межведомственной рабочей группой по недопущению реэкспорта через Республику Беларусь в Российскую Федерацию запрещенной к поставкам в Россию продукции, созданной в октябре 2014 г.,- говорилось в официальном сообщении. — Сергей Сидорский отметил, что предпринимаемые жесткие меры могут не соответствовать рискам сохранения ветеринарного и карантинного, фитосанитарного благополучия на территории Таможенного союза и Единого экономического пространства».

Переговоры в ЕЭК не повлияли на решение Россельхознадзора ввести с 26 ноября запрет на поставки в РФ мяса восьми белорусских предприятий. Также не было отменено ранее принятое решение о повышении контроля за транзитом, о чём Россельхознадзор проинформировал: «С 30 ноября транзит подконтрольной ветеринарной службе продукции через территорию России в Казахстан и третьи страны разрешается только через пункты пропуска на российском участке границы Таможенного союза».

Выступая 28 ноября на совместном заседании палат Национального собрания, зампред Совмина Белоруссии Михаил Русый, курирующий в правительстве АПК, заявил, что официальный Минск отвергает претензии Россельхознадзора по поводу контрабанды запрещённых к ввозу на российский рынок продуктов питания и надеется урегулировать проблему ужесточения российского контроля за поставками из Белоруссии при помощи третьей стороны. В частности, планировалось создание независимой лаборатории, которая проводила бы исследования качества поставляемых в РФ продуктов питания. Русый сообщил, что проблема ограничения поставок из «белорусского продовольственного оффшора» может быть урегулирована в считаные дни: до 1 декабря официальный Минск намерен привлечь экспертов из Евросоюза, Украины и России для того, чтобы убедить Москву снять ограничения на поставки продовольствия из Белоруссии и 2 декабря оформить это «документами». По его словам, в ходе переговоров с главами Россельхознадзора Сергеем Данквертом и Минсельхоза РФ Николаем Федоровым, а также зампредом правительства РФ Аркадием Дворковичем принято решение создать три группы экспертов, которые выработают взаимоприемлемые решения по вопросам контроля над транзитом продовольствия через Белоруссию и Россию в Казахстан, а также по контролю за объёмами и качеством продовольственных поставок на российский рынок из Белоруссии. Российские специалисты, сообщил Русый, будут изучать ситуацию в Белоруссии и, сообщил он, «2 декабря мы подпишем документы по данной проблематике».

С 9 по 16 декабря в Белоруссии работали эксперты Россельхознадзора, ЕЭК и Минсельхозпрода Белоруссии. По итогам Россельхознадзор проинформировал: Белоруссия признала обоснованность выявленных нарушений. ГосСМИ Белоруссии замолчали этот факт, а Александр Лукашенко стал отрицать его и заявил 19 декабря, что по итогам проверки российские эксперты сообщили главе ведомства Сергею Данкверту, что не могут предъявить претензии к белорусскому продовольствию.

ГосСМИ растиражировали заявление главы белорусского государственного «Банка развития Республики Беларусь» — члена коллегии ЕЭК от Белоруссии Сергея Румаса, который констатировал: «Россельхознадзор превысил свои полномочия». Также до белорусской общественности было доведено высказывание начальника ГУ ВЭД Минсельхозпрода Алексея Богданова, который отметил «противоправные действия отдельных чиновников» РФ (видимо, Россельхознадзора). Однако информационная война, которой власти постсоветской республики сопровождали «колбасную войну», никак не повлияли ни на общественное мнение России, ни на выполнение Россельхознадзором своих прямых обязанностей.

На самом деле претензии Россельхознадзора были обоснованы и оформлены документально, и декабрьская проверка прошла не так, как попытался это представить Лукашенко, что косвенно подтвердил график отмены временных ограничений. Под них попало около 30 белорусских предприятий — преимущественно крупных мясокомбинатов.

По мнению экспертов, анализы проб российских экспертов, выявивших геном АЧС в продукции белорусских предприятий, говорит о том, что заболевших свиней не уничтожали, а перерабатывали в продукты питания, причём в переработку шло такое сырьё как белорусское, так и импортированное из Евросоюза. Импортированное из Евросоюза молочное сырьё, не соответствующее нормам РФ и ТС по содержанию антибиотиков, также перерабатывалось в Белоруссии, а продукция поставлялась на российский рынок. Реализация происходила не только через сети «белорусских магазинов» в РФ, но и российские торговые сети.

К концу 2014 года сообщений Россельхознадзора о выявлении недоброкачественных продуктов питания белорусского производства заметно поубавилось. Однако продолжала поступать информация о контрабанде продуктов питания из ЕС через Белоруссию, в т.ч. по поддельным документам и недостоверным документам, выданным белорусскими госорганами.

В самой Белоруссии выдерживались высокие цены на продукты питания. Очередной всплеск цен на мясо и даже дефицит его был отмечен в мае, что вынужден был признать Минторг. Не желая увеличивать импорт, чтобы сэкономить валюту, правительство не знало, как быстро восстановить поголовье свиней после эпидемии АЧС в конце 2013 года. Тогда сельхозорганизации потеряли около 20% свиней, а личные хозяйства — примерно половину, и восстановить поголовье к весне не удалось, и за лето тоже. По данным Белстата, на 1 августа поголовье свиней уменьшилось на 18,9% к уровню 2013 года и составило 2,6 млн голов. В январе — июле 2014 г. Статкомитет констатировал снижение надоев молока, поголовья крупного рогатого скота, а также реализации на убой скота и птицы. Т.о., резервом предприятий пищевой промышленности и торговых организаций стал импорт из стран, на которые распространилось продовольственное эмбарго России.

По данным ФТС РФ, за период действия ответных российских санкций (с августа по декабрь 2014 года) объемы контрабанды из Белоруссии выросли примерно в два раза. Главы ФТС Андрей Бельянинов, Россельхознадзора Сергей Данкверт и ряд других чиновников неоднократно информировали о нарастающей негативной тенденции не только правительство РФ, но и общественность. В декабре Россельхознадзор по итогам декабрьской проверки попавших под временные ограничения белорусских предприятий (около 30, преимущественно государственных мясокомбинатов) снял претензии по качеству их продукции и допустил большинство из них к поставкам на российский рынок. По состоянию на январь 2015 года конфликт нельзя назвать исчерпанным: официальный Минск так и не признал нарушений качества белорусского продовольствия при экспорте в РФ, отверг претензии по контрабанде и продолжает «информационную войну». При этом власти Белоруссии оперируют сообщениями госСМИ о контрабанде из России, в частности — бытовой техники из Калининградской области, которая якобы не производится в западном российском регионе, а прибывает из Азии через Калининградский порт и поставляется в РФ транзитом через Белоруссию.

Очередная торговая война с РФ не помешала официальному Минску в очередной раз запросить финансовую помощь у Москвы. Александр Лукашенко 23 декабря во время визита в Москву заявил о том, что прибыл не «с протянутой рукой», однако уже 25 декабря пресс-службы правительств России и Белоруссии сообщили о телефонном разговоре Дмитрия Медведева с Михаилом Мясниковичем: главы правительств обсудили варианты финансовой поддержки Белоруссии со стороны России. По мнению экспертов, запрос официального Минска будет удовлетворён, т.к. Россия не заинтересована в дестабилизации социально-экономической обстановки в Белоруссии в «выборный год».

В 2014 году Белоруссия вела скоротечную торговую войну с Украиной: Минск ограничил поставки украинского пива и кондитерских изделий, а Украина — белорусской молочной продукции. Совмин Белоруссии 16 мая 2014 года принял постановление №469 «О лицензировании импорта отдельных видов макаронных изделий, а также кондитерских изделий и сырья для их производства из-за пределов единой таможенной территории Таможенного союза» — документ существенно усложнял поставки в Белоруссию украинской продукции. После долгой паузы последовал ответный удар: 16 июля украинское правительственное издание «Правительственный курьер» («Урядовый курьер») сообщило о том, что «новые власти» Украины приняли решение ввести специальные пошлины на ряд товаров белорусского производства, поставляемых на украинский рынок. Согласно сообщению, ввозные пошлины в размере 55,29% на срок до 31 декабря 2016 года были введены на поставки из Белоруссии кондитерской и молочной продукции, электрических ламп, минеральных удобрений, а также холодильного оборудования. Ввозные пошлины в размере 60,05% на срок до 2017 года вводились на импорт из Белоруссии пива, резиновых шин и комплектующих для холодильного оборудования. Комментируя решение украинских партнёров, МИД РБ отметил: « Не можем согласиться с его мотивацией, т.к. Белоруссия не предпринимала каких-либо шагов в отношении именно Украины». После этого, 24 июля Совмин РБ принял постановление №719, согласно которому ограничения во взаимной торговле могли быть сняты после первых шагов украинской стороны. Правительство Белоруссии отменило лицензирование поставок товаров из стран — членов договора о зоне свободной торговли (ЗСТ) СНГ. В частности, речь шла об отмене временного лицензирования на поставки в Белоруссию цемента, стекла, пива, а также некоторых видов макаронных и кондитерских изделий из-за пределов единой таможенной территории Таможенного союза для стран, входящих в ЗСТ. В итоге конфликт был урегулирован.

«Чёрная пятница» 19 декабря предшествовала белорусскому запросу российской финансовой помощи и наглядно проиллюстрировала состоятельность преимуществ «белорусской модели» («рыночного социализма») перед российской, столь критикуемой госагитпропом РБ. События 19 декабря также проиллюстрировали высокую степень недоверия белорусов к руководству постсоветской республики. Ей предшествовал также ажиотажный спрос белорусов на подешевевшие в долларовом эквиваленте российские товары — за две недели магазины Смоленска сделали полугодовой оборот, распродав все остатки — в т.ч. импортных белорусских товаров.

Накануне «чёрной пятницы» резко вырос спрос населения на иностранную валюту, особенно на наличные доллары США, которые 18 декабря исчезли из обменных пунктов не только в Минске, но и в райцентрах. Затем исчезли евро, российские рубли и даже литовские литы. Граждане использовали апробированный в кризисный 2011 год способ — перевели депозиты в белорусских рублях в долларовые депозиты, а также открывали долларовые депозиты, внося в кассы банков белорусские рубли, которые невозможно было конвертировать в СКВ. У властей не осталось возможности демонстративно не замечать происходящее. Всё указывало на панику, которую власти Белоруссии решили сбить введением 30%-го сбора на приобретение иностранной валюты и налога в таком же размере с покупающих инвалюту юрлиц, а также увеличением до 50% обязательной продажи валютной выручки. Данная мера позволила частично сбить ажиотаж, который не исчез до Нового года, — во многих обменных пунктах не было иностранной валюты, и люди продолжали стоять в очередях, соглашаясь на уплату отсутствующего в законах 30%-го «налога».

Введение «налога на валюту» способствовало переключению спроса населения на импортные товары — телевизоры, холодильники и др., т.е. паника на валютном рынке получила продолжение в панике на рынке потребительском. Обыватель продемонстрировал навыки, приобретенные во время кризиса 2011 года и предыдущих «шоковых девальваций», небезосновательно считая, что вслед за девальвацией российского рубля последует девальвация белорусского рубля, а рост стоимости валютных ресурсов для импортёров приведёт к росту цен на потребительском рынке. Вскоре выяснилось, что на белорусских рынках снова появились «валютчики», а ряд магазинов или прекратили торговлю, или повысили цены на 30-100%.

Правительство Белоруссии отреагировало на это постановлением №2017 от 19 декабря «О некоторых вопросах потребительского рынка», которым был введён мораторий на повышение цен. Чрезвычайные меры были призваны продемонстрировать способность властей управлять ситуацией и наказывать «виновных». Таковые вскоре были выявлены — ими стали частные торговые предприятия, в ассортименте которых не оказалось 25% продукции белорусского производства, а также интернет-магазины, где были повышены цены или стоимость товара указывалась также для сравнения в удобной для белорусов форме в долларах США. Некоторые белорусские сайты спешно зарегистрировались в российской доменной зоне.

19 декабря Лукашенко обвинил белорусов в создании проблем на валютном рынке, а 22 декабря поблагодарил их за «разгрузку складов». Председатель Совмина Белоруссии был более прагматичен, прямо заявив, что в постсоветской республике «столько долларов реально нет и не может быть, для того чтобы удовлетворить запросы под полную потребность». Тем самым Мясникович поставил вопрос о причинах, по которым у белорусов возникает такая потребность в иностранной валюте, которую власти постсоветской республике удовлетворит не в состоянии. Ранее, в октябре ответ на этот вопрос прояснился заявлением первого зампреда Совмина Владимира Семашко, который сообщил о естественности и необходимости «опережающей девальвации» белорусского рубля. Ещё ранее, выступая 9 мая в Минске на пл. Победы, Лукашенко заявил: «Мы не планируем никакой девальвации — никакой!» Очевидно, заявления официальных лиц не только были противоречивы, но и расходились с фактами: официальный прогноз по инфляции был провален ещё летом. Т.о., поведение белорусов в «чёрную пятницу» 19 декабря было рациональным и столь же естественным, как традиционное евразийское лидерство Белоруссии по темпам инфляции. В 2014 году лишь охваченная войной Украина смогла оспорить этот антирекорд у своей северо-западной соседки.

Когда паника на валютном и потребительском рынках улеглась (но спрос сохранился, как и дефицит наличной инвалюты),власти Белоруссии (уже в обновлённом составе Совмина и Нацбанка) проинформировали о снижении «налога на валюту». Так, 29 декабря Нацбанк проинформировал о снижении комиссионного сбора при покупке населением иностранной валюты с 30 декабря до 20%. Также 29 декабря Минфин Белоруссии проинформировал о снижении ставки налога на биржевые операции по приобретению иностранной валюты с 30% до 20% в соответствии с президентским указом №607 от 20 декабря 2014 г. «О налоге на биржевые операции по приобретению иностранной валюты» и постановлением Совмина №1251 от 27 декабря «Об установлении ставки налога на биржевые операции по приобретению иностранной валюты». Осознавая, что реальный сектор экономики не может производить продукцию без промежуточного импорта, власти Белоруссии продолжили снижение «налога на валюту».

Всего за 2014 год граждане Белоруссии приобрели иностранной валюты почти $11 млрд, чистая покупка составила почти $1,4 млрд. В декабре 2014 года физлица приобрели более $1,5 млрд, чистая покупка составила более $0,9 млрд. Юрлица-резиденты приобрели валюты почти в два раза больше, однако их чистая покупка оказалась менее $0,5 млрд. На проблему оттока валюты из Белоруссии Лукашенко обращал внимание на протяжении всего года. Так, 21 марта на совещании по вопросам совершенствования страховой деятельности он вновь потребовал прекратить вывоз капитала, отметив: «Подчеркиваю: контроль за финансовыми потоками должен быть постоянным! Нельзя допускать утечки валюты из страны, как и нельзя позволять определенным дельцам, повторяю, раскладывать деньги по карманам, которые им практически не принадлежат — не должны принадлежать». Назначив в декабре новое руководство Нацбанка, Александр Лукашенко поставил перед ним задачу вернуть доверие к белорусскому рублю. По мнению экспертов, выполнить её будет очень непросто, учитывая, что весь постсоветский период власти перманентно уничтожали это доверие. Белорусский рубль, известный также под ироничными прозвищами «зайчик» и «белка», по темпам обесценивания имеет немного конкурентов. Также непросто будет справиться и с инфляцией, которая, по данным Белстата (2014 г. к 2013 г.) выросла на 18,1%: продовольственные товары — на 18,6%, непродовольственные товары — на 8%, услуги — на 35,2%. Однако самой сложной задачей, на самом деле, является удешевление кредитных ресурсов для предприятий реального сектора экономики, которые не могут себе позволить столь высокие процентные ставки по кредитам и вынуждены просить государственной поддержки (списания долгов, заведомо невозвратных кредитов и т.д.). Большое количество таких предприятий (в т.ч. флагманов отраслей, таких как «Криница») на протяжении многих лет даже зарплаты выплачивают из банковских кредитов.

Вернуть доверие понадобится и Лукашенко. В начале 2014 года, 21 января он заявил о наличии достаточных золотовалютных резервов, чтобы не проводить очередную девальвацию белорусского рубля. «Те, кто хотели на этом поиграть, видя на горизонте парламентские, президентские выборы (вы же понимаете причину),во главе, к сожалению, с некоторыми крупными финансистами, в так называемых оппозиционных средствах массовой информации развернули и подхлестнули интерес людей к этому доллару. Я сказал: нет, так не будет! Я перед собой поставил железобетонно задачу, чтобы показать, что это никчемные финансисты и экономисты, которые толкали государство и народ (и люди меня к этому толкали, и предприятия, и многие члены правительства, если не все) к девальвации национальной валюты», — сказал Лукашенко. По словам руководителя постсоветской республики, он обратился к неназванным независимым специалистам с просьбой просчитать последствия одномоментной девальвации белорусского рубля: «Они мне в один голос заявили, что пользы никакой не будет, государство в итоге, народ и предприятия сядут в яму. Это подтвердило мои мысли. Я сделал все для того, чтобы не было девальвации национальной валюты». В конце 2014 года выяснилось, что ЗВР Нацбанка недостаточны для того, чтобы можно было обойтись без девальвации.

Накануне «чёрной пятницы», 18 декабря Лукашенко провёл большое совещание с чиновниками, заявив: «Мы не собираемся бежать за Россией — это категорически запрещается, потому что российский рынок — непонятно, кто что там хочет, и непонятно, что там будет. Свидетельством тому — укрепление российского рубля буквально вчера. И волатильность российского рынка — колебания, не поддаются никакому осмыслению. Поэтому те, кто вас толкает на то, что вот „вы девальвируйте валюту“, и так далее, и так далее — это неприемлемо. У нас есть обязательства перед государством, перед населением — мы этих обязательств должны придерживаться, что, как мне докладывают, правительство и Национальный банк делают».

У девальвации белорусского рубля были свои сторонники и противники. «Стоимость кредитов превышает рентабельность предприятий в три раза. Долги промышленников в пять раз превышают объем производства. В итоге растет количество убыточных предприятий, и дело тут не столько в курсовой разнице», — заявил на совещании 11 декабря помощник президента Кирилл Рудый, проинформировало государственное информагентство БелТА. «При этом важно учитывать влияние девальвации на инфляцию, — отметил Рудый. — У нас каждый процент девальвации дает полпроцента в росте цен. В резкой девальвации необходимости нет. У нас основной экспорт (41%) — это нефтепродукты и калий, и их цены не зависят от курса белорусского рубля. А положительный эффект от девальвации на несырьевой экспорт нивелируется удорожанием импортных комплектующих. Поэтому сомнительна необходимость девальвации для всей экономики, а не только для отдельных предприятий».

Месяцем ранее, 11 ноября Лукашенко на совещании констатировал традиционную проблему насыщенности складов неликвидом, рост более чем в 1,5 раза убыточных предприятий, неудовлетворительное состояние с расчетами, медленные темпы и невысокую эффективность модернизации производств, а также ряд других проблем. Очевидно, после данных обещаний не проводить девальвацию Лукашенко надо было «сохранить лицо» хотя бы таким экстравагантным способом, характерным для далёких стран, как введение «налога на валюту».

Инициированный Александром Лукашенко перевод белорусско-российской торговли в доллары США и евро продемонстрировал высокую степень недоверия в рамках Союзного государства, которое до сих пор не обзавелось единой валютой. На протяжении многих лет руководитель постсоветской республики декларировал отказ от доллара, призывал Россию осуществить «дедолларизацию» взаимных расчётов, однако в ситуации ослабления российского рубля в конце 2014 года принял прямо противоположные решения. Выступая 18 декабря на совещании по вопросам экономики, Лукашенко потребовал перевести расчеты с Россией в долларах или евро, а 20 декабря зампред Совмина Михаил Русый сообщил, что договорённость с Россией о расчёте в долларах США за белорусское продовольствие достигнута.

По мнению российских чиновников и экспертов, реализация такой меры не в интересах официального Минска: белорусские товары на российском рынке станут дороже и менее востребованы, объёмы их реализации сократятся. Глава МИД РФ Сергей Лавров заявил, что заявленная Лукашенко схема не будет «конкретно прорабатываться». Тем не менее расчёты за белорусские поставки были «долларизированы», что отразилось на росте цен в российской рознице. На внутреннем рынке в рамках политики «дедолларизации» госконцерн «Белнефтехим» 9 сентября «привязал» стоимость литра моторного топлива к доллару США.

До «долларизации» торговли с Россией белорусский экспорт на российский рынок продемонстрировал сокращение по важнейшим товарным группам. Так, по итогам января — ноября 2014 года значительно сократился экспорт грузовых автомобилей, автобусов, сельскохозяйственной и бытовой техники, и даже продуктов питания. Правительство Белоруссии прилагало все усилия для наращивания экспорта, используя возможности «белорусского продовольственного оффшора», однако сокращение произошло в стоимостном измерении (долларовом эквиваленте),т.к. в течение года курс российского рубля снижался. Кроме того, ужесточилась конкуренция на российском рынке: продукты питания завозились из Азии и Латинской Америки, а по остальным товарным группам хорошие предложения делали российские производители и конкуренты из других стран.

Обратило на себя внимание и то, что параллельно с отказом от российского рубля во взаиморасчётах с Россией, ссылаясь на его «ослабление», официальный Минск вернулся к расчётам в гривнах во взаимной торговле с Украиной. За год украинская валюта подешевела значительно сильнее российского рубля. В июле Нацбанк РБ даже рекомендовал ограничить операции с ней. В декабре ситуация радикально изменилась, и экономисты ломают головы, пытаясь объяснить, зачем Лукашенко понадобились такие суммы стремительно деградировавшей гривны накануне отсроченного, но неизбежного без массированных западных вливаний дефолта Украины. Не находит однозначного объяснения и торговля с Украиной в кредит при том, что Лукашенко давно и решительно требует возвращать в Белоруссию деньги по экспортным сделкам, а также постоянно требует изыскать дополнительные инструменты ограничения вывоза капитала.

Провал официального прогноза социально-экономического развития Белоруссии по важнейшим показателям стал ожидаемым. Рост ВВП оказался в два раза ниже запланированного, инфляция — в два раза выше и т.д. Предыдущие прогнозы также не исполнялись и были изначально неадекватными, на что эксперты обращали внимание практически сразу после опубликования подписанных Лукашенко документов на будущий год. Прогноз на 2014-й не стал исключением из странного правила, которое можно объяснить или крайне низкой квалификацией специалистов, готовивших документы, или чрезмерно настойчивым стремлением лица, утверждающего документы, продемонстрировать пропагандистский эффект. 31 декабря 2013 года Александр Лукашенко подписал указы, утвердив важнейшие параметры прогноза социально-экономического развития и Основные направления денежно-кредитной политики Белоруссии на 2014 год. Согласно указам, в 2014 году ВВП вырастет на 3,3%, рост производительности труда (по ВВП) составит 6,9%, экспорта товаров и услуг — на 8,6%, сальдо внешней торговли товарами и услугами будет положительным на уровне 0,1% к ВВП, прямых иностранных инвестиций на чистой основе будет привлечено $4,5 млрд, энергоемкость ВВП будет снижена на 3%, ввод в эксплуатацию жилья с государственной поддержкой составит 2,5 млн кв. м. Реальные располагаемые денежные доходы населения в 2014 году должны прибавить 3% к уровню 2013 года, среднегодовая ставка рефинансирования составит 14-16% годовых, требования банков к экономике возрастут на 16-19%, международные резервные активы (в определении МВФ) увеличатся на $0,2-0,5 млрд. Правительство Белоруссии постановлением № 17 от 13 января 2014 года утвердило систему реализации целевых задач социально-экономического развития на 2014 год, учитывая, что по итогам 2013 ВВП Белоруссии вырос на 0,9% к уровню 2012 года при официальном прогнозе 8,5% — т.е. в девять раз, что говорит о том, какими фантастическими способностями предвидения обладает белорусский «госплан».

На совещании 11 ноября Александр Лукашенко констатировал провал официального прогноза на 2014 год по важнейшим показателям. Он потребовал от чиновников объяснить причины провала и предоставить ему «качественный прогноз» на 2015 год. «Доклады, лежащие у меня на столе, показывают, что в пассиве — многие застарелые болячки и нерешенные проблемы, — отметил в своём докладе Лукашенко. — Во-первых: остаются значительными запасы готовой продукции на складах промышленных предприятий. Причем они не только выше установленного самим правительством норматива, но и уровня далеко не самого успешного прошлого года. В чём дело? Я категорически запрещал работу на склад и не заставлял вас гнать объёмы. Главное — продажи и доходы от этих продаж. Во-вторых: серьёзную озабоченность вызывает снижение экспорта таких важнейших товаров, как автомобильные, сельскохозяйственные, бытовая техника, потребительские товары. В результате во внешней торговле не дотягиваем даже до прошлогодних показателей». «Серьёзные проблемы ухудшения финансового состояния предприятий, — отметил Лукашенко — Более чем в 1,5 раза выросло количество убыточных».

Александр Лукашенко 1 декабря утвердил новый официальный прогноз на 2015 год, подписав указы №550 «О важнейших параметрах прогноза социально-экономического развития Республики Беларусь на 2015 год» и №551 «Об утверждении Основных направлений денежно-кредитной политики Республики Беларусь на 2015 год». Согласно данным документам, ВВП Белоруссии в 2015 году вырастет на 0,2-0,7%, рост промышленного производства составит 1,2-1,4% и 1,6-2% — сферы услуг. Рост производительности труда по ВВП составит 1,5-2%, инфляция — на 12%, реальные располагаемые денежные доходы населения — на 1,1-1,5% к уровню 2014 года. Среднегодовая ставка рефинансирования запланирована на уровне 15-16% годовых (с 13.08.2014 снижена до 20%),а международные резервные активы (в определении МВФ) сохранятся на уровне 1 января 2015 года (на 01.12.14 они составляли $5,82 млрд). Жилья с господдержкой будет введено в строй не менее 2,5 млн кв.м. В официальном комментарии к указам сказано: «Исходя из прогноза снижения совокупного спроса в России, динамики мировых цен, показатель экспорта товаров и услуг к уровню 2014 года составит 96-96,4%. Без учета нефти и нефтепродуктов рост экспорта товаров и услуг прогнозируется в размере 100,3%. Планируется, что соотношение сальдо внешней торговли товарами и услугами к валовому внутреннему продукту составит (-3,5)-(-3,3)%».

Зампред Совмина Белоруссии Петр Прокопович 19 декабря заявил, что инфляция в Белоруссии в 2015 году может составить менее 12%, а внешний государственный долг сократится на $1,5 млрд.. По мнению экспертов, динамика конца 2014 года ставит под угрозу выполнение таких намерений и очередной официальный прогноз имеет все шансы быть нереализованным, как и предыдущие.

Закон «О республиканском бюджете на 2015 год» от 30 декабря 2014 года вступил в силу. Доходная часть бюджета составит более 156,7 трлн бел. руб. ($14,12 млрд),а расходная — свыше 141 трлн бел. руб. Основой бюджета станут доходы от налогов, в т.ч. подоходного (который повышен на 1% до 13%),акцизов на все подакцизные товары (кроме пива и автомобильного топлива),налога на прибыль для банков и страховых организаций (с 18% до 25%),а общий уровень налоговой нагрузки в 2015 году определён на уровне 23,6% ВВП. Доходы консолидированного бюджета оценены в 252,9 трлн бел. руб., а расходы — на уровне 237,9 трлн бел. руб.

Сомнения экспертов вызывает возможность его исполнения в нынешнем виде, учитывая стремительную девальвацию белорусского рубля и политические риски, связанные с президентской кампанией 2015 года и войной на Украине, а также туманные перспективы улучшения макроэкономических показателей. Обращает на себя внимание сокращение финансирования Минобороны при увеличении финансирования МВД, КГБ и МЧС. Особое внимание уделено социальным расходам и пропаганде.

В декабре удалось решить вопрос с поставками в Белоруссию российских углеводородов по «интеграционным» ценам. «Мы решили на десятилетие вперед вопрос поставок природного газа (он и раньше был решен),но также очень важно — нефти в тех объемах, которые мы хотели бы с перспективой увеличения, если нам это нужно будет. Но пока 23 млн т для нас предостаточно для того, чтобы загрузить нефтеперерабатывающие заводы», — заявил 9 мая в Минске Лукашенко, комментируя итоги состоявшихся 7-8 мая в Москве переговоров с руководством России. Однако вскоре выяснилось, что вопросы не решены, и официальный Минск начал добиваться уступок от Москвы.

На совещании 28 мая в Минске Лукашенко констатировал неготовность России и Казахстана к подписанию договора о создании Евразийского союза. «Но мы никогда не были жлобьём, мы никогда не требовали от своих партнеров и соседей больше того, чем отдавали в общую копилку», — сказал Лукашенко. Он отметил также: «Если мы говорим об экономическом союзе, о полноправном, о полноценном Таможенном союзе, мы никого за язык не тянули. Было предложено, чтобы этот договор был без изъятий и всяких ограничений. Это фактически одна страна с точки зрения экономики, правила функционирования экономик трех государств абсолютно одинаковы и находятся в едином правовом поле. Правильно? Это было заявление России, прежде всего, поддержал Казахстан. Мы понимали, что у них экономики несколько другие, чем у нас, — не несколько, а существенно, у них сырьевые экономики, у них нефть, газ и прочее, нам непросто будет в этих условиях работать без изъятий и ограничений. Но тем не менее мы заявили: да, мы согласны, мы на это пойдем. Прошли годы, время прошло, что-то там посчитали — прослезились. Оказывается, не могут без изъятий и ограничений, и вывели некоторые вопросы формирования рынков нефти, газа, лекарств там и так далее, других направлений, на двустороннюю основу. Ну что ж, двусторонняя — так двусторонняя». На следующий день, 29 мая в Астане Лукашенко подписал договор о ЕАЭС, но затормозил его ратификацию.

Председатели правительств России и Белоруссии 7 октября в Сочи договорились о передаче Белоруссии российских вывозных нефтепошлин, которые до конца 2014 года пополняли российский бюджет, а с 2015 года пополнят белорусский как минимум на $1,5 млрд. По итогам состоявшегося 21 октября в Минске заседания Совмина Союзного государства Белоруссии и России подписано 35 документов, в т.ч. регулирующих поставки нефти и нефтепродуктов в 2015 году. Белоруссия получит 23 млн т российской нефти (в т.ч. 22 млн т трубопроводным транспортом). В 2016-2024 годах поставки российской нефти составят 24 млн т ежегодно, а с 2025 года ограничения на объёмы предполагается отменить. С развитием Евразийского союза официальный Минск намерен увеличить закупи нефтепродуктов в Казахстане и обеспечить транзит казахстанской нефти в Евросоюз. При этом сохраняются планы строительства в Белоруссии третьего НПЗ, ориентированного на экспорт в ЕС.

«12 декабря между ОАО „Газпром“ и ОАО „Газпром трансгаз Беларусь“ заключены на 2015-2017 годы очередные трехлетние контракты на поставку и реализацию природного газа в Республику Беларусь, а также его транзитную транспортировку через территорию Беларуси в третьи страны», — проинформировала 17 декабря пресс-служба ОАО «Газпром трансгаз Беларусь» (100%-я белорусская «дочка» российской компании). В январе 2015 года российский газ будет продаваться в Белоруссию ещё по ценам 2014 года — т.е. по $168 за 1 тыс куб.м. Первый зампред Совмина Белоруссии Владимир Семашко 10 декабря заявил, что в 2015 году поставка российского газа в постсоветскую республику будет со скидкой — с $168 за 1 тыс. кубометров до $154-155, а объёмы «на уровне 22 млрд куб. м газа в год» полностью закроют потребности Белоруссии. Кроме того, «Газпром» увеличит транзит через Белоруссию, учитывая перспективу строительства второй нитки газопровода «Ямал — Европа», а также продолжит строительство новых подземных хранилищ для российского природного газа на территории Белоруссии.

Т.о., в октябре стороны оформили достигнутые договорённости по нефтепошлинам, а в декабре — по газу. При этом официальный Минск получил эксклюзивные условия как по объемам, так и по цене. Также была решена проблема импорта электроэнергии (примерно десятая часть внутренних потребностей) — недостающие объёмы были замещены генерацией мощностями предприятий «Белэнерго».

В 2014 году поставки электроэнергии с Украины и из России в Белоруссию должны были составить 4,2 млрд кВт.ч (доля Украины составляла 3 млрд кВт.ч.). Однако гражданская война и фактическое отделение угледобывающего Донбасса (ДНР и ЛНР) не позволили «новым властям» Украины исполнить обязательства Кабмина Николая Азарова. С 1 октября Кабмин Арсения Яценюкапрекратил поставки электроэнергии в Белоруссию. Официальный Минск не настаивал на выполнении ранее достигнутых двусторонних договорённостей.

В итоге Белоруссия импортировала в 2014 году около 3,8 млрд кВт-ч. Генерация электроэнергии в Белоруссии была дороже импорта, но власти постсоветской республики приняли именно такое решение. В 2015 году Белоруссия закупит в России 2,8 млрд кВт-ч — т.е. почти весь объём данного импорта (незначительная часть удовлетворяется поставками из Прибалтики).

Импортная электроэнергия поставлялась в Белоруссию по $0,06 за 1 кВт/ч. При этом газ, моторное топливо и электричество населению и предприятиям продавались значительно дороже без всякого объяснения формирования цен. Ударными темпами продолжалось строительство БелАЭС, большие успехи были достигнуты в энергосбережении и энергоэффективности, использовании местных видов топлива и сокращении его импорта. Твёрдое намерение России выполнять свои контрактные обязательства перед европейскими потребителями и наращивать экспорт углеводородов по белорусской территории вызвало заинтересованность Польши. Во время польско-белорусского инвестиционного форума в Варшаве 1 декабря министр экономики — вице-премьер Польши Януш Пехочиньский заявил, что польская сторона очень заинтересована в транзите нефти и газа из России через Белоруссию. Он заявил также о готовности развивать с Белоруссией серьёзные проекты в промышленности — в т.ч. химической и пищевой. Не остались в стороне от российской нефти и другие братские славянские народы. Замминистра иностранных дел Белоруссии Александр Гурьянов 13 мая заявил: "Чешские компании активно участвуют в модернизации подвижного состава нашей железной дороги, ряд чешских компаний задействован в проектах модернизации наших нефтеперерабатывающих предприятий, включая акционерное общество «Нафтан».

Многие предприятия Белоруссии в 2014 году сокращали выпуск продукции. БелАЗ сократил выпуск карьерных самосвалов в два раза, МАЗ собрал грузовиков почти на треть меньше и автобусов почти в два раза меньше. Ряд частных предприятий «попросились» в госсобственность, не выдерживая конкуренции. Нестабильность загрузки предприятий и вымывание оборотных средств нереализованной продукцией пагубно сказалось на отраслевых показателях.

Убыточных организаций за январь — ноябрь 2014 г., по данным Белстата, насчитывалось 13,9% от общего количества (9,2% за январь — ноябрь 2013 г.). Сумма чистого убытка убыточных организаций за данный период оказалась в 1,9 раза больше, чем за январь — ноябрь 2013 г.

АПК продемонстрировал рост не только валовых показателей в целом, но и убыточных предприятий. При этом государство щедро выделяло дотации агросектору и списывало долги, но так и не смогло добиться прибыльности примерно трети из них. По мнению экспертов, дешевые цены на калийные удобрения (примерно в 20 раз ниже мировых) и топливо, раздача сельхозтехники, направление в провинцию на «отработку» выпускников вузов и иные подобные меры не могут привести к качественному улучшению ситуации.

На совещании по повышению эффективности работы агропромышленного комплекса Белоруссии 6 мая Лукашенко признал неблагополучное положение дел на селе. «Вот группа во главе с премьер-министром должна была и вскрыть эти причины — неэффективного функционирования, если брать в целом, сельского хозяйства. Я имею в виду отдачи от тех инвестиций, которые туда направлены, — сказал Лукашенко. — И, во-вторых, самое главное, причины — причинами: нам надо наметить пути выхода из этой ситуации. Нам надо наметить не просто пути выхода из этой ситуации, а пути эффективного развития сельскохозяйственного производства и всего, что связано с ним».

Михаил Мясникович 20 мая на президиуме Совмина Белоруссии констатировал: «Результаты прошлого года и четырех месяцев текущего свидетельствуют о том, что традиционная модель развития промышленного комплекса исчерпала себя».

Провалы «импортозамещения» и «дедолларизации» стали результатом совместных усилий госуправленцев и обывателей. Первые сделали максимум для того, чтобы белорусы, несмотря на высокие ввозные пошлины, обеспечили на рынке около 85% импортных телевизоров, более половины импортных холодильников, морозильников и стиральных машин, почти половину верхней одежды и обуви, а также многих других товаров, производимых белорусскими предприятиями — как государственными, так и частными, даже из импортных комплектующих и под известными зарубежными брендами. При этом доля чёрного рынка остаётся весьма значительной: многие товары ввозятся из России без всякого учёта — исключение составили лишь автомобили, которые граждане обязаны регистрировать для получения номерных знаков. Немалую роль в подрыве позиций белорусских производителей телевизоров «Горизонт» и «Витязь» сыграли белорусские физлица, активно ввозившие данные товары из Польши и Литвы.

Обыватель ответил партизанскими методами сопротивления на стремление властей сделать жизнь лучше в своём понимании. У «государственных людей» Белоруссии и дело дошло до смелых экспериментов по «импортозамещению» херсонских арбузов и астраханских дынь: правительственным распоряжением №233р от 21 августа «О своевременной и качественной уборке сельскохозяйственных культур и обеспечении внутреннего рынка плодоовощной продукцией и картофелем» предписано в каждой области выращивать арбузы и дыни на площадях не менее 100 га. До этого Александр Лукашенко похвастался выращиванием бахчевых в своей резиденции — был опубликован соответствующий фоторепортаж, и стало понятно, что решение за подписью Михаила Мясниковича назрело. Еще ранее оказалось, что белорусские тепличные томаты и огурцы кратно дороже обложенных высокими ввозными пошлинами испанских, голландских и польских. В Минске невозможно найти херсонских помидоров, а белорусский мороженый карп стоит как российская мороженая горбуша. Цены в Минске и Москве на многие продукты питания выравнялись, а при снижении курса российского рубля стали заметно отличаться не в пользу минских. Учитывая тенденции в белорусско-российской торговле, а также заявление Лукашенко о необходимости перевода торговли с РФ в доллары и евро, население устремилось в «обменники» и способствовало приближению «чёрной пятницы» 19.12.2014.

«Три ориентира нового экономического курса» Белоруссии Лукашенко назвал 22 апреля: ускоренное развитие внутреннего рынка, управление экономикой и всемерное развитие конкуренции. «При этом, как я говорил, мы не отказываемся от традиционных направлений развития экономики. Как бы тяжело ни было. Мы не сидим сложа руки, мы продолжаем модернизацию промышленности. В этом нет ничего экстраординарного, если не модернизировать — мы просто уже не сможем уже через пятилетку ничего продать на международных рынках. Мы ничего не поставим на экспорт, а значит — не получим валюты для того, чтобы купить необходимое — нефть и газ», — сказал Лукашенко. По его словам, около $20 млрд в нынешней пятилетке вложено в модернизацию белорусских госпредприятий — почти в 1,5 раза больше, чем в прошлой пятилетке.

«Модернизационный тупик» преследовал Александра Лукашенко и в 2014 году. Проведённая в предыдущие годы модернизация госпредприятий по производству цемента и льна не продемонстрировала должного эффекта, равно как и модернизация предприятий деревообработки в 2014 году. Убыточность и работа на склад в надежде на оживление спроса характеризовали работу госпредприятий и в 2014 году. При этом, не отказываясь от валовых показателей как основного критерия работы, власти предприняли меры экономического характера для минимизации убытков — был ограничен выпуск продукции, а рабочие отправлены в вынужденные отпуска.

В процессе модернизации не обошлось без скандалов и уголовных дел. В декабре 2014 года бывший гендиректор госпредприятия «Борисовдрев» Владимир Мальцев получил приговор 3 года колонии усиленного режима без конфискации имущества, но с лишением права занимать руководящие должности сроком на 5 лет и обязанностью возместить государству ущерб в размере около 2 млрд бел. руб. (около $180 тыс). Мальцев был назначен отвественным за срыв модернизации госпредприятия и снят с должности по распоряжению Лукашенко вскоре после скандального посещения госпредприятия руководителем республики, которому не понравилось состояние территории и отсутствие отдачи от вложенных средств. Лукашенко также распорядился снять с должности председателя Миноблисполкома Бориса Батуру и назначить его руководителем «Борисовдрева», однако слова руководителя постсоветской республики воплотились так же, как и его обещание признать независимость Южной Осетии и Абхазии.

Перспектива «посадки» кого-то для демонстрации неизбежности наказания за решения Лукашенко, которым он придаёт силу закона, появилась на горизонте ещё 31 января, когда Лукашенко на совещании о состоянии и перспективах развития организаций госконцерна «Беллесбумпром» констатировал: в 2014 году модернизация госпредприятий деревообработки в Белоруссии, за исключением двух предприятий, должна быть завершена, а виновные в срыве госпрограммы модернизации отправятся в места лишения свободы. Вскоре, 3 февраля, принимая с докладом генпрокурора Александра Конюка, Лукашенко сказал: «Я хотел бы, чтобы прокуратура вмешалась в эти процессы с точки зрения закона. Всё-таки немножко разбаловались наши руководители отдельных предприятий, и не только деревообработки».

В ходе состоявшегося 11 ноября совещания Лукашенко отметил, что «медленные темпы и невысокая эффективность модернизации производства, о чем свидетельствуют многочисленные факты провалов в деревообработке, лёгкой, целлюлозно-бумажной промышленности, производстве стройматериалов, других отраслях». Он также распорядился с 12 ноября изменить подход к инвестпроектам, отметив: «Под инвестиционные проекты должны быть включены только белорусские предприятия, которые способны поставлять ту или иную продукцию под инвестиции».

В конце года власти решили поддержать средствами налогоплательщиков свои проекты в деревообработке, которые должны были стать высокорентабельными, учитывая предыдущие финансовые вливания, льготы и богатую местную сырьевую базу, огромный рынок Евразийского союза. Указом №616 от 25 декабря ОАО «Речицадрев» получило бюджетный заём на 100 млрд бел. руб., а ОАО «Борисовдрев» — на 75 млрд бел. руб. под 5% годовых с погашением в период с января 2018 г. по декабрь 2019 г. Учитывая гиперинфляцию в постсоветской республике (около 20% в 2014 году),данные средства фактически подарены.

Государственной программой инновационного развития республики до 2015 года предусматривалась модернизация многих предприятий, и эта работа продолжалась в 2014 году. Действовали президентские указы и правительственные постановления, согласно которым взятые предприятиями кредиты под инвестпроекты выплачивало государство. Однако не всем бюджетные вливания пошли на пользу. Так, например, производитель телевизоров под ТМ «Витязь» и «МАЗ» не смогли продемонстрировать хорошей отдачи от вложенных средств. Странным образом модернизация некоторых отраслей сопровождается их деградацией и невозможностью сводить концы с концами без господдержки и откровенной дискриминации конкурентов.

Реализация амбициозных инвестиционных проектов традиционно сопровождалась большими проблемами и провалами. Масштабные инвестпроекты были призваны дать «модернизационный импульс» постсоветской республике, показать её независимость от России (основного инвестора),но так и не были реализованы при заявленной «очереди инвесторов». Особые надежды возлагались на Китай: 20 января в Пекине премьер Госсовета КНР Ли Кэцян провел переговоры с председателем Совмина Белоруссии Михаилом Мясниковичем, по итогам которых было заявлено о начале реализации «Программы развития отношений всестороннего стратегического партнерства между Китаем и Белоруссией /2014--2018 гг./» и создании двусторонней межправительственной комиссии по сотрудничеству на уровне заместителей глав правительств. По сообщениям китайских и белорусских изданий, главы правительств двух стран подписали соглашение о сотрудничестве в сфере технико-экономической помощи, меморандумы о ключевых направлениях сотрудничества в области авиации и космоса, о сотрудничестве в области логистических контролей, по поставке китайских электровозов в Белоруссию, а также контроля и управления фондовыми биржами. Мясникович также встретился в Пекине с представителями китайских компаний Sinomach, Beijing Uni-Construction Group Co. Ltd (BUCC) и СITIC Construction Ltd, реализующих в постсоветской республике инвестиционные проекты, финансируемые за счёт китайских «связанных» кредитов.

«Мы рассматриваем Китай как мощного, надежного партнера, соблюдающего все договоренности, а Белоруссия может стать европейской площадкой для китайского бизнеса», — заявил 24 февраля зампред Совмина Белоруссии Анатолий Тозик во время переговоров с послом Китая в Белоруссии Цуй Цимином, обсуждая предоставление официальному Минску китайской технико-экономической помощи. «Живых денег» Пекин своему «центральноевропейскому» партнёру не предоставляет — лишь «связанные» кредиты, выгодные в первую очередь китайским производителям товаров и услуг.

В ходе совещания 14 февраля, посвященного проблематике строительства под Минском Китайско-белорусского индустриального парка (КБИП «Великий камень»),Лукашенко заявил, что реализация проекта «не идёт никак» и в его реалистичности есть сомнения. Он отметил также: «Но встает вопрос: мы что, это будем строить за свои деньги? И будем нести ответственность за субъекты хозяйствования, которые построят там свои даже высокотехнологичные производства? Да, будем, как государство. Мы за них должны отвечать. Мы их будем защищать. Но деньги мы им дать не можем. У нас нет свободных денег, нет дешевых кредитов. И не нужно. Эти деньги есть в КНР, им надо деньги пускать в оборот». В конце года, 15 декабря, назначая главой Администрации Китайско-белорусского индустриального парка «Великий камень» Андрея Галя, Лукашенко пожалел чиновника, которому предстоит создать новый город на пустом месте. «Мы сейчас отбираем человека от города и бросаем на этот камень, — сказал Лукашенко. — И он будет рыдать, слёзы вытирая, — скупые мужские слёзы. Там же один ветер — там же ничего нет!»

Среди экспертов немало тех, кто придерживается пессимистических прогнозов по КБИП и другим инвестпроектам с КНР. В свою очередь чиновники призывают оптимистично смотреть в будущее. Так, 25 ноября заместитель министра финансов Максим Ермолович заявил, что Белоруссии удалось привлечь $13 млрд открытых целевых кредитных линий на инфраструктурные проекты, в т.ч. более $10 млрд на строительство БелАЭС, более $2 млрд «Банка Китая» на энергетику и строительство дорог, а также около $800 млн МБРР на модернизацию социальных объектов, реабилитацию пострадавших от чернобыльской катастрофы районов, развитие систем водоснабжения и др.

Провалом завершилась очередная попытка реанимировать проект «Минск-Сити». Зампред Совмина Белоруссии Петр Прокопович 20 декабря 2013 года сообщил о поручении Лукашенко создать в Минске международный финансовый центр на территории площадки, выделенной под проект «Минск-Сити» (район аэропорта «Минск-1»). Отказавшись от услуг российской компании «Итера», власти постсоветской республики не смогли заинтересовать в проекте ни другие зарубежные компании, ни реализовать его с опорой на собственные силы. Переходящий безденежный кредит высокого доверия перешел к Администрации минского «Парка высоких технологий» под руководством Валерия Цепкало. В итоге 318 га так и не увидели 300-метрового небоскрёба «Аист» и других футуристичных высоток — лишь типовые «бюджетные панельки».

Александр Лукашенко 17 января провёл совещание, в ходе которого подверг резкой критике реализацию амбициозных строительных проектов. «Сколько можно барахтаться там?!» — возмутился он, заслушивая очередной отчёт о несостоявшейся реализации «Минск-Сити». В апреле Лукашенко подписал указ №147, в очередной раз утвердил условия реализации инвестпроекта, сместив сроки до 2025 года при больших льготах для желающего вложиться в самый амбициозный долгострой за всю постсоветскую историю республики. Пятилетка строительства «Минск-Сити» завершилась полным фиаско.

Более благополучно обстояли дела с реализацией швейцарской компанией Stadler Rail AG проекта по сборке в Белоруссии скоростных электричек. Основным рынком сбыта продукции Stadler является Россия, и московский «Аэроэкспресс» уже закупил несколько поездов. Власти Белоруссии называют собранные в постсоветской республике «отвёрточным» способом электрички Stadler и автомобили китайской марки Geely «белорусскими», что должно свидетельствовать о больших успехах, которых добились белорусские учёные и инженеры в период строительства «сильной и процветающей Беларуси». По словам Лукашенко, китайские автомобили «Джили», ориентированные на человека «ниже среднего», столь хороши по качеству, что «Европа стонет от этого», а белорусские автобусы марки «МАЗ», построенные по проектам Neoplan (NEOMAN Bus — дочернее предприятие MAN AG),пользуются большой популярностью не только в Белоруссии: «Не удовлетворяем спрос — спрос бешеный».

Официальная статистика не разделила оптимизма Лукашенко: в 2014 году белорусы резко нарастили импорт автомобилей из России. «За октябрь — ноябрь текущего года граждане Белоруссии импортировали из Российской Федерации 21,5 тыс. автомобилей — по самым скромным оценкам, это около $320 млн», — проинформировал председатель правительства Белоруссии. Указанную им цифру можно удвоить с учётом приобретённых белорусами в РФ автомобилей до падения цен на российском рынке в долларовом эквиваленте.

Не помогли сбить спрос белорусов на российские автомобили громкие заявления о прекрасных перспективах белорусского автопрома. Белорусское госинформагентство БелТА со ссылкой на министерство промышленности Белоруссии 16 июля проинформировало об очередных успехах СП ЗАО «Юнисон»: «В настоящее время собрано три автомобиля Opel Corsa по ранее достигнутой договоренности с General Motors для продажи в Россию. Вместе с тем партнер принял решение об изменении модельного ряда собираемых в Белоруссии автомобилей. Сейчас продолжаются переговоры и актуализируются сроки начала их промышленной сборки». Госинформагентство отметило также: «Ранее сообщалось, что первый легковой автомобиль совместной сборки с General Motors сойдет в Белоруссии с конвейера 3 июля (в этот день в Белоруссии празднуется освобождение БССР от немецко-фашистских захватчиков, активно использовавших автомобили марки „Опель“ в годы Великой Отечественной войны, — прим. ИА REGNUM). Об этом шла речь на встрече 2 апреля министра иностранных дел Владимира Макея с делегацией во главе с президентом и управляющим директором по России и СНГ компании General Motors Энди Данстаном».

Выступая 13 февраля на коллегии Госстандарта, первый зампред Совмина Белоруссии Владимир Семашко сказал: «Мы оказались неконкурентны в этой кризисной ситуации, когда наблюдается всеобщая рецессия по цене. Потому что предприятия перегружены огромной налоговой нагрузкой по отношению к другим секторам экономики и другим странам, перекрестным субсидированием по энергетике. С такими высокими тарифами в Европе можно назвать только одну-две страны, которые выше нашей по электроэнергии. Кроме того, предприятия перегружены огромной кредитной нагрузкой, которые нужно брать под 50-60%, социальной нагрузкой». Семашко отметил также, что «в последние два года (особенно в конце прошлого — начале этого года) я отмечаю достаточно резкое снижение качества нашей продукции».

ВВП Белоруссии по данным Белстата за 2014 год вырос на 1,6% и составил в текущих ценах 778,5 трлн белорусских рублей ($65,7 млрд по курсу НБРБ на 31.12.2014),индекс-дефлятор ВВП составил 118%. Продукции промышленности было выпущено на 2,2% больше, сельскохозяйственной (в хозяйствах всех категорий) — на 2,3% больше. Объем внешней торговли товарами и услугами сократился, на что повлияло в первую очередь снижение на 3% общего объёма торговли товарами — до $70,76 млрд: экспорт снизился на 0,5% до $33,86 млрд, а импорт — на 5,3% до $36,89 млрд. Сальдо внешней торговли товарами за январь — ноябрь для Белоруссии сложилось отрицательным: -$3,03 млрд. Товарооборот с Россией снизился на 3,9% до $34,59 млрд, в т.ч. экспорт на 6,5% до $14,37 млрд. Сальдо для Белоруссии сложилось отрицательным в размере $5,84 млрд. За этот же период индекс потребительских цен в постсоветской республике вырос на 18,3%. Иные данные по внешней торговле представил Государственный таможенный комитет Белоруссии.

Внешняя торговля Белоруссии в 2014 году продолжила падение. Негативные тенденции 2013 года были продолжены, и это вызывало обеспокоенность властей. Падал не только товарооборот в целом, но экспорт белорусских товаров, а это прямо свидетельствовало о проблемах в промышленности и негативных социальных последствиях. Правительство Белоруссии приняло 13 февраля постановление №123 «о реализации товаров (работ, услуг) собственного производства по ценам (тарифам) ниже себестоимости принимает руководитель организации-производителя». Параллельно с «разгрузкой складов» от неликвида была предпринята попытка поставить под контроль товарооборот микробизнеса — преимущественно индивидуальных предпринимателей, реализовывавших товары «челноков».

С августа заработал «белорусский продовольственный оффшор», что позволило улучшить показатели торговли как с ЕС, так и с ТС. Запрещенное к поставкам в РФ пищевое сырьё из стран, которые применили к России санкции и попали под ответные российские санкции, доставлялось в Белоруссию, после чего в виде полуфабриката или продукции более глубокой переработки экспортировалось на российский рынок. При этом, как установили российские эксперты, сырьё поставлялось не самого лучшего качества, с кратным превышением российских норм по содержанию антибиотиков и из регионов, которые затронула африканская чума свиней (АЧС).

На протяжении года проводилась работа по наращиванию экспорта наиболее ликвидных белорусских товаров — калийных удобрений и нефтепродуктов. Анализ торговли с Великобританией, Нидердандами и другими странами Западной Европы показывает, что другие товары белорусского производства крайне мало интересуют потребителей этих стран.

В целом вопрос по наращиванию экспорта калийных удобрений по формуле, принятой во время калийной войны" 2013 года «Уралкалием» (объёмы превыше цены),«Беларуськалий» и обслуживающая его «БКК», по словам Лукашенко, «удалось неожиданно успешно решить». По итогам первых трёх кварталов «Беларуськалий» был в лидерах ТОП-10 самых прибыльных госпредприятий, вернувшись к показателям лучших лет. По предварительным оценкам, в 2014 году госмонополист добыл около 45 миллионов тонн руды и произвёл более 10 млн т удобрений (почти на 50% больше, чем в 2013 году). Продажам способствовала гибкая ценовая политика, временами напоминающая демпинг. На самостоятельности ОАО «Беларуськалий» сказалось его исключение из состава Белорусского государственного концерна по нефти и химии — «Белнефтехим» — данное решение было закреплено постановлением Совмина Белоруссии №177 от 28 февраля.

По данным Гостаможкомитета Белоруссии, внешнеторговый оборот Белоруссии в январе — ноябре 2014 года составил $70,1 млрд — на 3,3% меньше, чем в январе — ноябре 2013 года. Товарооборот со странами СНГ составил $41,6 млрд (59,4% общего товарооборота) — на 4,4% меньше, а со странами вне СНГ снизился на 1,5% до $28,5 млрд. Сальдо внешнеторгового оборота для Белоруссии сложилось отрицательное в размере $2,5 млрд. Экспорт Белоруссии в январе — ноябре 2014 года составил $33,8 млрд и увеличился по сравнению с соответствующим периодом 2013 года на 0,4%.

В пятёрку основных торговых партнёров Белоруссии вошли: Россия (48,5% в общем товарообороте РБ),Украина (7,8%),Германия (5,4%),Великобритания (4,1%) и Китай (4,1%). Партнёр Белоруссии по Таможенному союзу, ЕЭП и Евразийскому союзу — Казахстан, оказался на 10-м месте с 1,5%. Товарооборот Белоруссии со странами Таможенного союза по сравнению с январем — ноябрем 2013 года снизился на 4,4% до $35 млрд (50% общего товарооборота Белоруссии): экспорт уменьшился на 6,1% до $15,1 млрд, а импорт снизился на 3,1% до $20 млрд. Отрицательное сальдо Белоруссии в торговле с партнёрами по ТС составило $4,9 млрд.

Товарооборот с Россией снизился на 4,9% и составил $34 млрд: экспорт снизился на 6,2%, импорт — на 4,0%, сальдо для Белоруссии сложилось отрицательное и составило -$5,4 млрд. стоит отметить, что 17 декабря в Минске посол России в Белоруссии Александр Суриковоперировал другими цифрами: по его информации, за 2014 год товарооборот Белоруссии и России снизился на $1,7 млрд к уровню 2013 года — до $38,7-39 млрд. По мнению дипломата, на снижение объёмов взаимной торговли товарами повлияло несколько объективных и субъективных факторов, в т.ч. падение цен на нефть, сокращение спроса на российском рынке и «неумение продавать».

Товарооборот с Казахстаном, по данным ГТК РБ, увеличился на 15,9% до $1 млрд: экспорт уменьшился на 4,2%, импорт увеличился в 3 раза, сальдо для Белоруссии сложилось положительное и составило $504,7 млн. Трёхкратный рост импорта из Казахстана по-прежнему не позволил выйти приличные на объёмы торговли, которые оказались меньше, чем у Литвы. Объёмы услуг ещё не подсчитаны (за 2013 годи их экспорт вырос на 15,2% и существенно повлиял на годовой итог ВЭД),однако можно предположить, что при учёте и товаров, и услуг позиция Казахстана в рейтинге внешнеторговых партнёров Белоруссии значительно ухудшится.

Товарооборот со странами Евросоюза по сравнению с январем — ноябрем 2013 года уменьшился на 3,1% и составил $18,6 млрд или 26,6% общего товарооборота Белоруссии: экспорт увеличился на 3,8% до $10 млрд, импорт снизился на 9,9% до $8,7 млрд, сальдо для Белоруссии сложилось положительное и составило $1,3 млрд. Товарооборот с Молдавией вырос на $64,3 млн до $382,4 млн благодаря «белорусскому продовольственному оффшору». Стоит ожидать роста товарооборота Молдавии с Казахстаном: с начала работы оффшора казахи внезапно полюбили польские и молдавские яблоки, а также другие виды продукции, поставляемой в обход продовольственного эмбарго на российский рынок по «казахстанской схеме», а то и просто по поддельным сертификатам из Белоруссии.

Товарооборот Белоруссии с Украиной уменьшился на 5% до $5,4 млрд: белорусский экспорт увеличился на 0,9%, а импорт уменьшился на 17,0%. Сальдо внешней торговли для Белоруссии сложилось положительное и составило $2,3 млрд. Белоруссия активно удовлетворяла спрос украинской стороны в нефтепродуктах и технике, а также наращивала экспорт различных услуг.

Официальный Минск постарался извлечь максимум выгод из конфликта «новых властей» Украины с Россией. Украинские товары Белоруссия направляет на российский рынок, облегчая киевской хунте последствия разрыва с СНГ в целом и Россией в первую очередь. Взамен Лукашенко надеется на ходатайства Порошенко на Западе, как это делали ранее Виктор Ющенко, Михаил Саакашвили и др. Привязкой Украины к Белоруссии является кооперация в промышленной сфере — с «Мотор Сич» (начато совместное производство в Орше),Южмашем и ХТЗ (кооперация с МТЗ и предприятиями Госкомвоенпрома РБ) и др. С момента разрыва отношений украинского ВПК с российским официальный Минск предложил свои услуги и обеим сторонам конфликта и добился согласия у обеих сторон как «нейтральная площадка». Отсюда оптимистичные планы Госкомвоенпрома РБ на наращивание валютной выручки и расширение географии экспорта.

Официальный Минск выказал намерение заработать на оборонных заказах Российской Федерации после того, как «новые власти Украины» заявили о прекращении поставок в РФ продукции украинского ВПК. Лукашенко предложил бывшим партнёрам «белорусскую площадку» — данная инициатива обсуждалась 1 апреля в Минске на переговорах Александра и Виктора Лукашенко с зампредом правительства РФ Дмитрием Рогозиным, курирующим вопросы ВПК. Рогозин предложил разместить российские заказы на белорусских предприятиях и активизировать отраслевые кооперационные связи. Такое же предложение белорусские дипломаты донесли и до «новых властей» Украины. После переговоров с Рогозиным, 2 апреля Лукашенко посетил ОАО «558 Авиационный ремонтный завод» в Барановичах (Брестская обл.),поставив задачу производить в Белоруссии при содействии украинских партнёров самолёты и вертолёты, отметив, что «бронетехнику точно надо свою создавать», а также замахнуться на производство белорусского аналога С-300. Проблема создания «своих» вертолётов и ракет упирается в отсутствие технологий и производств двигателей — ими обладает украинская сторона.

В течение 2014 года Лукашенко делал немало оптимистичных заявлений о перспективах развития белорусского ВПК, указывая на потенциал белорусской «оборонки» и не забывая о партнёрах из бывшего СССР. Для этого имелись основания: 17 июля посол России в Белоруссии Александр Суриков заявил, что российская сторона предложила Минску рассмотреть возможность производства нескольких тысяч видов комплектующих для военной техники.

Помимо извлечения прибыли в ВПК и торговле продовольствием, официальный Минск имеет виды на украинские активы — как государственные, так и негосударственные, мало кому интересные и упавшие в цене в силу военного фактора. Освоение украинского рынка Лукашенко планирует провести совместно с украинскими партнёрами, а российского — с украинскими. На транзакциях белорусские партнеры надеются хорошо заработать и предоставить такую же возможность украинской стороне при поставках в ЕС продукции белорусского химпрома, источником льготного сырья для которого является Россия. При весьма ограниченных собственных предложениях продукция белорусских предприятий для украинской стороны является заметным разнообразием ассортиментного перечня. Закономерный вопрос об упущенной выгоде РФ не рассматривается.

Символом несостоятельности Союзного государства стали пресловутые пять «пилотных» интеграционных проектов в промышленной сфере, ни один из которых не завершен. Выступая 31 октября в Нацсобрании, первый зампред Совмина РБ Владимир Семашко в очередной раз заявил, что в процессе переговоров по данным проектам удалось достичь значительного прогресса. Стремление заболтать тему и отсутствие намерения продемонстрировать реальный результат даже в процессе интеграции пяти предприятий лучшим образом свидетельствует о том, что у Союзного государства на данном этапе перспективы нет, и руководство постсоветской республики предпочтёт скорее наблюдать за деградацией ОАО «МАЗ», чем за развитием «Росбелавто», т.к. в первом случае удастся продемонстрировать «суверенитет», а во втором — лишь расписаться в признании объективных законов геоэкономики. В целом машиностроение Белоруссии на протяжении 2014 года демонстрировало, судя по квартальным отчётам, значительный спад.

Финансовая помощь из-за рубежа в 2014 году поступала в распоряжение властей Белоруссии как с Востока, так и с Запада. Основными донорами стали Россия и Евросоюз. Несмотря на «информационную войну», сопровождавшую «колбасную войну», Москва продолжила спонсировать своего «стратегического партнёра» (так госагитпроп именует Россию). Так, Россия выступила спонсором подготовки Белоруссии ко вступлению в ВТО. Кроме того, Россия выделила средства на реализацию проекта международной технической помощи «Поддержка реализации Национальной программы демографической безопасности Республики Беларусь»: 3 декабря в Минске было подписано соглашение РФ и ЮНФПА о выделении Москвой $900 тыс. на реализацию данного проекта (при этом ЮНФПА выделил $180 тыс. и $60 тыс. — ЮНИСЕФ. О щедрости России госагитпроп Белоруссии предпочёл особо не распространяться. В свою очередь Евросоюз предоставил несколько миллионов евро на реализацию различных проектов в Белоруссии — от невразумительных «диалогов» неких «представителей» между собой до «государственно-частного партнёрства» и оснащения белорусского Госпогранкомитета, препятствующего потокам нелегалов и контрабанды в ЕС. «Белорусские» статьи расходов были также у США и других стран, однако их вряд ли можно отнести к помощи Белоруссии — скорее к инвестициям в своих агентов в Белоруссии или экспертов по Белоруссии за рубежом.

Рост государственного долга был ожидаемой тенденцией. Белоруссия проходила период пика выплат по внешнему долгу и одновременно пыталась привлечь зарубежные займы, чтобы смягчить последствия данного процесса. Основным кредитором официального Минска по-прежнему остаётся Россия, она же является основным рынком сбыта белорусских товаров и поставщиком промежуточного импорта. Поэтому непосредственное влияние на состояние финансовой сферы постсоветской республики оказал спад деловой активности на российском рынке при ужесточении конкуренции в условиях членства в ВТО, дополнившийся обменом санкционными мерами с Западом и девальвацией российского рубля.

Государственный долг Белоруссии на 1 декабря 2013 года составлял 146,6 трлн белорусских рублей (около $15,5 млрд) и увеличился по сравнению с началом 2013 года на 17,8 трлн белорусских рублей или на 13,8%. На 1 декабря 2014 года госдолг составил 184,4 трлн белорусских рублей (около $17 млрд),увеличившись по сравнению с началом 2014 года на 30,4 трлн бел. руб. или на 19,7%. Внутреннюю задолженность в долларовом эквиваленте удалось сократить во многом благодаря гиперинфляции и «плавной девальвации» белорусского рубля. Стоит отметить, что значительная часть внутреннего долга сформирована перед белорусскими комбанками, являющимися «дочерними» структурами российских банков. Т.о., Россия является не только крупнейшим зарубежным кредитором, но и внутренним, помогая также Нацбанку Белоруссии демонстрировать приглядную статистику, одалживая ближе к отчётной дате инвалютную ликвидность взамен на массу белорусских рублей.

Золотовалютные резервы Нацбанка Белоруссии за 2014 год сократились с $6,6509 млрд до $5,0591 млрд (по методологии учёта МВФ) — т.е. почти на $1,6 млрд. Существенно подпортил статистику декабрьский валютный ажиотаж на валютном рынке: за декабрь ЗВР Нацбанка сократились на $760,8 млн. Судя по снижению ставки «налога на валюту» параллельно с опусканием курса белорусского рубля, доверия к нему немного, и в 2015 году стремительной девальвации избежать будет трудно. По всей видимости, обеспечить «нулевой рост» ЗВР в 2015 году Нацбанку удастся лишь при условии дополнительных внешних заимствований или приватизации. При очередном ажиотаже на валютном рынке «заморозка» депозитов лишь ухудшит ситуацию и создаст долгосрочные предпосылки для наращивания накоплений вне банковской системы с подпиткой теневой экономики и рядом других негативных последствий. Поэтому при всей сложности ситуации и крайней уязвимости финансовой системы как со стороны внутренних, так и внешних факторов, инструментарий госрегулятора весьма ограничен и требует «ручного управления» с постоянным мониторингом ситуации.

В 2014 году Белоруссия проходила пик выплат по внешнему долгу, пытаясь нарастить ЗВР и через внешние займы, и через стимулирование экспорта, однако без значительных успехов. Антикризисный фонд ЕврАзЭС так и не перевёл последний транш $3-миллиардного кредита, выделенного во время кризиса 2011 года из-за неисполнения официальным Минском своих обязательств (что не помешало перечислить предыдущие транши). МВФ даже не рассматривал заявку руководства Белоруссии на кредитование. Глава миссии фонда Дэвид Хофман 28 октября напомнил о необходимости структурного реформирования экономики постсоветской республики как ключевом условии, при котором МВФ начнёт рассматривать вопрос о предоставлении официальному Минску кредитной помощи. О необходимости структурных реформ в Белоруссии говорили и специалисты НИЭИ Минэкономики, которые по итогам I полугодия 2014 года отметили необходимость обеспечения макроэкономической сбалансированности, стимулирования экспорта и сохранения традиционных рынков сбыта, подчеркнув: «Ключевая роль в связи с этим должна принадлежать проведению необходимых структурных реформ в целях повышения эффективности функционирования экономики Беларуси, улучшения инвестиционного климата и развития конкурентной среды». Об этом же 17 сентября в Минске заявила вице- президент Всемирного банка по регионам Европы и Средней Азии Лора Так: для повышения конкурентоспособности белорусской экономики необходимы структурные реформы, и банк готов оказывать правительству Белоруссии необходимые консультации.

По данным Минфина РБ, внешний госдолг по состоянию на 1 декабря 2014 года составил $12,8 млрд, увеличившись с начала года на 2,8% (с учетом курсовых разниц). Госдолг рос, несмотря на выплаты МВФ, США, Вересуэле, Китаю и другим странам. При этом привлечение зарубежных заимствований не прекращалось. Так, 31 декабря 2013 года Белоруссии был перечислен кредит $450 — по словам главы Нацбанка РБ Надежды Ермаковой, это была часть госкредита РФ общим объёмом $2 млрд, о котором 25 декабря 2013 года говорил президент РФ Владимир Путин. Данный перевод на счета Нацбанка был сделан по просьбе белорусской стороны, чтобы отчитаться за увеличение ЗВР по состоянию на 01.01.2013 г. Кредит общим объёмом $2 млрд белорусская сторона желала получить как можно раньше, чтобы поддержать нацвалюту, курс которой стремительно снижался на протяжении всего 2013 года.

В конце 2013 года Нацбанк Белоруссии с трудом удерживал курс белорусского рубля, тогда как население усиленно скупало инвалюту и переводило депозиты из «зайчиков» в СКВ. В 2014 году, накануне новогодних праздников, ситуация повторилась. Поэтому 25 декабря состоялся телефонный разговор председателя правительства РФ Дмитрия Медведева с председателем Совмина Белоруссии Михаилом Мясниковичем, в ходе которого были обсуждены возможности российской финансовой помощи для Белоруссии. Мясникович и Медведев договорились о принятии согласованных мер по функционированию национальных экономик с учетом внешних неблагоприятных условий и начала функционирования с 1 января 2015 года Евразийского союза, а также обсудили совместные проекты.

Валовой внешний долг Белоруссии также продолжал расти и на 1 октября составил $40,5714 млрд — на $950,3 млн больше, чем в начале года. С января платежи по основному долгу составили $7,7 млрд и $1,1 млрд по процентам. В январе — сентябре 2014 года Белоруссия направила на обслуживание валового внешнего долга (без учета торговых кредитов и краткосрочных обязательств банков) $8,8 млрд. За этот же период счет текущих операций Белоруссии по методологии платёжного баланса с государствами — членами Таможенного союза и ЕЭП сложился отрицательным: -$6,512 млрд.

В 2014 году власти Белоруссии предприняли очередные попытки получить кредиты МВФ, закончившиеся неудачно. Выступая 30 декабря, Лукашенко подверг критике Нацбанк за наступление финансового кризиса и заявил о необходимости полного подчинения коммерческих банков госрегулятору в целях выполнения распоряжений руководства постсоветской республики. Лукашенко поставил задачу вернуть доверие к белорусскому рублю и сократить «долларизацию экономики», «связать» деньги населения на депозитах и поставить на службу бюрократии «эфемерный» финансовый рынок, а также подготовить условия участия официального Минска в финансовой интеграции в рамках Евразийского союза.

Представляя 11 декабря в Нацсобрании законопроект о республиканском бюджете на 2015 год, глава Минфина РБ Владимир Амарин сообщил, что в 2015 году Белоруссия будет погашать внешний госдолг за счёт нефтепошлин, которые до 1 января 2015 года пополняли российский госбюджет, а теперь будут пополнять белорусский — по данной статье ожидается получить около $1,89 млрд. Еще $330 млн будет изыскано в виде пошлин от экспорта сырой белорусской («речицкой») нефти, которая в полном объёме уйдёт в Германию (от экспорта нефти в январе — октябре получено около $1 млрд). Третьим источником станут внешние заимствования в размере около $1 млрд. Часть внешних займов предоставит Россия, сама испытывающая проблемы доступа к внешним рынкам капитала из-за санкций Запада.

На обслуживание и погашение внешнего госдолга в 2015 году официальный Минск направит $4,1 млрд, из которых $3 млрд уйдёт непосредственно на погашение. На погашение внутреннего валютного госдолга будет направлено около $1 млрд. По словам первого замглавы Минфина РБ Владимира Амарина, для погашения внешнего госдолга будут привлекаться внешние кредиты в размере $1 млрд. Т.о., по старым долгам руководство Белоруссии планирует рассчитаться новыми долгами. Учитывая размер ЗВР Нацбанка, ситуацию в отраслях и на внешних рынках, альтернатив перехода от «плавной» к стремительной девальвации и приватизации у Лукашенко немного.

Вероятность предоставления Белоруссии в 2015 году кредитов МВФ в рамках новой программы сотрудничества эксперты оценивают как равную нулю — фонд готов оказать руководству постсоветской республики лишь гуманитарную помощь. Не совсем понятно, как официальный Минск собирается привлекать не-российские кредиты. Прошедшие в 2014 году два инвестфорума — в Нью-Йорке и Лондоне, дали скорее пропагандистский эффект. Судя по заявлениям Лукашенко 30 декабря, он уже не рассчитывает на кредиты МВФ и других серьёзным международных финансовых организаций. В такой ситуации остаётся надеяться или на рост экспорта, или на приватизацию: в 2015 году власти Белоруссии рассчитывают на $2,7 млрд от приватизации и инвестиций.

Правительство Белоруссии словно не заметило переход российской экономики от стагфляции к рецессии, делая оптимистичные прогнозы. Структурные реформы в Белоруссии не проводились и вряд ли начнутся в 2015 году (судя по состоянию ряда отраслей, скорее они произойдут естественным путём «снизу», чем «сверху»),диверсификация экспорта прошла «вяло», что не сулит ничего хорошего в «выборном» 2015 году. Он станет годом роста налоговой нагрузки, заимствований за рубежом и сокращения социальных программ, что обычно переносится на поствыборный период.

Власти Белоруссии в конце 2014 года предусмотрительно повысили «налог на автовладельцев» и запланировали к осени 2015 года расширить сеть платных автодорог (система BelToll). С 1 января 2015 года правительство на 8,8% повысило тарифы на электроэнергию для населения, тарифы на газ и ряд других услуг, а Александр Лукашенко вернул экспортную пошлину на калийные удобрения (отменённую во время «калийной войны» 2013 года). Вполне вероятно, что реализовать многие проекты даже на «связанные» китайские кредиты не получится и бюджет будут пополнять поступления от концессий — министерство транспорта и коммуникаций Белоруссии в 2014 году вело переговоры о передаче в концессию белорусских автодорог компаниям из Франции, Испании и Польши.

Крупнейшим проектом белорусских компаний за рубежом стало продолжение строительства Гарлыкского горно-обогатительного комбината. Добыча калийных удобрений на Гарлыкском ГОК начнётся в 2016 году, а в 2017 году объект буден полностью сдан в эксплуатацию. Контракт на строительство Гарлыкского ГОК по выпуску калийных удобрений мощностью 1,4 млн тонн в год на базе месторождения калийных солей в Лебапской области Туркмении был подписан в январе 2010 года белорусским госпредприятием ОАО «Белгорхимпром» и туркменским госконцерном «Туркменхимия». Срок реализации контракта составляет пять лет. Председатель правительства Белоруссии в ходе состоявшегося 18-21 ноября визита в Туркмению посетил строительство комбината, констатировав: «По наземным объектам вопросов нет. Некоторые из них имеют готовность 90-95%, уже начат монтаж технологического оборудования. Основная его масса находится на площадке, целый ряд оборудования в пути. Освоено $480 млн из $1 млрд сметной стоимости».

Хронические проблемы с трудовыми резервами в 2014 году решались административными, экономическими и пропагандистскими методами. Сокращения рабочих мест на госпредприятиях и отправка их в вынужденные отпуска («Белорусский металлургический завод» (БМЗ),«Белшина», «Гомсельмаш» и др.) государственная пресса замалчивала, а оппозиционная преувеличивала. При этом никто не обращал внимание на сокращения персонала в частных компаниях, чутко реагирующих на снижение платежеспособного спроса и обострение других негативных особенностей социально-экономических процессов.

Формируя негативный образ России, стремясь минимизировать отток трудовой миграции за границу, в 2014 году СМИ продолжили кампанию запугивания население постсоветской республики «трудовым рабством» белорусов в России. В кампании участвовали как государственные, так и негосударственные издания, в т.ч. финансируемые западными фондами и обслуживающие прозападную оппозицию в Белоруссии. Так, 9 января радиостанция "Радио «Свобода» проинформировала об обнаружении очередного «дагестанского раба» из Белоруссии: «31-летний житель Краснопольского района, которого прошлым летом захватили в рабство в России, бежал из заключения. Его мучения в России продолжались 9 месяцев. Теперь с 29 декабря он находится в дагестанском селе Карабудахент, километров за 40 от Махачкалы. Временное убежище Александру дал местный житель Мурат. Александр ждет помощи из Белоруссии», — сообщила радиостанция. Судя по истории, рассказанной Александром Шевцовым, признаки рабства в ней отсутствовали, как и в ряде аналогичных случаев, на которых пропагандисты акцентировали внимание в 2013 году (история Андрея Ковша, история Николая Шпака).

Акцентируя внимание на тяготах и лишениях «белорусских гастарбайтеров» в России, пропагандисты в упор не замечали успех своих бывших коллег из Белтелерадиокомпании, например — трудоустроившихся в Life News бывших ведущих гостелеканала «СТВ» Виктории Езерской и Елены Михаловской, а также многих тысяч строителей, учителей, врачей и представителей других профессий. В конце года выяснилось, что место «трудовому рабству» есть и в Белоруссии: МВД РБ проинформировало о задержании 28 октября в Минском районе 9 цыган, подозреваемых в организации незаконной трудовой эксплуатации граждан России.

Проблему оттока квалифицированной рабочей силы обсудила 12 февраля на заседании коллегии министерства труда и социальной защиты Белоруссии глава данного министерства Марианна Щеткина, заявившая: «По различным оценкам, в России трудится около 100 тыс. наших граждан, хотя списочная численность работников в 2013 году уменьшилась лишь на 67,5 тыс. человек, или на 2%». По оценкам независимых экспертов, численность белорусских «гастарбайтеров» может превышать 1 млн чел, а более точный их подсчёт осложнён особенностями трудового законодательства РФ и нежеланием белорусов афишировать свою занятость в России.

По мнению экспертов, значительная часть из них трудится в России или на зарубежных работодателей. Об этом косвенно свидетельствует рост личных переводов из-за рубежа: с начала года они неуклонно росли и в I квартале составили $243,4 млн, во II квартале выросли до $278 млн и в III квартале увеличились до $282,7 млн. На рост показателя в III квартале оказало влияние увеличение личных трансфертов, прежде всего — денежных переводов работающих (с $111,1 млн до $118,1 млн).

Формируя позитивный образ Белоруссии, власти постсоветской республики создали параллельную реальность, существующую лишь в официальной статистике, которая предоставляется в ООН и другие международные организации. В Белоруссии безработными считаются лишь те граждане, которые зарегистрированы в государственных социальных службах и согласны на пособие $15-20 с общественными работами. По мнению экспертов, забюрократизированность процедуры постановки на учёт, мизерный размер пособия и привлечение безработного к общественным работам снижают мотивацию к официальной регистрации в госслужбах занятости. Независимые эксперты считают, что избранная властями республики методология учёта безработных служит решению пропагандистских задач, а не социальной проблематики. Отсюда и берут своё начало парадоксы кампании по борьбе с «тунеядством»: при официальной численности безработных 23-24 тыс. человек (февраль — ноябрь 2014 года) власти Белоруссии оперировали цифрами 400-600 тыс. граждан трудоспособного возраста, не занятых в экономике.

Всего в Белоруссии насчитывается около 9,4 млн граждан, из них около 5,5 млн — трудоспособного возраста. В 2014 году, как и в предыдущие годы, при высокой инфляции сдерживание зарплат в реальном секторе стимулировало трудовую миграцию белорусов в Россию. Их места занимали менее требовательные рабочие из Украины, Узбекистана, Китая и Бангладеш, зарекомендовавшие себя как дешевая и покорная рабсила на стройках, цементных заводах, сельскохозяйственных и текстильных предприятиях, на «Пинскдреве» и Березовской ГРЭС. Используя фактор гражданской войны на Украине и хлынувший в Белоруссию поток десятков тысяч беженцев, власти предприняли тщетные попытки перенаправить трудовую миграцию (в т.ч. беженцев из Новороссии ) в депрессивные и пострадавшие от аварии на ЧАЭС регионы. Однако ни «декрет о крепостном праве», ни искусственное ограничение строительства жилья в Минске, ни другие меры не привели к желаемым результатам: молодёжь из провинции и зарубежные мигранты по-прежнему предпочитают Минск, где благодаря неэффективной госполитике резко выросли цены на жильё и усугубились другие проблемы.

Не отличающиеся бунтарским духом, белорусы пробовали отстоять свои права жалобами и коллективными обращениями. Так, например "бунт на скорой помощи минских медиков, начавшийся в декабре 2013 года в форме обращения более 200 работников данной службы к властям с жалобами на чрезмерную нагрузку при мизерных зарплатах, в начале 2014 года завершился заверениями Минздрава в том, что на самом деле всё хорошо и государство должным образом заботится о работниках медицины. Иную оценку дал в апреле 2014 года председатель Совмина Михаил Мясникович: «Сегодня огромный недокомплект врачей, среднего и младшего медицинского персонала, особенно в поликлиниках небольших населенных пунктов».

«Не надо забывать, что у нас каждая вторая семья имеет автомобиль, и не один. Это статистика. И мы здесь обошли богатейшую Россию, — заявил 21 января Лукашенко. — За $100 у нас можно купить больше, чем в России, здесь еще и уровень жизни, цены имеют важное значение. Это официальные данные. Богатую Россию обошли». Подчёркивая свою скромность, Лукашенко отметил, что у него зарплата в три раза меньше, чем у хоккеиста.

Избегая публичного признания острых проблем на рынке труда, власти постсоветской республики пробовали их решать традиционными административными методами. Александр Лукашенко 20 марта подписал указ №130, которым утверждена новая редакция Правил приема в учреждения высшего и среднего специального образования. Указом предоставляются льготы абитуриентам, поступающим в вузы на специальности сельскохозяйственного профиля, педагогические и военные специальности, а также специальности физкультуры и спорта. Документом предусмотрено расширение целевой подготовки по всем специальностям. «Целевиков» ждёт распределение и обязательная отработка не менее двух лет.

Номинальная начисленная среднемесячная заработная плата работников Белоруссии в январе-декабре 2014 г. составила 6,0913 млн белорусских рублей ($574 по курсу Нацбанка РБ на 31.12.2014),а реальная заработная плата (заработная плата, рассчитанная с учетом роста потребительских цен на товары и услуги) в январе-декабре 2014 г. по сравнению с январем-декабрем 2013 г. увеличилась на 0,3%.

Медианная заработная плата в ноябре 2014 года в Белоруссии составила 4,9978 млн бел. руб. — меньше средней заработной платы на 19,3 %. Удельный вес работников с самой высокой зарплатой выше 10 млн бел. руб. ($926 по курсу Нацбанка РБ на 28.11.2014) составил лишь 8,8%, а самая многочисленная группа граждан (18,6%) получала в ноябре 6-8 млн бел.руб. В Белстате констатировали: «В ноябре 2014 года минимальный уровень заработной платы по Республике Беларусь 10-ти процентов наиболее высокооплачиваемых работников в 4,1 раза превышал максимальный уровень заработной платы 10-ти процентов наименее оплачиваемых работников. Данный показатель в разрезе областей колебался незначительно от 3,7 раза в Могилевской области до 4,1 раза в Гомельской и Минской областях. Наибольший размер превышения заработной платы 10% высокооплачиваемых работников по сравнению с 10% низкооплачиваемых работников наблюдался в сфере деятельности, связанной с вычислительной техникой (6,7 раза),добычи топливно-энергетических полезных ископаемых (5,4 раза),операций с недвижимым имуществом, аренды и предоставления услуг потребителям (5,2 раза)». Судя по ноябрьским данным, 2/3 белорусов получали зарплаты ниже среднего уровня.

Кампания по борьбе с тунеядством, призванная изменить фокус социального недовольства и продемонстрировать мощь бюрократического аппарата, стартовала на фоне серьёзных проблем в экономике и отсутствия возможностей существенно повысить уровень жизни широких масс населения. «С 1 января ни один тунеядец в стране быть не должен!» — распорядился Лукашенко на совещании, состоявшемся 20 октября и посвященном вопросам занятости и миграции. Вскоре, 5 ноября во время рабочей поездки в Могилёвскую область Лукашенко заявил, что борьбу с тунеядством следует вести решительно и речь идёт «о бездельниках, которых у нас больше 400 тысяч, которые ни в России не работают, ни в Белоруссии, ни в других странах Европейского союза!»

Критерии отнесения к «тунеядцам» долгое время оставались призрачными, в связи с чем в блогосфере возникли предположения о возможности отнесения к данной категории широкого круга сограждан — от бомжей и вполне добропорядочных домохозяек до «грантососов» и «палаточников». К середине декабря ситуация стала проясняться: 12 декабря обслуживающее Мингорисполком информагентство «Минск-Новости» опубликовало сообщение о состоявшемся «установочном семинаре по вопросам вовлечения отдельных категорий граждан в общественно-полезную деятельность». На семинаре была названа численность тунеядцев: «Примерно 15,4 тысячи трудоспособных горожан нигде не работают и трудоустраиваться хронически не желают». Однако гораздо важнее то, что впервые широкая общественность, благодаря перепубликациям, узнала критерии отнесения к тунеядцам: «неработающие граждане, имеющие задолженность по оплате за жилищно-коммунальные услуги в течение 6 и более месяцев; неработающие граждане, состоящие на учете в управлениях внутренних дел; неработающие граждане, осуществляющие нелегальную коммерческую деятельность; неработающие родители воспитанников и учащихся учреждений дошкольного, общего среднего, профессионально-технического, среднего специального образования, находящихся в социально опасном положении; лица без определенного места жительства».

По мнению ряда экспертов, кампания по борьбе с тунеядством, проводимая на сомнительных правовых основаниях, будет иметь такой же эффект, как и борьба с воробьями в маоистском Китае. Однако исполнителей это не останавливает — в МВД, несмотря на отсутствие в правовой системе определения «тунеядства», полны решимости привлечь «тунеядцев» к некоему «ответу» мерами административного принуждения.

Затратная часть кампании от налогоплательщиков скрыта. По всей видимости, эффект от кампании по борьбе с тунеядством будет сугубо пропагандистским или, как принято говорить в постсоветской республике — «идеологическим».

Декретом президента №5 от 15 декабря «Об усилении требований к руководящим кадрам и работникам организаций» расширены полномочия и ответственность руководителей. В частности, нанимателю предоставлено право расторгать трудовые договоры (контракты) до истечения срока их действия по таким «дискредитирующим обстоятельствам увольнения», как неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей работником, имеющим неснятое (непогашенное) дисциплинарное взыскание и однократное грубое нарушение работником своих трудовых обязанностей, в т.ч. «прогул (в том числе отсутствие на работе более трех часов в течение рабочего дня) без уважительных причин». При этом Лукашенко оставил за собой эксклюзивное право принимать на руководящие должности уволенных по «дискредитирующим» обстоятельствам ранее 5-летнего срока после увольнения. Данный документ органично дополняет «декрет о крепостном праве» 2012 года и ожидаемые поправки в законодательство по борьбе с тунеядством. Ожидается, что в марте 2015 года Лукашенко подпишет «декрет о борьбе с тунеядством» — проект документа был подготовлен в конце 2014 года с участием различных министерств (прежде всего — МВД) и передан в Администрацию президента.

На протяжении 2014 года власти Белоруссии изыскивали дополнительные возможности сокращения социальных расходов. Наряду с повышениями тарифов на услуги ЖКХ, налогов и сборов, были приняты меры по перераспределению бюджетных средств. В процессе «оптимизации» госучреждений госслужащие лишались своего привилегированного статуса, изыскивались возможности экономии средств и повышения платных услуг в учреждениях Минздрава, Минобразования, Минспорта и туризма. При этом пенсии, пособия, Бюджет прожиточного минимума и др. явно не успевали за инфляцией. Так, БПМ в среднем на душу населения на период с 1 февраля по 30 апреля 2014 года составил $117 в эквиваленте. С 1 ноября 2014 года по 31 января 2015 года Минтруда и соцзащиты установило размер БПМ в среднем на душу населения почти на 4% выше в рублёвом эквиваленте, который в долларовом эквиваленте составил $131 на 1 ноября и те же $117 по состоянию на начало января 2015 года (без учёта 30%-го «налога на валюту»).

Тяжелая демографическая ситуация (вымирание коренного населения при замещении убыли мигрантами из СНГ) и привлекательность «материнского капитала» в РФ вынудили руководство постсоветской республики выделить дополнительные средства на поощрение многодетных семей. С 1 января 2015 года вступил в действие президентский указ №572, которым предусмотрено выделение единовременного пособия в размере $10 тыс. при рождении или усыновлении третьего и последующих детей с 1 января 2015 года до 31 декабря 2019 года. Правила расходования данного «семейного капитала» во многом схожи с российским «материнским капиталом».

Наряду с поощрением рождаемости власти постсоветской республики не забывают о заработке на младенцах посредством узаконенного «суррогатного материнства». Все конфессии Белоруссии осудили «торговлю младенцами», однако Лукашенко остался глух к мнению общественности и религиозных лидеров. В 2014 году был создан прецедент первого уголовного дела в данной сфере — Следственный комитет Белоруссии расследовал дело о незаконном оплодотворении «суррогатных матерей». В ходе расследования проверялась причастность к данному «бизнесу» сотрудников Минздрава. Журналисты установили стоимость белорусских младенцев, предлагаемых на продажу: $20 тыс + $400-500 ежемесячно «суррогатной матери» в период беременности. Т.о., руководство постсоветской республики, позиционирующее её как «сердце Европы» и «Центр Европы», опустило Белоруссию на уровень самых бедных и криминальных стран «четвёртого мира». По всей видимости, легализация в РБ проституции и лёгких наркотиков, за которую ратуют высокопоставленные чиновники, пройдёт по схеме легализации «суррогатного материнства» и завлечения операторов казино.

По словам Лукашенко, переход к платной медицине в Белоруссии — задача не перспективу. Встречаясь 24 января с белорусскими учёными, Лукашенко заявил: «Я не хочу сказать, что мы завтра введем платную медицину. Наверное, это будет неправильно, и те, кто это сделал из постсоциалистических государств, имеют огромнейшие проблемы. Но что-то в этой части надо делать».

«Перед правительством поставил задачу оптимизировать образование — оптимизировать, жесточайшим образом!» — заявил Лукашенко 21 ноября, выступая в минском педуниверситете. При этом он отметил: «На социальную сферу уходит почти половина бюджета. И, в то же время, учителя, врачи — основная масса этой „социалки“, постоянно жалуются на то, что у них невысокая заработная плата. Ну а где в образовании будет высокая заработная плата, если у нас на одного работника семеро рядом стоят с ложками? Это ненормально!»

До этого, 17 ноября в ходе совещания о мерах государственной поддержки организаций физкультуры и спорта Лукашенко заявил, что белорусские спортсмены и организации будут переведены на коммерческую основу деятельности с поощрением из госбюджета за конкретный высокий результат. «Шальных денег нет, лишних денег нет, да и не нужно! Деньги нужно зарабатывать, условия есть, и эти условия надо ужесточать с каждым годом, дабы исключить всякое финансирование клубов — они у нас коммерческие фактически, из госбюджета потихонечку к этому надо идти, как я вам когда-то говорил», — сказал он.

Помимо этого Лукашенко указом №570 повысил минимальный стаж работы для назначения пенсии по возрасту и пенсии за выслугу лет — с 1 января 2015 года он увеличен с 10 до 15 лет работы с уплатой обязательных страховых взносов в бюджет государственного внебюджетного фонда социальной защиты населения. Данная мера призвана хоть как-то отсрочить неизбежное увеличение пенсионного возраста. Скорее всего, отмечают эксперты, возраст выхода на пенсию будет увеличен после 2015 года, и альтернативы этому решению пока нет.

Идея белорусского государственного аналога московского Черкизовского рынка прорабатывалась чиновниками несколько лет и была представлена 18 февраля в ходе совещания по проекту президентского указа «О некоторых вопросах реализации товаров индивидуальными предпринимателями и иными физическими лицами». Зампред Совмина Петр Прокопович рассказал о реализации масштабного проекта. «Да, какие проблемы? Я несколько лет назад поручал создать в Белоруссии „Черкизовский рынок“, чтобы наши предприниматели не ездили в Москву или еще куда-то. Где посмотреть этот рынок?» — задал Лукашенко вопрос Прокоповичу. «Пока такого рынка нет», — ответил вице-премьер. Он сообщил, что такой проект планируется реализовать в поселке Болбасово Оршанского района, а также реализуются планы по созданию в республике сети других логистических центров, однако предприниматели не выказывают большого количества желающих этим заниматься, так как «всех устраивает нынешняя система». В свою очередь председатель Совмина Михаил Мясникович сказал: «Мы в настоящее время вкладываем в нашу легкую промышленность около 300 млн долларов. Естественно, ей очень сложно конкурировать с этим серым импортом». В итоге было решено сеть оптовых баз создать, однако особой популярности у частного бизнеса они не приобрели.

На том же совещании 18 февраля Лукашенко заявил, что не допустит в Белоруссии «майдана» и поручил предпринять меры по недопущению забастовок среди предпринимателей, от имени которых 17 февраля выступил лидер одного из объединений индивидуальных предпринимателей «Перспектива» Александр Шумченко. В своём обращении Шумченко заявил о неприемлемости требований технического регламента Таможенного союза «О безопасности товаров лёгкой промышленности» и требования властей к предпринимателям в обязательном порядке иметь документы, подтверждающие безопасность товара для здоровья потребителя с указанием страны происхождения товара. Лукашенко поручил разобраться в проблемах белорусского бизнеса и, несмотря на техрегламент Таможенного союза, принять решение, которое будет приемлемым для белорусского государства и белорусских потребителей.

По планам правительства, в 2014 году доля малого бизнеса в ВВП Белоруссии должна составить 27%, а в 2015 году — 30%. Понимая важность самозанятости, власти постсоветской республики тем не менее видят в частном предпринимательстве и опасность: большая его часть занята в торговле и фактически работает на подрыв генеральной линии на «импортозамещение» и «дедолларизацию». Важной статьёй доходов частных компаний является «освоение» бюджетных средств через различные услуги. Часть этих средств государство намеревалось изъять через повышение НДС с 20% до 22% и ставки подоходного налога с 12% до 13%.

Экономика Белоруссии на протяжении 2014 года преодолевала мощные негативные тренды, порождённые как спецификой «рыночного социализма», так и внешними факторами, главным из которых стал спад деловой активности и потребления на основном рынке сбыта — российском. Используя различные возможности извлечения дополнительной прибыли, «стратегический партнёр» переставал быть союзником. Особую тревогу вызывали проблемы реального сектора, обострение давних социальных проблем. Нет оснований считать, что 2015 год будет для экономики Белоруссии легче.

Восточно-Европейская редакция ИА REGNUM

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
30.07.16
Боливия: «настоящие индейцы» обвиняются в коррупции
NB!
30.07.16
WADA убрала из своего доклада письмо Григория Родченкова
NB!
30.07.16
Румыния зовет Турцию назад – к «евроатлантическим ценностям» и войне с РФ
NB!
30.07.16
«Партнёры по евроинтеграции»: Сербия считает Крым частью Украины
NB!
29.07.16
Казахстан повышает свою конкурентоспособность: эксперт
NB!
29.07.16
Отставка Зурабова — плохой знак для Порошенко: к смене посла РФ на Украине
NB!
29.07.16
Галушка получил орден за неэффективно потраченные 33 млрд рублей на ДВФО?
NB!
29.07.16
Глава ДНР: Крестный ход УПЦ на Киев — начало конца нынешней власти Украины
NB!
29.07.16
Олимпийская дискриминация: чем беженцы лучше неграждан?
NB!
29.07.16
Официальный Крым молчит о слиянии ЮФО с КФО
NB!
29.07.16
Чем запомнится Меняйло севастопольцам
NB!
29.07.16
Нефть пробила «дно»: что дальше?
NB!
29.07.16
Лекарства: дефицит – ничто, организация – все!
NB!
29.07.16
Клинтон: Могущественные силы угрожают расколоть общество
NB!
29.07.16
«Назначение Меняйло в Сибирь похоже на ссылку»
NB!
29.07.16
«Госпрограмма развития ДФО и Забайкалья была обречена на провал»
NB!
29.07.16
Совбез ООН отклонил заявление Украины по Крыму
NB!
29.07.16
В Танзании идет охота на негров-альбиносов
NB!
29.07.16
Арктический флот из боевых ледоколов создадут в России
NB!
29.07.16
Белый дом: Идея Трампа снять санкции с России вредны для США
NB!
28.07.16
Иран и Пакистан пытаются стабилизировать Белуджистан
NB!
28.07.16
Баку: «События в Ереване вызваны консенсусом по Карабаху»