Вячеслав Пономарёв: Пока Славянск воевал, в Донецке «отжимали» транспорт и квартиры

Москва, 27 Октября 2014, 04:13 — REGNUM  

Вторая часть рассказа народного мэра Славянска Вячеслава Пономарёва об обороне города и начале войны в Новороссии. С первой частью можно ознакомиться здесь.

С 15 апреля, когда у меня уже были полномочия представлять интересы жителей города Славянска, в своем заявлении (15.04.2014) я объявил о принятии необходимых мер по поддержанию правопорядка в городе, а именно о введении комендантского часа и запрете продажи алкогольных напитков с 20:00 до 10:00.

В течение трех дней была проведена определенная работа по пресечению торговли наркотическими веществами в городе. К 18 апреля торговля наркотиками прекратилась. Заявлением от 17 апреля 2014 года я объявил о начале процесса национализации (реприватизации) предприятий и рынков в коммунальную собственность города, так как знал, что многие из них были приобретены в частную собственность с грубыми нарушениями законодательства. Мы снизили арендую плату на рынках на 20%, что, соответственно, привело к снижению стоимости реализуемых предпринимателями товаров.

Одновременно мной была поставлена задача формировать инициативную группу по созданию территориальной общины из гражданских людей. Очень сильно помогли коммунисты, мы использовали их ресурс. Из представителей территориальной общины, которые избирались по системе десятник-сотник-тысячник, мы хотели создать орган, контролирующий либо же заменяющий полностью горсовет. 26 апреля 2014 года на общем собрании жителей города Славянска мы приняли устав о территориальной общине, положение о народной дружине (муниципальной полиции),заключили ряд договоров, в том числе о предоставлении во временное пользования помещений для ополчения, и решили ряд других важных вопросов. Мы хотели, чтобы на нашей земле было прямое народовластие без коррупции и олигархата — путем проведения реформы на уровне местного самоуправлении. По статьям 140-146 Конституции Украины, гражданами которой мы на тот момент были (до проведения референдума 11 мая 2014 года),местное самоуправление является правом территориальной общины. И управлять она может либо напрямую, прописав процесс принятия решений в уставе, либо через созданные ею органы местного самоуправления. 30 апреля на внеочередной сессии горсовета депутаты проголосовали единогласно и приняли решение о моём назначении председателем Славянского горисполкома.

Все эти дни я практически не спал. Днём я занимался делами города, принимал население, вечером и ночью вместе с казаками объезжал блокпосты, мы проверяли соблюдение комендантского часа. Одновременно мы организовали работу по учебным заведениям, провели совещание с директорами школ, училищ и детских садов. Когда противник подтянул артиллерию и начались миномётные обстрелы города, стало ясно, что детей надо вывозить. Мы закрыли учебный год, выставили всем ученикам оценки по итогам учебного года, чтобы не проводить выпускные экзамены, сразу же вывезли детей из интернатов и детских учреждений. С 19 мая нам перестали выплачивать пенсии, закрыли обслуживание в банках и казначействе. Благодаря неравнодушным людям к нам в город стала поступать гуманитарная помощь для мирного населения и ополчения. Это были продукты, медикаменты, одежда. Контролем за выдачей гуманитарной помощи населению занимались А. П. Хмелевой и М. В. Кузнецов. Мы сразу же начали выдавать гуманитарку пенсионерам и социально незащищённым жителям города, пострадавшим от артобстрелов. Все коммунальные службы продолжали работать, иной раз под обстрелами ремонтировали оборванные ЛЭП, водоводы, газопроводы, канализацию. Мной была создана инициативная группа из числа экономистов, юристов и финансистов для создания собственной муниципальной финансовой структуры, которая смогла бы обеспечить финансовую самостоятельность города и района. И при этом нападения, артобстрелы начали усиливаться.

Мы отдали гору Карачун — господствующую высоту. Её защищало всего 12-15 человек, которые, слава Богу, ушли с минимальными потерями. Когда «укропы» захватили Карачун, они начали располагать на ней артиллерию и обстреливать город. Одновременно они зашли со стороны Комбикормового и Рыбхоза, позже был занят блокпост БЗС и Краснолиманский поворот, кольцо сузилось. В пос. Андреевка правосеки при молчаливом согласии десантников из Черниговской бригады расстреляли мирных жителей, после такого наши перестали брать «укропов» в плен. На конец мая нас реально было 700 человек, и мы держали вокруг себя двадцатитрёхтысячную группировку. К этому времени мы уже сбивали их вертолёты и самолёты, успешно боролись с бронетехникой противника. Первый вертолёт мы завалили в районе Краматорска, «укропы» толком и не поняли, из чего мы его сбили. А потом каждый день мы одерживали по маленькой победе.

Ещё до майских праздников к нам заехала группа сотрудников ОБСЕ. Там было восемь офицеров стран НАТО — Германии, Польши, Швеции, Болгарии, Дании и четыре офицера ВСУ. Первый день они просидели в подвале исполкома. В этот же день стало плохо переводчику — он просто потерял сознание от переживаний. Чтобы представители Евросоюза поняли, кто мы, почему взяли в руки оружие, и что ополчение отстаивает интересы народа, у меня состоялся разговор с ними. На следующий день я устроил пресс-конференцию, чтобы родственники офицеров просто увидели, что они живы, и в качестве жеста доброй воли мы отпустили домой шведского офицера, больного сахарным диабетом. Он был передан приехавшим представителям миссии ОБСЕ, которую возглавлял Марк Этерингтон. А чтобы не нагнетать обстановку, офицерам я сказал, что они могут себя считать моими гостями, и что я отвечаю за их безопасность.

К этому времени у меня уже сложились хорошие отношения с миссией ОБСЕ. Мы продуктивно пообщались, и они попросили отпустить офицеров. Я поднял вопрос об обмене. К тому моменту уже был арестован мой помощник Игорь Перепечаенко. Я предложил начать разговор о том, чтобы освободить его и Павла Губарева. Миссия ОБСЕ выразила своё согласие и заявила, что будет выяснять этот вопрос по своим каналам. Таким образом, нашими действиями был инициирован процесс освобождения Губарева и Перепечаенко. 3 мая 2014 года офицеры, гостившие у меня, благополучно отправились по домам. Приезжал представитель России Лукин — я, честно говоря, так и не понял, зачем он приехал. То же самое и с Царёвым, который явно хотел пропиариться. Он привёз гуманитарку — пол-"Газели" макаронных изделий, пообещал еженедельно оказывать помощь, но в итоге больше от него в Славянск ничего не приходило — брехло, одним словом. Я передал офицеров Марку Этерингтону (как представителю миссии ОБСЕ) в присутствии Лукина, и все убыли в Донецк, где они с Тарутой устроили брифинг. Всем было сказано — благодарим товарища Лукина и товарища Таруту за усилия по освобождению офицеров. Но один из присутствовавших там корреспондентов спросил: не кажется ли вам, что нужно указать и на заслуги мэра Славянска Вячеслава Пономарёва в освобождении этих офицеров? Тут они стушевались и сквозь зубы признали, что да, мол, поучаствовал.

2 мая у меня был день рождения, который был омрачён смертью моего друга — погиб «Ромашка». Офицеры выпили за моё здоровье, один из тостов был за то, чтобы все военные в Европе объединились и вместе уничтожили фашизм, как семьдесят лет назад сделали наши деды. А потом решим, как нам жить дальше. Я старался им показать, кто мы такие, за что мы здесь стоим, что мы не террористы, а нормальные адекватные люди. Мы находимся на своей земле, и мы не хотим видеть здесь профашистски настроенной власти, укронацистов и иностранных наёмников, которые в это время уже воевали на стороне Украины под Славянском. У нас уже были первые пленные иностранцы. На стороне хунты воевали три ЧВК: «Академи» и «Грейстоун»(США) и польская ASGS OTAGO. В результате радиоперехвата стало понятно, что американцы (их подразделение стояло на Краснолиманском повороте) в основном обслуживали артиллерию и непосредственно в боестолкновениях не участвовали. К этому времени мы уже захватывали их оружие, в том числе экспансивные боеприпасы, запрещённые Венской конвенцией. «Укропами» также использовались кассетные и фосфорные боеприпасы.

Изначально американцы воевали на стороне украинцев по таксе $500 в день. Позже, в начале июня, когда у нас уже появились танки, они сказали: «Мы сюда приехали на сафари и за такие деньги воевать не будем». И их подразделение, человек 80, просто снялось и ушло, побросав палатки и снаряжение. Остались только поляки. Но когда американцам стали платить по $1000-1500 в день, они, вернувшись, принялись обстреливать город из гаубиц. Там были два негодяя с позывными «Буффало» и «Рокко», которые клали снаряды очень точно. Если украинские военные стреляли довольно-таки посредственно, то эти попадали вполне точно. Мне об этом неоднократно говорили командиры подразделений.

Нашей самой горячей точкой была Семёновка, которая держалась благодаря героизму и особому душевному настрою нашего ополчения. Через Семёновку проходил один из маршрутов снабжения города гуманитаркой и боеприпасами. Проскочить её было очень трудно и только на большой скорости. На 110 км/ч пролетала любая машина. Если меньше 70 км/ч, она попадала под миномётный обстрел, где-то около 90 — машину мог поймать танк. В те дни у нас вышел вперёд Моторола, показавший себя как отчаянный боец. У него тогда была маленькая группа. Гарнизон держал Кэп, в Николаевке стояли Минёр, Филин и Беркут. Пацаны показывали чудеса героизма. Был случай, когда у нас один парень из Красного Лимана сбил низко летящий вертолёт из ракетницы, чудом попав в кабину пилота. Отдельно хотелось бы поблагодарить разведподразделение, которое сбило ещё два вертолёта: один, с наёмниками, просто взорвался в воздухе, а второй, который шёл низко, они просто изрешетили из стрелкового оружия. В этом вертолёте и погиб украинский генерал Кульчицкий.

Настоящий праздник получился в Славянске 9 мая в День Победы! Даже маленький парад с бронетехникой удалось организовать. В этот день я понял, что референдум 11 мая мы проведем на ура. Особо хотелось бы рассказать о самолёте-разведчике АН-30. Его сбили днём на глазах всего города, жители с проклятиями провожали подбитый аппарат. Это событие многократно с комментариями выкладывали потом на ютубе.

Очень плохо была поставлена работа с гуманитарной помощью, поступавшей ополчению. Снаряжение и гуманитарка доходила к бойцам на передовой без должного контроля. У нас была заместитель командующего по тылу с позывным «Вика-Вика», есть данные, что она организовала разворовывание гуманитарки и реализацию медикаментов по аптекам, продуктов — через рынки. Позже, уже в Донецке, она была арестована. В начале мая Стрелков настойчиво посоветовал мне работать и согласовывать свои действия с Владимиром Павленко. Он работал в исполкоме начальником отдела соцобеспечения и труда, но не выполнял своих обязанностей, редко бывал на аппаратных совещаниях. На мои возражения и данные о непорядочности этого человека Стрелков не отреагировал. В основном Павленко пропадал в Донецке у Бородая (бывший премьер-министр ДНР Александр Бородай — ИА REGNUM). Стрелков дал мне номер Бородая, сказал, что он назначен из Москвы и с ним нужно связаться. Я созвонился с ним и поговорил. Никаких конструктивных предложений не поступило, так себе, разговоры ни о чём. Бородаю было сказано, что те люди, которых они назначают в парламент ДНР от Славянска, не имеют на то полномочий, в том числе и Павленко. Позже, когда в Донецк прибыл «Абвер», был вскрыт ряд фактов — в частности, гуманитарка, предназначенная именно для Славянска, оседала в подвалах областной администрации в Донецке. Воровство было ужасное. То, что пытались приписать мне, они все делали сами.

Вообще те, кто называл тогда себя «правительством ДНР», — это люди, которые тупо разворовывали гуманитарную помощь, денежные средства, которые собирали россияне и жители дальнего зарубежья. Славянск воевал, а в это время в Донецке «оплотовцы» и люди из «Востока» отжимали транспорт, переписывали на себя предприятия и квартиры. Есть данные, что идёт торговля углём с «укропами», продаётся металл, поступающий из России бензин реализуется через заправки. Гуманитарка приходит и реализуется через рынки и магазины, медикаменты — через аптеки. В общем, бардак, вот и моё отношение к ним было соответствующее.

Когда я разговаривал с Бородаем, он сообщил, что они готовят проект конституции. Я предложил ему ознакомиться с нашим проектом, так как мы, как я уже говорил, с самого начала проводили работу по всем направлениям. Я пытался разговаривать с этими «управленцами», дать им знать, что предназначавшаяся для нас помощь оседала в Донецке. Добровольцев, которые шли в Славянск, туда не пускали, они также оседали в Донецке. Мы пытались добиться справедливости. Я привык, что люди отвечают за свои слова, но тут я видел обратное. Случилось то, чего мы опасались больше всего, — в наше народное движение вмешалась проститутка-политика. Нас тупо использовали в угоду политическим и финансовым интересам. То, что мы подняли в Славянске, было прямо противоположно тому, что происходило в Донецке.

Так как финансирования города не было, средства мне поступали от моих интервью — были телеканалы, которые платили деньги. Из этих денег я выплачивал единовременную помощь семьям погибших, на эти же средства лечились ребята в госпиталях Донецка. На связи у меня был главный хирург Донецкой области, у нас были очень хорошие отношения, поэтому вопросы решались быстро. Ко мне также приходили бизнесмены и говорили: «Слава, мы знаем, что ты ничего себе не возьмёшь», — и давали деньги для нужд города. На момент ареста у меня денег оставалось 100 долларов и 743 гривны.

В один момент нам разгромили водовод, уничтожили основную подстанцию, разрушили высоковольтную линию, идущую от Краматорска. В городе исчезла вода, но мы нашли выход из положения. У нас была резервная линия водоснабжения города, и потихоньку воду можно было качать. В центре города у нас было много артезианских скважин и бань, которые питались водой из этих скважин. Мы сразу запустили по городу молоковозы и бочки с водой. Да, в кранах воды не было. Но чистая питьевая вода завозилась без проблем. По электричеству — у нас была четвёртая резервная линия энергообеспечения, которая осталась неповреждённой. Мы не могли включить весь город, но у нас были подключены все больницы, госпитали, исполком, обеспечены электроэнергией два штаба и узел связи. В течение трёх дней мы своими силами починили ЛЭП и водовод, обеспечив водой Краматорск, Дружковку и Константиновку. В Славянск воду подавать было нельзя, поскольку у нас не было энергообеспечения насосов откачки канализации. Тем не менее вода была.

Павленко всё это время, не поставив в известность меня как председателя исполкома, ездил в Донецк и общался с Бородаем. До меня дошла информация, что на пенсионное обеспечение людей, которые не получили пенсию, будет выделено 28 млн гривен. Я понял, что эти средства скоро будут получены и что мы сможем раздать их пенсионерам. Я дал указание Павленко делать списки, и на следующий день он мне их принёс. Я глянул и увидел, что половина этого списка состоит из уехавших, половина — из «мёртвых душ». В итоге десятого числа я был арестован, и на моё место был назначен Павленко — бывший работник СБУ, который, по моим данным, находился на связи с «той стороной». Он взял себе в помощники Фридона Векуа, который сейчас сдаёт всех, кто был с нами связан. А ещё раньше мной поднимался вопрос о его задержании, так как он был связан с сотником «евромайдана» и советником СНБО Олегом Котенко, но я не был услышан. Да, и 11 июня Павленко получил всё-таки деньги от Бородая, но, как известно, к пенсионерам и матерям с детьми эти деньги не пришли. Павленко сейчас прячется в Белоруссии, запросил там гражданство.

Когда «укропы» зашли в Славянск, всех людей, которые нас поддерживали, пропустили через подвал СБУ. Проводилась массовая вербовка — так поступала во время Великой Отечественной войны немецкая разведка. А потом повылазили все «мыши» — начали сдавать всех людей, которые работали с нами и помогали нам. Началось сведение счетов. Сейчас украинцы завезли туда по программе переселения много беженцев, не прижившихся в центральных и западных областях, много людей из Донецка, из Мариуполя, из Горловки. Они занимают чужие квартиры и дома. Сейчас заработал центр занятости, и если ты из Славянска, тебя направляют на работу в западные регионы Украины. По нашим данным, очень много людей болеют — возможно, их начали травить. Известно, что на станцию «Славянск» были доставлены две цистерны с каким-то боевым химикатом. В районе Химпрома находится большое скопление фосфора — самого завода уже нет, а хранилище с фосфором есть. При желании организовать катастрофу можно в три секунды.

Что касается настроения людей — нас ждут. Многие люди звонят мне, мы переписываемся в соцсетях. Многие запуганы и вынуждены смириться — у людей семьи и дети, им как-то надо жить. Их можно понять. Людей сгоняют на «патриотические» митинги, но достаточно посмотреть на фотографии, чтобы понять, о чём думает народ, — никто не радуется.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
27.07.16
ДНР платит зарплату сотрудникам украинской Донецкой железной дороги
NB!
27.07.16
Политический скандал в Свободном порту Ванино: суд наказал депутатов
NB!
27.07.16
Прокуратура проиграла — экс-соратник Ройзмана Маленкин покидает колонию
NB!
27.07.16
Крестный ход в Киеве: На молитву за мир пришли более 10 тыс. человек
NB!
27.07.16
В Рыбинске Ярославской области хотят отменить выплаты многодетным семьям
NB!
27.07.16
Турецкое эхо в Средней Азии: угроза исламизации будет нарастать
NB!
27.07.16
Законопроект об отказе от наказания за побои по УК внесен в Госдуму
NB!
27.07.16
Их адрес не дом и не улица: дольщики Камчатки стали бомжами
NB!
27.07.16
«Все его участники будут распяты»: Как срывали Крестный ход мира на Украине
NB!
27.07.16
Жителям Якутии не дали слова: депутаты отказались проводить референдум
NB!
27.07.16
Врачебные ошибки: 12 иркутских врачей стали фигурантами уголовных дел
NB!
27.07.16
Рынок нефти: продавцы выглядят сильнее, чем покупатели
NB!
26.07.16
СМИ Германии: Иван Грозный вместо Пикачу
NB!
26.07.16
Министр сельского хозяйства ФРГ надеется добиться в Москве отмены санкций
NB!
26.07.16
The Mirror: «Бах выбрал дружбу с Путиным, вместо правды»
NB!
26.07.16
Британские СМИ: скандал с письмами Хилари Клинтон – дело русских
NB!
26.07.16
Крестный ход в Киеве: Верующих прячут в автобусы, «иностранцев» не допустят
NB!
26.07.16
Украина задержала и может выдать Молдавии «разоблачителя» Плахотнюка
NB!
26.07.16
«Уже и Гондурас нам не конкурент»: обзор экономики Украины
NB!
26.07.16
Рейтинг просьб: Чаще всего томичи ждут от депутатов спонсорской помощи
NB!
26.07.16
Ярославский губернатор не нашел в аптеке нужных лекарств
NB!
26.07.16
Армия Украины: Для боевых учений солдатам ВСУ выдали боеприпасы 1960 года