Влад Богов: Легенда великого интегратора

Рига, 25 августа 2011, 15:53 — REGNUM  

Наверняка многие знают, что в Латвии сейчас идет общественное обсуждение проекта программы интеграции нацменьшинств на 2012-2018 гг. Я не смог остаться в стороне и пропустить столь увлекательное занятие. Кстати, любой желающий может ознакомиться с проектом на сайте Минкульта в разделе "Публичное обсуждение". Заходите, скачивайте, читайте. Комментарии общественников министерство, как обещает, вполне может быть, что даже и учтет. Если, конечно, звезды правильно сойдутся...

Скажу сразу, почитать там есть что. Документ написан в лучших традициях романистики - на полусотне страниц забористого текста, в трех частях. Краткой аннотации, как в таких случаях полагается, нет. Видимо, это сделано намеренно, чтобы с самого начала создать некую интрижку у потенциального читателя и постараться его увлечь самой идеей. А что такое идея, полагаю, читатель догадывается. Идея, товарищи, - это quasi una fantasia. И действительно, когда загадываешь будущее, ведь больше полагаешься на собственную фантазию и как-то незаметно отрываешься от реальности... Но какой там сюжетец вырисовывается! Все в лучших традициях модернизма. Если вы не сильны в литературных направлениях, то вот, что умные люди о том говорят: стиль модернизм связан с утопическими представлениями о судьбе человечества и о возможности эстетическими средствами эту судьбу исправить и даже сформировать. И произведение оное само за себя это подтверждает. Чувствуется влияние литературных талантов 1920-х годов... Хотя более всего, мне кажется, авторы ориентировались на переписку Энгельса с Каутским, в которой не слишком-то и разобрались...

Но это все мои литературно-лирические отступления, вернемся к нашим баранам, то есть роману, он же - проект интеграции. Как и во многих серьезных литературных произведениях здесь есть эпиграф. Он гласит: Любой латыш и гражданин Латвии (даже те, которые живут на чужбине), всякий латвийский житель нужны Латвии. Патриотично, понятно, однозначно. Однозначно здесь, как вы заметили, расставлены приоритеты. Национальность превыше всего. Откуда заимствовано? Понятно. Те вот тоже любили напевать нечто вроде "дойчланд, дойчланд, убер аллес", но с мая 45-го у них как-то не заладилось...

Что хорошо, в предисловии даны описания мест и действующих лиц. Это значительно облегчает понимание фабулы романа. Отсюда, кстати, можно почерпнуть весьма интересные сведения. Например, что латышская нация образовалась лишь в начале ХХ века... А еще, латыш - это человек, который по крайней мере по одному из культурных критериев (особенно языку, культуре, происхождению) и субъективному чувству принадлежности идентифицирует себя как принадлежащего к латышской нации. Как вы уже догадались, это он и есть - наш главный герой романа. Красив, силен, умен. Есть в романе и его биография. Сюжет с рождением героя, правда, несколько затемнен. Возникает ощущение, что он появился из ниоткуда и тут же оказался в малознакомой ему квартире. Но, слава богам, - тут оказалась и мебель, и семь комнат, и "социал-прислужница". Как он позднее узнал, по закону ему полагалось шестнадцать квадратных аршин - на том и сошлись.

Но какой роман без антигероев? Должен же главный герой идти, искать, бороться и побеждать. И тут авторы не подкачали. Есть у нашего героя враги. И житья не стало нашему герою от них в его комнатушке... И говорят непонятно, и думают неправильно, и место под солнцем занимают много... И зовут их словом не нашим, не понятным - иммигранты, но лучше - оккупанты. И понаехали они все к нему в эпоху великой оккупации. И были их великие "тыщщи". Как позже оказалось, враги заняли почти половину его маленькой комнаты... Ну, как вам сюжетец, а? Монументальное ведь творение может быть...

Начну сразу с критики. Более всего в упрек авторам романа можно поставить то, что они жизнь героя нарисовали не слишком ярко. Какая-то она показалась мне ограниченной, но, может быть, это из-за моей собственной недалекости, ведь я еще не влился в ряды героев... Из произведения можно сделать вывод, что весь смысл жизни нашего героя сводится к трем незатейливым, но очень важным для него вещам. Первое - всегда и везде оборонять от супостатов свою родную речь и при этом одновременно попытаться их научить своему языку.

Его второе стремление призвано подчеркнуть светлый образ героя в романе: это тяга героя к культурной жизни. Ее апофеозом выступает сакральный праздник Песни и танца, цель которого показать чужеродцам истинную силу и проявление настоящей культуры, а не пришлой "бескультурщины". Кстати, в романе это очень важный момент. Единение героя со своими единомышленниками на основе достижений собственной высочайшей культуры используется авторами в качестве элемента борьбы с неверными и способствует тому, что варвары, однажды посмотрев и поучаствовав в том сакральном действе, должны проникнуться светлой идеей. После чего станут значительно добрее и перестанут вынашивать злобные планы тотального порабощения пусть и небольшой, но очень прогрессивной части человечества.

Третья особенность жизни героя заключена в том, что он всегда и при любых условиях готов отстаивать свою нехитрую религию того, что дикие варвары с Востока однажды наглым образом захватили его и так небольшое пространство. Все. На этом ценности героя заканчиваются. В этих озвученных трех ипостасях и заключен весь глубокий смысл жизни героя. Впрочем, на первый взгляд кому-то, как и мне самому, может показаться, что это весьма ущербно и не слишком соответствует светлому образу героя. Однако, по авторской точке зрения, это в корне не верно. В сравнении с его врагами этого более чем достаточно. Как явствует из текста, ведь вся никчемная и пустая жизнь оккупантов сводится лишь к одному: любым способом унизить героя словом и делом и оскорбить его тонкое национальное чувство. Ни на что более они не способны...

В первой части романа, как и полагается, описываются все тяготы и мучения героя. Враги не хотят разговаривать с нашим героем на его родном языке, они его безжалостно гонят и не берут на работу, даже если он, будучи в сильной нужде, приходит к ним и всего лишь не умеет говорить на их варварском языке, они проповедуют неправильную историю и смеют заявлять, что это и есть истина (о как они заблуждаются!), они совершенно не хотят понимать его израненную историческими процессами душу. Но более всего нашего героя тяготит осознание того, что все эти враги оказались тут не вовремя, случайно и, о боже! тоже хотят тут жить хорошо и весело. Но из дальнейшего текста чувствуется, что надежда у героя есть, и избавление от супостатов непременно придет и месть его будет жестока. Поначалу, конечно, читатель в этом сомневается, но, дойдя до конца первой части, он начнет искренне верить в могучую силу обреченного, было, на гибель героя. Хотя, по-моему, авторы тут малость слукавили и наделили героя больно уж каким-то сказочно-мифическим оружием, которым он в финале и разгромит всех и вся. Тайна сия великая есть. Не делом, но словом разгонит он их и обратит врагов своих в агнцев - чистых, светлых, смиренных и добрых, но главное - всех одинаковых. Тут у читателя может возникнуть логичный вопрос: каким же образом это все достижимо? Но этот вопрос здесь совершенно излишен. На такие мелочи наш главный герой не обращает даже внимание. Он искренне уверен в собственной исключительности. Если вы еще не догадались, то подсказываю разгадку. Все эти враги-оккупанты каждое утро просыпаются с одной единственной мечтой: влиться в священную семью героя, причем на любых условиях. Настолько велика и необъятна сила убеждения и харизма нашего героя. Так что, как видите, проблем тут не будет. А вот тут уже ощущается влияние, кстати, христианских идей. Герой-мессия - всегда выигрышный образ в произведении. Его страдания - становятся новой религией, а мечта и вера в светлое будущее - программой действий. То, что все помыслы героя чисты, светлы и даже где-то по-детски наивны, придает произведению очаровательную сентиментальность. Читатель должен проникнуться искренней и мужественной чувственностью героя и это вселит в незримого зрителя действа твердую надежду на то, что в конце романа непременно все будет хорошо.

Надо добавить, что особый драматизм произведению добавляет тот факт, что вся жестокая и титаническая борьба происходит на фоне глубокой и неразрешимой семейной драмы героя. С каждым днем все больше и больше его родных разбегаются и покидают обветшалую квартирку. Они совершенно отчаялись от бесперспективности борьбы и уходят, куда глаза глядят в поисках лучшей жизни. Но наш герой и тут не промах. Пока идет священная война, он мысленно их будет поддерживать и будет слать на их новую родину письма о том, как с каждым часом дома становится лучше и лучше. Сомнений нет - они вернутся.

Особенно воображение читателя поражает мастерство авторов придавать действиям и мыслям героя поистине космическую масштабность. В том тоже есть свой резон. В борьбе ведь главное что? Правильно - решительность и смелость. Решительность и смелость проявлялись у него во всем. И пусть наш герой еще молод, неопытен и даже еще третьего дни наглотался зубного порошку, права на истину в последней инстанции у него никто отобрать не сможет. Есть у нашего героя еще одно сакральное оружие - в его нелегкой борьбе за собственное светлое будущее помогает вера. Огнем и мечом на протяжении двух последних частей романа он будет крестить супостатов и заставит их, в конце концов, поверить в начало великой оккупации и божественного избавления от нее.

Еще к творческим достижениям авторов произведения, я бы отнес яркую философичность. Она проявляется все в том же необъятном умении героя мыслить и действовать в пределах вселенной. Наш герой, даже если кому-то и покажется на первый взгляд, что он слабо ориентируется в реальности, всегда может дать отпор недругам посредством совета космического масштаба и тем самым привести их в роковое замешательство. Использование авторами данного приема в произведении понятно: такой литературный подход позволяет вводить в общую сюжетную линию некие случайные элементы, которые самым непостижимым образом могут изменить затянувшийся и наскучивший читателю сюжет.

Ну, и собственно, вывод. В целом произведение весьма удачное. У авторов есть все шансы получить литературную премию в номинации "Лучшее фантастическое произведение года". Особенно умиляет стремление авторов все это воплотить в нашу с вами жизнь. Свои творческие фантазии и литературные способности опробовать на собственном народе - такое не каждому под силу! Ну что же, будем ждать продолжения. Поверьте, оно непременно последует.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
26.04.17
Война России и США на Ближнем Востоке: сценарий из недалекого будущего
NB!
26.04.17
Сталинградский тополь и «Лес Победы» в Нижнем Новгороде: фоторепортаж
NB!
26.04.17
В Узбекистане вновь отменили акцию «Бессмертный полк»
NB!
26.04.17
Регионы смогут устанавливать требования к фамилиям детей
NB!
26.04.17
«Россия не хочет иметь репутацию страны, плюющей на экологию в Арктике»
NB!
26.04.17
«Не знаю, проснусь ли я в камере следующим утром»: экс-глава Удмуртии
NB!
26.04.17
Губернатор Петербурга умолчал о судьбе Исаакия, а депутаты не спросили
NB!
26.04.17
В ДНР смертность в 3,2 раза превысила рождаемость
NB!
26.04.17
Главе Якутии «третий срок уже не светит, второй бы досидеть»
NB!
26.04.17
Экспертный круглый стол ИА REGNUM: «Новые губернаторы и старые элиты»
NB!
26.04.17
Новые губернаторы и старые элиты
NB!
26.04.17
«Правительство служит только тормозом»
NB!
26.04.17
Похитителям невест может грозить до трех лет лишения свободы
NB!
26.04.17
Польский шлях на Одессу
NB!
26.04.17
Чехия «выполнила долг»: парламент страны признал Геноцид армян
NB!
26.04.17
«Новосибирск слишком плоский, ему пора расти вниз и вверх»
NB!
26.04.17
Гладить нежно: как владимирские памятники отдали «безродному космополиту»
NB!
26.04.17
Страны Брейвика — «лидеры счастья»: новое измерение «шоковой терапии»
NB!
26.04.17
Четыре раненых мирных жителя в ДНР: сводка боевых действий за сутки
NB!
26.04.17
Киев «оштрафовал» «Газпром» на $6,5 млрд, а что дальше? — обзор энергетики
NB!
26.04.17
Совфед отправил в отставку главного военного прокурора
NB!
26.04.17
Страсти по Исакию: церковная бюрократия против чиновников