Вопросы, на которые пока не ответил Стрелков: интервью народного мэра Славянска

Москва, 30 Октября 2014, 21:23 — REGNUM  В интервью ИА REGNUM народный мэр Славянска Вячеслав Пономарёв рассказал о ряде аспектов жизни Славянска, Донецка и всей Новороссии в условиях войны, своих взаимоотношениях с руководством ополчения, ходе боевых действий, функционировании фронта и тыла.

ИА REGNUM: Вы сказали, что «пока Славянск воевал, в Донецке отжимали квартиры и машины». Не могли бы уточнить, что Вы имеете в виду: что — в Славянске ничего не «отжимали»? Или что — в Донецке не воевали?

А что, разве Захарченко и Ходаковский иначе относятся к начальному периоду нашей общей борьбы против бандеровцев? Думаю, если их спросить про это время, они то же самое скажут. Я ведь как раз про самое начало говорил. Где шли боевые действия в начальный период? Только в Славянске. А где идут боевые действия — там в людях выявляется лучшее. А где нет боевых действий — всё хуже: военной дисциплины нет, страсти кипят, люди вооружены, возникают разного рода соблазны… Захарченко и Ходаковский, другие командиры как могли, одергивали… В Донецке боевые действия начались только к концу мая, а до тех пор боевые действия шли только у нас. Уже позже были бои под Карловкой и Волновахой. И в Донецке стали вести себя так же, как в Славянске, — по-боевому. Я совершенно не хотел противопоставлять Славянск Донецку, и если кто-то так понял, то это неверно.

В Славянске мы тоже столкнулись и с отжимами, и с откровенным мародерством. Но когда мы с этим столкнулись по-настоящему? Заявляю со всей ответственностью: до тех пор, пока в Славянске правопорядок поддерживали местные казаки и ополченцы, было нормально. Позже Стрелков убрал из города практически всех ополченцев, с кем мы начинали, ребят разбросали по соседним городам, блокпостам, другим подразделениям. А в городе появилась бригада «Носа» (Аносова Виктора). Каждый день мне поступали жалобы на противоправные действия его людей. Мне лично приходилось забирать людей из подвала, возвращать автомобили. Всегда был один ответ: «есть данные, что этот человек сотрудничает с укропами», но доказательств не было. И в то же время он и его люди ездили на дорогих «отжатых» авто. Вряд ли Стрелков был в неведении. Весь дорогой транспорт сосредотачивался возле здания СБУ, на нем ездила комендатура Стрелкова и он сам. Как и в случае с «Викой-Викой» — ведь она подчинялась только Стрелку. Стрелков обеспечил ее личным транспортом — БМВ x5, отжатым у людей, которые нам помогали.

А кого задело — пусть не обижаются, все прекрасно знают, кто реально воевал, а кто награбленное охранял. В Славянске тоже, прикрываясь ополчением, грабежами занимались. Думаю, и в «Оплоте», и «Востоке» знают, о ком я говорю. Я ведь не всех подряд имею в виду. В семье не без урода. Тем более, что Захарченко стал первый в Донецке бороться с негативными явлениями, порочащими ополченцев. Хочу отметить, что с назначением «Царя» на должность Министра обороны ополчение впервые пошло в успешное контрнаступление, чего не было при Стрелкове, а Захарченко удалось на 70% прекратить все отжимы в ДНР и начать централизацию всех вооруженных формирований народного ополчения. Вы же не забывайте и о Губареве, который собрал себе ополчение из «того, что было», а должного контроля не было.

ИА REGNUM: Бизнес на гуманитарной помощи — это Павленко? Вы еще назвали некую «Вику-Вику».

Изначально мы со Стрелковым договорились, что он занимается военными вопросами, а я гражданскими. При исполкоме вопросами получения и распределения гуманитарки занимались А.П.Хмелевой и М.В.Кузнецов — и мирные жители, и ополченцы исправно получали всё необходимое. Были списки, велась отчетность. Потом «Вика-Вика» была назначена зам. по тылу, началось негласное противостояние между гражданской и военной администрациями. Павленко никакой работы в этом направлении не вел — повторюсь, большую часть времени в городе его не было.

ИА REGNUM: «Вика-Вика», заместитель по тылу, и в Донецке продолжала со Стрелковым работать?

Да, когда пришли в Донецк, все занялись привычным делом. «Вика-Вика» — гуманитаркой, «Нос» (военная полиция) — отжимами. Если это всё происходило без ведома Стрелкова, то на какие средства он жировал сам и содержал своих «стрелковцев»? Ведь есть зафиксированные факты, когда фуры с продуктами и медикаментами просто пропадали. «Вика» действительно была арестована. Дала показания — обиделась, что Стрелков ее не отмазал. И.И. было в то время не до нее, свою репутацию надо было спасать, да и отчитаться, по моим сведениям, о полученных средствах он так и не сумел.

ИА REGNUM: Тема оставления Славянска тоже очень актуальна. Вы при этом присутствовали? Как это происходило? И почему его вообще оставили?

В день выхода из Славянска я находился еще под арестом в здании СБУ, мне было сказано, что я убываю с комендантской ротой. Но благодаря моему сыну выходил я с бойцами его подразделения. По моему мнению, отход был организован, мягко говоря, неважно. Уходили большой колонной через пос. Черевковка в сторону Краматорска по полям, был и обстрел колонны, был сделан и отвлекающий удар бронегруппы, которую уничтожили. Со стороны Семеновки отход прикрывал Моторола со своим подразделением. Слава Богу, вышли с минимальными потерями.

Причины покидать Славянск, я считаю, не было. Боеприпасы были, оружие тоже, продукты питания были, вода была, по мнению командиров, мы могли бы еще месяц держать оборону. Да, город, конечно же, пострадал бы, но большую часть жителей мы заранее эвакуировали. Даже когда мы потеряли основную трассу снабжения продуктами и боеприпасами через Николаевку, оставались еще пути, по которым можно было бы подпитываться необходимым. Стрелкову говорили: «Возьми с собой подразделения Носа и Седого и уходи в Донецк к Бородаю, а мы будем держаться в Славянске». Он решил по-своему. Основной причиной выхода было то, что Бородай и Губарев в Донецке не имели необходимой силовой поддержки, ведь основными боевыми подразделениями там были «Восток» и «Оплот», а реальная сила, которая могла им помочь, была только в Славянске. В итоге были сданы без боя пять городов: Славянск, Краматорск, Дружковка, Константиновка, Артемовск.

ИА REGNUM: Расскажите подробнее про уход из Славянска.

Отходили на всех видах транспорта. Не скажу, что у ополчения было время собрать свои семьи, на всё про всё было минут тридцать. Большинство семей оставили, не предупредив, некоторые ополченцы были вынуждены самостоятельно пробиваться уже позже. Сплошной блокады города не было — у укропов не было возможности контролировать весь периметр. Вражьи блокпосты располагались на дорогах, а через поля можно было не только пройти, но и проехать (конечно, соблюдая меры безопасности).

ИА REGNUM: Что случилось с Минёром, Филином, Беркутом? Почему Стрелков объявил их дезертирами?

Ситуация с этими командирами непростая. Была информация, что они самовольно оставили позиции в Николаевке. Но и воевать им было нечем, тяжелого вооружения не было, да и силы были неравны. Тем более, была угроза окружения. Думаю, придет время, и мы узнаем реальные причины. Насколько мне известно, все эти командиры сейчас у Безлера, а объявлять всех дезертирами и мародерами для Стрелка не впервой, собственные просчеты и некомпетентность легче запрятать за бессловесного солдата. Сплетен и домыслов много, но главный вопрос надо задавать Стрелкову: почему на основных направлениях, в том числе и танкоопасных, ополченцы испытывали нехватку гранатометов и выстрелов к ним, тяжелого вооружения, хорошей оптики, тепловизоров, да и с обычной формой были сложности. А в это же время штабные имели по три разных формы, обувь. Та же военная полиция — ходили по городу, как терминаторы: подствольники, коллиматоры, оптика, разгрузки, броники… Зачем? Почему в подразделениях был низкий уровень дисциплины и не проводилось должное обучение ополчения? Да, был недостаток в командирах, но почему офицеры запаса были рядовыми, а на командные посты назначались люди, не имевшие никакого военного образования?

ИА REGNUM: Многих интересует история с горой Карачун, с которой шел обстрел. Когда там обосновалась украинская артиллерия? Защитники — 12-15 человек вынуждены были отойти — это понятно. Но почему назад не взяли? Были сведения, что в какой-то момент было прямое попадание в артиллерийский склад, и украинских сил на Карачуне не было

Не могу точно назвать дату, когда укропы заняли Карачун… Где-то конец апреля. На телевышке было около 10 казаков и внизу на блокпосту человек 7. Сама телевышка не имела укреплений, и когда противник пошел в наступление, наши положили около 15 нациков, сожгли БТР, второй повредили и были вынуждены отходить, боеприпасов было в обрез, за два дня я приезжал туда, и пришлось ребятам давать свои патроны и пару гранат. Уже позже, когда там была размещена артиллерия, «Художник» одним выстрелом попал в склад с боеприпасами. Был сильный взрыв, утром мне поступили сводки о потерях укропов: 316 — убитыми, около 1200 — ранеными. Стрелку я докладывал эти сводки каждый день, пока мне не перекрыли канал информации. После этого еще трое суток противник молчал.

Взять обратно Карачун можно было, но удержать гору было бы проблематично, на тот момент было мало личного состава, и оружие только поступать начало. Позже, когда у нас появились танки и артиллерия, я предлагал ударить со стороны Краматорска и одновременно со стороны ЖД Вокзала, Мымовки, чтобы накрыть их артпозиции. Мы уже точно знали, где они находятся. Также предлагал минировать танкоопасные направления, ставить противопехотные мины направленного действия — самодельные, для этого всё необходимое было: селитра, трубы, поражающие элементы. Моя последняя военная специальность — инструктор минной группы, мичман запаса. Да и Славянск — идеальный город для ведения уличных боев. Улицы узкие, прямых участков очень мало — перекрываются, минируются. Техника на скорости идти не сможет, много поворотов. В общем, масса плюсов для обороны. Ведь укропы боялись в город заходить, понимали, что в городе они положат все свои силы, поэтому мы и держали Славянск минимальным количеством бойцов. Я как-то прикинул — нас было около 700, а держали вокруг Славянска 23 тысячи укропов.

И что бы там ни говорили, в городе продуктов было достаточно, вода была, боеприпасы тоже, да и ополченцы стояли за свое насмерть. Когда оставили город, там бросили большое количество боеприпасов, продовольствия, вещевое имущество, снаряжение, технику. Это больше на предательство похоже, чем на тактическую операцию, якобы «блестяще проведенную». Раньше за сдачу городов без боя расстреливали или судили в конце концов.

Вторую часть интервью читайте здесь

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
28.09.16
Битва при Лесной: заря победы под Полтавой
NB!
27.09.16
Президент Израиля обвинил украинцев и ОУН в уничтожении евреев
NB!
27.09.16
Российский олигарх не смог приобрести болгарскую сотовую компанию
NB!
27.09.16
Украина отказалась от 7-й волны мобилизации и уменьшила осенний призыв
NB!
27.09.16
National Interest: Любое перемирие в Сирии обречено на провал
NB!
27.09.16
Битва России в Сирии в ООН. Отступать некуда – позади Москва
NB!
27.09.16
WP: Алеппо – символ слабости США перед новой «осью зла»
NB!
27.09.16
Датские националисты создали «спрей от беженцев»
NB!
27.09.16
«Шум вокруг российских Ту-160 нужен для открытия авиабазы США в Исландии»
NB!
27.09.16
«Нефть: волатильность зашкаливает»
NB!
27.09.16
Нельзя «залюбливать»: Современные дети не уважают и не знают труда
NB!
27.09.16
«Слабость доллара в интересах рубля»