Елена Ларина. Мир — это война. Новые измерения жесткого противоборства

Елена Ларина, 1 Декабря 2014, 23:47 — REGNUM  

Чтобы точно определить сегодняшние опасности и завтрашние угрозы, надо отмотать ленту времени назад почти на 60 лет назад. Тогда, в самом начале холодной войны, администрация Г. Трумэна разработала стратегию устрашения и сдерживания на основе угрозы применения превентивных действий. Они предполагали возможность нанесения опережающего удара по источнику угрозы, т.е. СССР. Этой стратегии Соединенные Штаты придерживались без малого 40 лет, вплоть до распада Советского Союза. Превентивная стратегия, по оценкам историков различных стран почти 50 раз подводила мир вплотную к началу глобальной термоядерной войны.

В конце 80-х годов американские неоконы начали разработку новой стратегии и средств ее реализации. На это ушло почти 15 лет. В 2002 году президент Дж. Буш — младший объявил о преэмптивной стратегии США в области национальной безопасности, которая была в 2006 году утверждена Конгрессом США. По поводу преэмптивной или упреждающей стратегии Дж. Буш заявлял: «Чем больше угроза, тем больше риск бездействия — и тем более обязательными становятся основания для принятия предупреждающих действий для обеспечения нашей защиты, даже если остается неясным время и место вражеской атаки. Чтобы предвосхитить и предотвратить такие враждебные действия со стороны наших противников, Соединенные Штаты, если это понадобится, будут действовать преэмптивно».

Однако каких-либо успехов в реализации стратегии преэмптивных действий президенты Дж. Буш — младший и Б. Обама не добились. В Ираке и в Афганистане Соединенные Штаты потерпели очевидное политическое поражение. Не достигли они и своих военных целей. Более того, сегодня, пожалуй, не найдется ни одного региона в мире, где действия в рамках упреждающей стратегии принесли Америке какие-либо ощутимые успехи.

Любимый тезис президента США Б.пОбамы об «американской исключительности» стал все более и более расходиться с возможностями страны, ее авторитетом и влиянием в мире. Для любого непредубежденного аналитика, в том числе и в самих Соединенных Штатах, становится все более понятным, что с течением времени возможности страны сокращаются, авторитет снижается, а влияние уменьшается. В этой связи в последнее время резко активизировались усилия по поиску новых средств и инструментов реализации упреждающей доктрины.

Высший американский военный истеблишмент и большая часть политиков, вне зависимости от их партийной принадлежности, по-прежнему сохраняют приверженность доктрине преэмпции или упреждения. Эта доктрина предусматривает три важнейшие фазы своей реализации, применительно к странам, которые в перспективе могут угрожать американским интересам: смена режима, изменение менталитета и уклада жизни населения страны и строительство (а более точно — воссоздание заново) государства на территории, откуда мыслится возможная угроза. Упреждающая стратегия, в отличие от превентивной, предполагает борьбу и устранение не актуальных, существующих, а потенциальных угроз, угроз завтрашнего дня для «американской исключительности». А главное, она предполагает устранение, как максимум, и деструкцию и ослабление, как минимум, субъекта подобных угроз — России или иного государства. Кроме того, в стратегии предусматриваются подобные действия и в отношении не государственных, а сетевых структур различного типа.

Значительная часть американского истеблишмента, проанализировав почти десятилетний опыт практического осуществления доктрины, пришла к необходимости ее подкрепления новыми методами, инструментами и способами реализации. В самые последние месяцы в США опубликован ряд ключевых документов по этим вопросам. Среди них необходимо выделить, прежде всего, новую оперативную доктрину армии США «Победа в сложном мире. 2020-2040», Третью инициативу оборонных инвестиций и инноваций и т.п.

Кроме того, на страницах американских военных журналов, в выступлениях на форумах по национальной безопасности появились призывы к коренной реорганизации ЦРУ, с приданием ему не только разведывательных функций, но и функций по проведению специальных активных операций в различных странах мира. Одновременно вместо ожидавшегося после разоблачений Э. Сноудена ограничения возможностей АНБ на практике происходит расширение его функций и полномочий, в том числе в направлении сращивания с киберкомандованием и вверенными ему кибервойсками.

Наблюдаются и еще более скрытые, подспудные процессы, прямо связанные с поиском новых инструментов реализации концепции упреждающих операций. Одним из людей, кому было доверено реформирование АНБ, стал чрезвычайно влиятельный советник, человек близкого круга Б. Обамы Касс Санстейн. Наряду с прочим он является одним из основных разработчиков широко применяемой в американской и британской политике так называемой теории подталкивания и разработанных на ее основе технологий. Совсем коротко суть «подталкивания» — в управлении поведением больших групп людей при помощи незаметных для них стимулов на основе использования повседневных человеческих привычек и стереотипов.

Сегодня становится все более понятным, что ключевая роль К. Санстейна в реформировании АНБ была связана с попыткой соединения наработок технологий «подталкивания» или как их еще называют «бихевиористских» наработок с гигантским информационным ресурсом АНБ. В перспективе это должно дать возможность Соединенным Штатам вести поведенческие войны со своими противниками, и прежде всего Россией и Китаем.

Также малозаметным для непосвященных является последовательное укрепление и расширение функций Офиса по вопросам борьбы с терроризмом и финансовой разведки министерства финансов США, возглавляемого Д. Коэном. Этот Офис и ранее являлся одним из 16 разведывательных агентств Соединенных Штатов. Сегодня же наряду с разведывательными функциями на него возлагаются задачи проведения активных, по сути боевых, операций в ходе тех или иных конфликтов в рамках упреждающей стратегии. Иными словами, финансовая разведка США становится не просто финансовой разведкой, а своего рода финансовыми войсками. Кстати, об этом совсем недавно была опубликована статья «Грядущие финансовые войны: новая эра финансовых конфликтов и противоборств» известного эксперта Х. Сарате.

К настоящему времени при активном участии бывшего командующего войсками США в Афганистане, известного военного мыслителя Х. Мак-Мастера, отца гибридных войн Ф. Хоффмана, ведущего разработчика повстанческих и контрпостанческих действий Д. Килкаллена и др., силами новых, влиятельных структур, включая Центр новой американской безопасности (CNAS), Центр умной обороны (CSD), Форум оборонных предпринимателей (DEF), Центр международной морской безопасности (CIMSEC) во главе с Центром стратегических и международных исследований (CSIS) разработаны контуры нового варианта упреждающей стратегии. А главное, не только контуры стратегии, но и соответствующий ей инструментарий и методы.

Прежде всего, постулируется, что между войной и миром нет больше четкой грани. Поэтому новая преэмптивная стратегия будет реализовываться не только в ходе традиционных военных конфликтов, а рамках жестких противоборств. Американцы вообще все чаще уходят от слова «война», заменяя его такими терминами, как «конфликт», «противоборство», «противостояние» и т.п. Фактически речь идет о том, что появляется новое состояние — «мировойна» или «войномир», уже достаточное для осуществления упреждающих действий по устранению потенциальных, возможных в будущем угроз.

При этом интенсивность конфликтов, его участники, поля боя и сферы противоборств являются переменными величинами. Как написал начальник штаба Армии США, генерал Р. Одиерно, представляя концепцию «Победа в сложном мире. 2020-2040»: «Нам предстоит участвовать в войнах, для которых сложно определить момент начала и завершения, где будет меняться все, за исключением необходимости упреждающего устранения возможных угроз национальной безопасности Америки и ее гражданам».

Сегодня в рамках нового подхода американские вооруженные силы должны быть готовы к военным действиям на пяти театрах: на суше, на море, в воздухе, в космосе и киберпространстве. При этом поставлена задача обеспечить скорейшее развертывание американских сил, их тыловых подразделений и структур логистики, чтобы быть в состоянии опережающим образом устранить источники, обстоятельства и субъекты возможных угроз в любой точке мира.

Однако главным является даже не это. Гораздо важнее другое. В рамках новой редакции, а по сути, кардинально переработанной концепции упреждающих действий, они должны и могут вестись в семи сферах, каждая из которых, по сути, является сферой войны, конфликта или жесткого противоборства. Это теперь становится практически одним и тем же. К этим семи сферам относятся: сфера традиционных военных действий, дипломатия, активные внутриполитические операции против стран — источников вероятной потенциальной угрозы, информационная, финансово-экономическая и технологическая сферы, и, наконец, целенаправленные воздействия на поведение больших групп населения и элитных структур стран — потенциальных источников вероятных угроз.

Инструментарий для эффективной реализации упреждающих ударов в семи сферах и на пяти полях боя разрабатывается в условиях непростой финансово-экономической ситуации в американской экономике и хронического дефицита государственного бюджета США. Нельзя также не учитывать, что последние несколько лет бюджет Пентагона не увеличивается, а даже несколько сокращается, хотя с учетом проведения военных расходов бюджета США по линии других ведомств, например, Минэнерго, это сокращение носит скорее номинальный, а не реальный характер.

С тем, чтобы обеспечить повышение эффективности военных расходов и создать в их рамках инструментарий и технологии, позволяющие на практике реализовать новую упреждающую стратегию, выдвинута Третья инициатива оборонных инвестиций и инноваций.

Главным ее содержанием является комплекс мер, направленный на стирание границ между оборонным и гражданским секторами экономики, нацеливание всех исследовательских, инновационных, производственных, информационных и промышленных ресурсов страны, вне зависимости от сферы деятельности, вида собственности или принципов финансирования, на обеспечение разработки технологий, инструментов и решений, требующихся для практической реализации стратегии упреждающих действий.

В этих условиях важно оперативно, досконально и без иллюзий изучить опыт американцев и их союзников по разработке инструментария упреждающей стратегии, оценить предпринимаемые ими усилия и найти на них своевременный, асимметричный и действенный ответ. Потенциал, возможности и ресурсы для этого в России имеются. Главное же, у страны и ее народа имеется опыт осуществления прорывов, которых никто от них не ожидал.

Елена Ларина — эксперт по рынкам и информационным технологиям, специально для ИА REGNUM

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
26.09.16
Песков: Кремлю ничего не известно об отставке Бастрыкина
NB!
26.09.16
МГБ ДНР арестовало гражданина России за воровство гумпомощи и оружия
NB!
26.09.16
Рыба из Балтийского моря признана опасной для здоровья
NB!
26.09.16
Минобороны РФ напомнило, как Украина сбила Ту-154 над Черным морем
NB!
26.09.16
Дебаты Трамп — Клинтон: Стоит ожидать «политической крови»?
NB!
26.09.16
МИД Казахстана выступил в защиту ислама
NB!
26.09.16
Москвич подал иск на McDonald’s: показатель несвежести выше нормы в 60 раз
NB!
26.09.16
Минобрнауки сокращает число учебников
NB!
26.09.16
В Турции взорвали автобус с военными
NB!
26.09.16
Доходы 73% работников в РФ складываются из «белых зарплат»: опрос
NB!
26.09.16
Синдзо Абэ уверен в успешном решении спора вокруг Курил
NB!
26.09.16
WP: Обаме нет дела до детей, насильно вовлеченных в вооруженные конфликты