Газовая битва за Азию: «каспийский гамбит»

Саркис Цатурян, 14 Января 2015, 00:58 — REGNUM  

2015 год будет богатым на события, меняющие энергетическую парадигму Евразии. Продолжается борьба за два крупнейших рынка планеты — Европу и Китай. Если попытаться обобщить этот процесс, то вырисовывается следующая картина: за энергобезопасность Европы идут гражданские войны на Украине, в Сирии и в Йемене, а за рынок Поднебесной воюют на просторах Синьцзяня, Афганистана, Пакистана и Индии. Америка ведет партию против России, используя «каспийский гамбит». Под этим термином автор статьи подразумевает многоходовые операции США в адрес Азербайджана, Туркменистана и Ирана, направленные на создание газотранспортной инфраструктуры в Азии и Европе, альтернативной усилиям России в этих частях света. Напомним, что дочернее предприятие «Газпрома» — Gazprom Schweiz отвечает за закупку природного газа в Казахстане, Узбекистане, Азербайджане и Туркменистане, на долю которых приходится около 11% мировых запасов природного газа. Российский концерн увеличивает свое участие и на турецком рынке, где приобретает долю в Akfel Gaz — крупнейшем экспортере природного газа в Турции. После покупки Akfel Gaz отечественная компания будет напрямую продавать в Турции до 5 млрд кубометров газа. Америку явно не устраивает такая перспектива.

У Вашингтона есть задача-максимум — предотвратить усиление зависимости между Москвой, Брюсселем и Пекином. На западном направлении в игру вступает Азербайджан, который стоит в авангарде создания Трансанатолийского газопровода (TANAP) через Грузию и Турцию в ЕС, а на востоке действует Туркменистан — ключевой поставщик природного газа в Поднебесную, который в наступившем году начинает строительство газопровода TAPI (название — аббревиатура: Туркменистан, Афганистан, Пакистан, Индия). Проектная мощность трубы — 33 млрд кубометров газа в год. Азиатский банк развития (АБР), в котором определяют погоду американцы и японцы, поможет построить объект, стоимость которого оценивается в $7,9 млрд. Запад с большой радостью помогает Ашхабаду: Америка хочет завязать Туркменистан на Индию, сократив зависимость первой от Китая.

TAPI — стратегический ход, который готовился еще до военной операции США в Афганистане и Ираке. Америка не могла обойти стороной проект, способный определить контуры экономического развития России, Китая и Индии. Однако лишь в 2010 г. Туркменистан, Афганистан, Пакистан и Индия подписывают в Ашхабаде рамочное соглашение о строительстве проекта. Мировой финансовый кризис 2008 г. сделал газ незаменимым товаром. Планируется, что газопровод TAPI пройдет через афганские Герат и Кандагар, достигнув своей окончательной точки — населённого пункта Фазилка, расположенного на индо-пакистанской границе. Мощность газопроводу обеспечивает крупнейшее месторождение Туркменистана — Галкыныш. Как заявляют участники, в 2018 г. по трубе будет поставляться 90 млн кубометров газа в сутки, из которых 38 млн предназначается Индии. «Туркменгаз», индийская GAIL и пакистанская Inter State Gas Systems подписали соглашение о поставках сроком на 30 лет.

Проекты TANAP и TAPI планируются к сдаче до конца 2018 г., однако их дееспособность уже находится под вопросом: Баку, адекватно оценивая свои экспортные возможности, пытается привлечь Ашхабад к созданию Транскаспийского газопровода по дну моря, чтобы обеспечить для TANAP должные объемы. Однако эта инициатива наталкивается на противоборство со стороны Ирана. В Тегеране хотят самостоятельно примерить на себя «европейскую газовую корону». Амбиции иранцев объясняются иерархией мировых газовых держав, где лидирует Россия, а вслед за ней следуют Иран, Катар и Туркменистан.

ИРИ располагала собственным проектом, который имел все шансы на успех — газопровод «Иран — Пакистан — Индия». Тегеран и Исламабад были готовы начать строительство еще в 2010 г., но на Пакистан было оказано колоссальное давление со стороны США, Саудовской Аравии и Израиля. Вашингтон пообещал Исламабаду экономическую помощь при условии участия в TAPI. Иранский же газопровод основывался на ресурсах месторождения Южный Парс, которое должно было поставлять в Пакистан и Индию до 40 млрд кубометров газа ежегодно. Пакистан долго сопротивлялся. В мае 2012 г. МИД Пакистана заявил, что «не даст США законсервировать строительство» и завершит проект «любой ценой», поскольку он отвечает национальным интересам страны. Вопрос решился 29 января 2013 г., когда генеральный консул США М. Додман пригрозил Исламабаду экономическими санкциями, если тот не откажется от проекта. В итоге инициатива умерла под тоннами проектной документации и пустых межгосударственных соглашений. Чтобы перекрыть Ирану доступ к финансированию, США ввели дополнительные санкции, увязав их с ядерной программой ИРИ. Вернемся же к Туркмении.

На восточном направлении ситуация для Ашхабада осложняется многочисленными конфликтами. Афганистан продолжает полыхать в пламени гражданской войны. Талибы пытаются одновременно ослаблять Кабул и Исламабад, перенося свою активность на территорию Пакистана. Эффект домино срабатывает. Волна насилия переносится и на индо-пакистанскую границу, где с конца декабря не стихает грохот тяжелой артиллерии. Из всех стран — участниц TAPI стабильность сохраняется лишь в Туркменистане. Однако и здесь положение складывается не самым лучшим образом. Как сообщает спецпредставитель президента России по Афганистану З. Кабулов, талибы и другие группировки (включая ИГ) создали в Афганистане два плацдарма: один на границе с Таджикистаном, другой — с Туркменией. На таджикском плацдарме сосредоточились 4-5 тыс. боевиков, а на границе с Туркменией — 2,5 тыс. боевиков. «Развернуты лагеря по подготовке боевиков на двухмесячных курсах. Нам известно о трех таких лагерях, возможно, их больше. Они готовят по пятьдесят человек каждый выпуск», — уточняет дипломат.

Туркменистан укрепляет границу с Афганистаном, делая ставку на развитие международных транспортных коридоров. 4 декабря вводится в эксплуатацию железная дорога Казахстан — Туркменистан — Иран, которая потенциально открывает путь Тегерану и Астане в проект TAPI, не говоря уже о том, что Ашхабад и Астана выходят через проект к берегам Персидского залива, где Китай усиливает свою политическую и финансово-экономическую активность. Напомним, что КНР строит экономический коридор по территории Пакистана, который должен связать Синьцзян с южным портом Гвадар, расположенным вблизи Ормузского пролива. Туркменистан не останавливается на достигнутом. В 2015 г. планируется сдать в эксплуатацию железную дорогу Таджикистан — Афганистан — Туркменистан. АБР взял на себя финансирование участка на территории Таджикистана. Что не сделаешь ради геополитики? Слишком многое стоит на кону. Американцы проявляют оптимизм. «Соединенные Штаты поддерживают TAPI. Мы считаем, что проект способен преобразовать облик региона. Это яркий пример международного сотрудничества, укрепляющий региональные экономические связи», — говорится в заявлении Государственного департамента.

Далеко не все зарубежные эксперты верят в TAPI. «Чтобы привлечь финансирование для проекта такого масштаба, необходимо, чтобы был мощный, кредитоспособный и надежный поставщик, способный гарантировать поставки газа по этому газопроводу, а „Туркменгаз“ пока не обладает такой репутацией на рынках капитала», — утверждает в интервью американскому изданию EurasiaNet эксперт Л. Русека из лондонской консалтинговой компании Veracity Worldwide. Аналитик констатирует, что Chevron, ExxonMobil, Total и Petronas также проявляют интерес к проекту, однако их «отпугивает отказ Туркменистана предоставить им возможность получить долю не только в рискованном газопроводе, но и в месторождениях газа». «Пока ничто не указывает на то, что Туркменистан готов предоставить участникам проекта прямой доступ к газовым месторождениям», — отметил Русека.

Начало 2015 г. становится для Ашхабада настоящим испытанием. Ослабление туркменского маната со стороны ЦБ на 19% привело к повышению цены на бензин и товары народного потребления на 60%. Литр АИ-95 подорожал до 19,7 рубля вместо 12,2 рубля в 2014 г. Это был значительный удар по общественному благосостоянию: Туркменистан на протяжении последних десятилетий имел одни из самых низких цен на топливо в мире. Как сообщает издание «Хроники Туркменистана», цена 50-килограммового мешка муки высшего сорта выросла с 50 манатов ($17,5) до 100 манатов ($28,6), а стоимость 1 кг картофеля — с 1,5 маната до 2,5 маната. Президент Г. Бердымухамедов не стал терять время и занялся кадровыми перестановками. 11 января «за допущенные в работе недостатки» своих постов лишаются главы ЦБ и «Туркменгаза». Страна намерена увеличить добычу газа в 2015 г. на 9% до 83,8 млрд кубометров в год, из которых за рубеж планируется поставить 48 млрд кубометров. В 2014 г. добыча газа уже увеличилась на 11,1%. Для сравнения: в 2012 г. Туркменистан добыл 69 млрд кубометров газа. Что касается нефти, то в 2015 г. ее добыча ожидается в объеме 11,11 млн тонн, что на 2,9% больше, чем в 2014 г.

Однако эта экстенсивная политика, призванная восполнить бюджет после значительного падения цен на нефть, может натолкнуться на стремление Китая развивать добычу сланцевого газа. Oil and Gas Journal отмечает, что в 2014 г. Поднебесная добилась серьезных успехов в разработке сланцевого газа. «Китай начал разрабатывать ресурсы сланцевого газа еще в 1996 г., но подлинная „сланцевая революция“ в этой стране началась в 2014 г., после выхода правительственного доклада о необходимости „ускорить разведку и разработку ресурсов сланцевого газа“. Как и в США, бум в добыче сланцевого газа в КНР обусловлен развитием собственных технологий горизонтального бурения и гидроразрыва пласта. Благодаря этим разработкам добыча сланцевого газа в Китае растет быстрее, чем предусмотрено пятилетним планом, согласно которому к 2015 г. намечено достичь годового уровня в 6,5 млрд кубометров», — сообщает издание.

Есть еще одно обстоятельство, о котором стоит помнить: летом 2014 г. министр нефти Ирана Б. Зангане отметил, что Тегеран намерен сконцентрироваться на наращивании добычи газа и не будет больше покупать его у Ашхабада. Как считает издание EurasiaNet, «Газпром» также рассматривает вариант аннулирования контрактов с Туркменистаном. С учетом того, что Россия и Иран ежегодно закупают у Туркменистана 15-20 млрд кубометров газа, подобное развитие событий, по мнению американского издания, может лишить Ашхабад «приличной подушки безопасности от Пекина, который не упускает случая сбить цену». «Если КНР станет единственным покупателем туркменского газа, то это даст Пекину невиданные доныне возможности диктовать Ашхабаду цены на голубое топливо», — резюмирует EurasiaNet.

Китай подсчитывает не только выгоду от скидок, но и военно-политические риски, продолжая свой путь к экономической и энергетической автаркии. Не исключено, что газопровод «Туркменистан — Китай», запущенный в декабре 2009 г. через территорию Узбекистана и Казахстана, может также стать жертвой боевиков «Талибана», от действия которых страдает не только китайский Синьцзян, но и весь Пакистан. Речь идет о жестокой войне, которая ничем не уступает мировым войнам XX века. Это война, в которой не жалеют ни детей, ни стариков. Расстрел талибами школы в Пешаваре 16 декабря 2014 г., когда боевики убили более 140 детей, служит явным тому доказательством. Это варварство также пахнет газом. Пока зарубежная пресса проливает слезы по погибшим в Париже, «Талибан» взрывает в пакистанском Равалпинди шиитскую мечеть. Однако об этом варварстве упоминают вскользь. В Вашингтоне и Брюсселе предпочитают говорить о терактах в Париже, словно не замечая политических землетрясений в Южной Азии, где Индия и Пакистан продолжают играть мускулами.

Теракты во Франции показали, что гражданские войны на Ближнем и Среднем Востоке не так далеки от Европы, которая до сих пор находится в поиске своей идентичности. Как ни странно, но именно полумифическая йеменская «Аль-Каида», взявшая на себя ответственность за убийства в Париже, призвана помочь европейцам в их дальнейшем выборе. Сомнительная история, но факт. На марш памяти жертв во французскую столицу прибыли делегации из 50 стран мира. И это не просто визит вежливости и сострадания, а штрихи новой международной коалиции, которая в ближайшее время расширится и может обратить свои орудия в сторону Аравийского полуострова.

Цель номер один — Йемен, в котором «Аль-Каида» потерпела поражение от шиитского ополчения. Целый год беспилотники США наносят удары по этой стране, но все безуспешно. В декабре 2014 г. местная «Аль-Каида» убивает американского журналиста, а спустя несколько недель терпит поражение от шиитов, которые получают контроль над столицей и портом Ходейда на Красном море. Эр-Рияд встревожен: Иран может блокировать через своих собратьев по вере выход Саудовской Аравии в Аденский залив и Аравийское море. После расстрела журналистов во Франции американцы получают carte blanche на расширение операции в Йемене с помощью подключения европейских союзников. В ближайшие недели мы увидим реальные итоги этих событий.

Нет сомнений в том, что Эр-Рияд примет в этом мероприятии самое деятельное участие. Ведь следующим может быть именно он.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
27.09.16
Датские националисты создали «спрей от беженцев»
NB!
27.09.16
«Шум вокруг российских Ту-160 нужен для открытия авиабазы США в Исландии»
NB!
27.09.16
«Нефть: волатильность зашкаливает»
NB!
27.09.16
Нельзя «залюбливать»: Современные дети не уважают и не знают труд
NB!
27.09.16
«Слабость доллара в интересах рубля»
NB!
27.09.16
WADA представило русскую версию доклада Макларена
NB!
27.09.16
«И классы мыть, и на картошку!» — Камчатка одобрила инициативу Васильевой
NB!
27.09.16
Си Цзиньпин: Китай продолжит развивать ракетные войска
NB!
27.09.16
«Шесть жизней» главаря «Боко харам»
NB!
27.09.16
«Сотрудничество» на халяву: 1,5 года в компании в ЕАО не платили зарплату
NB!
27.09.16
Госдеп США предупреждает о возможных терактах вблизи базы «Инджирлик»
NB!
26.09.16
Песков: Кремлю ничего не известно об отставке Бастрыкина
NB!
26.09.16
Рыба из Балтийского моря признана опасной для здоровья