Иран: операция «Риск» продолжается

Большой Ближний Восток готовится к переменам

Станислав Тарасов, 15 июля 2015, 12:44 — REGNUM  

Иран и «шестерка» международных переговорщиков достигли в Вене соглашения по ядерной программе. Переговоры завершились принятием совместного всеобъемлющего плана действий, выполнение которого полностью снимет с Тегерана введенные ранее экономические и финансовые санкции со стороны СБ ООН, США и Евросоюза. Сложнейшие переговоры между сторонами начались более 10 лет назад. После принятия в Женеве в ноябре 2013 года временного совместного плана действий дискуссии «шестерки» и Ирана проходили в Вене, Монтрё, Лозанне и Женеве на протяжении многих раундов, начиная с февраля 2014 года.

Последняя дипломатическая дистанция от Лозанны до Вены длилась более 18 дней, когда главы внешнеполитических ведомств то прилетали в Вену, то покидали ее под предлогом необходимости проведения консультаций, а потом вновь собирались за единым столом переговоров. Этот период достоин специального изучения. На основе этого материала впору писать сценарий остросюжетного политико-дипломатического триллера, но пока ещё не историю. Вот как охарактеризовал его сам госсекретарь США Джон Керри: «Будут некоторые, которые скажут, что мы могли сделать больше. Или что если бы мы просто продолжали наращивать давление, Иран бы в конце концов выбросил белый флаг и окончательно оставил свою ядерную программу. Но факт заключается в том, что международное сообщество попробовало этот подход. Это была политика США и других в начале 2000-х и ранее». В интервью телеканалу CNN Керри уточнил позицию: «Мы не делали уступок. Лозаннские соглашения остаются ненарушенными. Те, кто выступают против соглашения по ядерной программе Ирана, должны предложить другие альтернативы». Любопытно, что в предложенную США «игру» сыграл и глава внешнеполитического ведомства России Сергей Лавров. По его словам, «любые споры и шероховатости, которые могут возникнуть в ходе реализации совместного всеобъемлющего плана действий, будут подлежать коллегиальному рассмотрению в создаваемой совместной комиссии с участием „шестерки“, Ирана и ЕС и лишь в самых крайних случаях могут передаваться в Совет Безопасности ООН». Соответствующие положения содержатся в разделе «Механизм разрешения споров» в основном тексте соглашения.

Шероховатости и придирки к выполнению венского соглашения «шестерки» с Ираном будут, но не они уже определяют динамику серьезных геополитических процессов в регионе так называемого Большого Ближнего Востока. Нельзя обойти вниманием и интригующее заявление премьер-министра Турции Ахмета Давутоглу: «Позиция Турции по Ирану остается неизменной еще с 2010 года, и наши дипломатически усилия известны. Лучше бы было достичь этого соглашения гораздо раньше. Думаю, что много времени потеряно зря, хотя сегодняшняя ситуация с достижением соглашения нас вполне удовлетворяет». В чем же дело? В момент лозаннских переговоров испанское издание Publico. es сообщило интригующие факты со ссылкой на израильскую разведку Моссад и спецслужбы США. Оказывается, еще в 2003 году они проинформировали свои правительства о том, что ядерная программа Ирана не преследует военных целей. На эту страну оказывалось давление в рамках доктрины «двойного сдерживания» двух ближневосточных держав — Ирака и Ирана — для обеспечения гегемонии Израиля. Это была атака политических и финансовых элит США и Европейского союза на несуществующее оружие массового уничтожения. После полного разрушения Ирака именно Иран должен был стать объектом либо вооруженного вторжения, либо экономических и политических войн с целью стимулирования там дезинтеграционных процессов, аналогичных иракским. В Ираке все получилось, в Иране нет. Поэтому с этого момента в большой политике начинает раскручиваться иранское ядерное досье, что, по оценке Publico. es, означало вторую после Ирака фазу операции «Риск», в которой ставилась задача «выигрывать партию за партией».

Изоляция Ирана с его огромными энергоресурсами выводила на первые позиции Азербайджан в качестве альтернативного России экспортёра ресурсов. По данным WikiLeaks, именно таким «коридором возможностей» стремился воспользоваться президент Азербайджана Ильхам Алиев, демонстрируя стремление «к интеграции с Западом», «поощряя развитие сотрудничества с НАТО и прозападную политику транзита азербайджанского газа и нефти не по российским каналам». По тем же данным, со ссылкой на встречу Алиева с заместителем госсекретаря США по политическим вопросам Уильямом Бернсом, было заявлено, что «Азербайджан поддерживал усилия США, направленные на изоляцию Ирана», и что «экономические санкции против Ирана будут более эффективными, если международное сообщество объединит свои усилия». Согласно этому же источнику, Алиев отметил, «что в условиях, когда в Иране работают европейские нефтяные компании, санкции не могут быть эффективными». Что касается Турции, позиционирующей себя в качестве стратегического партнёра Азербайджана, то накануне развертывания на Ближнем Востоке феномена «арабской весны» она выступала в качестве главного посредника в попытке найти компромисс по решению вопроса ядерных разработок, заявляя, что «у стран есть право заниматься ядерными разработками в мирных целях, однако в этом случае их реакторы будут контролироваться международными экспертами». За этими маневрами четко просматривалось стремление Анкары расширить торгово-экономического сотрудничество с Тегераном, особенно в сфере энергетики, что давало ей дополнительные сильные аргументы в диалоге с Баку.

Но Запад не выдал Турции «доверительный мандат» на углубление переговорного процесса с Ираном. А в момент «арабской весны» взаимоотношения между двумя странами стали во многом приобретать экзистенциальный характер, особенно в Сирии, где Анкара и Тегеран фактически столкнулись лбами. Новая сюжетная линия, которая стала просматриваться на Ближнем Востоке с момента разворота Вашингтона в сторону Тегерана, застала Анкару, и не только ее одну, врасплох, поскольку мало кто предвидел возможность обострения отношений США с Израилем и Саудовской Аравией. Более того, Америка перестала делать секрет из того, что координирует действия с Ираном в Ираке и в отношении борьбы против «Исламского государства» (ИГ), хотя Тегеран продолжает утверждать, что ИГ — «дело рук американцев и сионистов». После этого для многих экспертов было очевидно, что подписание соглашения с Ираном по ядерной программе является всего лишь вопросом времени и определенных обстоятельств. Так что Венское соглашение можно оценивать как ещё одну «партию» в операции «Риск».

Её детали хорошо описаны в СМИ, поэтому мы выведем их за скобки. Отметим пока только то, что после Вены внешняя политика Ирана приобретает невнятный характер, несмотря на громкие заявления, звучащие сейчас из Тегерана. Он ещё не выработал стратегию в ситуации, когда начинает резко меняться геополитическая обстановка не только на Ближнем Востоке, но и в соседнем Закавказье. С кем и как Тегеран теперь будет налаживать своё сотрудничество, и чем для его внутриполитической ситуации может обернуться возвращение в страну прежде всего Запада, что рано или поздно введёт в повестку дня проблему политических реформ. Вот почему в формуле оценки иранских перспектив появляются новые серьезные неизвестные факторы. Пока же в последние дни священного месяца Рамадан Тегеран ликует, а его дипломаты выглядят народными героями. Что касается России, то, как говорится в заявлении президента Владимира Путина, опубликованном на сайте Кремля, «она рассчитывает, что заинтересованные стороны будут исполнять в полном объеме решения, выработанные „шестеркой“ международных посредников и Ираном», и что «политическая воля, проявленная „шестеркой“ и Ираном в ходе завершившихся переговоров, — залог успешного выполнения плана действий, который рассчитан на длительную перспективу». Венское соглашение начнет действовать через 90 дней с момента его одобрения Советом Безопасности ООН. После вступления в силу соглашения Тегеран должен получить доступ к более чем 100 млрд замороженных активов. Соглашение предполагает отмену санкций Евросоюза, касающихся банковских операций, страхования и платежной системы SWIFT. Кроме того, ЕС сможет импортировать иранские нефть, газ, бензин и продукты нефтехимии. Одновременно разрешается экспорт в Иран оборудования для добычи углеводородов". В то же время США намерены оставить в силе санкции, введенные в отношении Ирана в связи с нарушением им прав человека. Так начинается новая партия.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
27.05.17
Реституция: РПЦ наносит ответный удар
NB!
27.05.17
Рухани переизбран. За что проголосовали иранцы?
NB!
27.05.17
Проблема белорусского поэта Некляева: невежество и...
NB!
27.05.17
Американская комедия в 40-е: от бунта до госзаказа
NB!
27.05.17
Подземный дворец коммунизма: Станция «Аэропорт»
NB!
27.05.17
Венесуэла: естественная эволюция или режиссируемая революция?
NB!
27.05.17
«Китаю не нужны корейские «ядерные грибы» у своих границ»
NB!
27.05.17
«Над саммитом НАТО нависала тень Путина»
NB!
27.05.17
The Daily Mail: «Трамп – обреченный на вечный бой»
NB!
27.05.17
Мадуро призвал оппозицию «уйти с улицы и заняться полезным делом»
NB!
26.05.17
Дубль Ярмоленко принес «Динамо» победу над «Шахтером»
NB!
26.05.17
Молдавия: мэра Кишинева Киртоакэ арестовала «рука Москвы»
NB!
26.05.17
Глава Севастополя — горожанам: Не поддавайтесь на провокации!
NB!
26.05.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 26 мая
NB!
26.05.17
Кому на самом деле принадлежат СМИ Казахстана
NB!
26.05.17
Фантазии чиновника: кому нужен Кембридж, если есть Орловский университет?
NB!
26.05.17
В Израиле прекрасно понимают, что Трамп обречён на фиаско
NB!
26.05.17
В Норвегии у литовки забрали ребёнка за то, что малыш обжегся манной кашей
NB!
26.05.17
Итоги саммита НАТО: Трамп оставил Европу наедине с Путиным
NB!
26.05.17
«Лесная реформа» в Брянске привела к отставкам в правительстве
NB!
26.05.17
Нижний Новгород получил многомиллионный ущерб, а чиновники — условные сроки
NB!
26.05.17
Правозащитники HRW: Спикер парламента Чечни причастен к пыткам геев