В последнее время активно обсуждается вопрос о том, как режим жесткого карантина и запреты на международные поездки, введённые из-за пандемии коронавируса, мешают разведывательным службам проводить личные встречи со своими информаторами. Это, безусловно, так. Тем не менее вызванный коронавирусом экономический кризис предоставит разведывательным структурам широкий спектр возможностей для выявления и вербовки новых агентов, прежде всего на Западе. Такой вывод аналитического центра Stratfor опубликован 27 апреля в The National Interest.

Коронавирус
Коронавирус
Иван Шилов © ИА REGNUM

Аналитический центр обращает внимание на то, что пандемия коронавируса привела не только к закрытию ресторанов и баров, а также запрету массовых собраний людей, но и к широкомасштабной безработице, в результате которой миллионы людей остались без работы. И это не только работники ресторанов. Среди них десятки тысяч работников различных отраслей, в том числе технологических, аэрокосмических и энергетических. Все они могут стать объектами враждебных разведок. В частности, компания GE Aviation, которая неоднократно заявляла о попытках китайской разведки выкрасть её технологии создания двигателей, в марте пошла на сокращение 10% своей рабочей силы. В апреле же компания заявила о сокращении 50% сотрудников, занятых в производстве двигателей.

По оценкам аналитического центра, Россия и Китай давно выбрали для себя те отрасли, которые имеют для них важное значение. Поэтому компаниям, занятым в этих отраслях, стоит готовиться к активизации шагов со стороны российской и китайской разведок. Так, для Китая первоочередную роль играют такие отрасли, как производство микросхем, полупроводников, морского и сельскохозяйственного оборудования, а также технологии создания искусственного интеллекта.

В свою очередь, Россия хотела бы получить доступ к технологиям в оборонной сфере, производства биокатализаторов, биосинтезаторов и биосенсоров, к геномным исследованиям и исследованиям в области стволовых клеток, способам компьютерного моделирования наноматериалов и наноприборов, технологиям широкополосных коммуникаций, микро‑ и наносистем, горнодобывающим технологиям, технологиям мониторинга, предотвращения и ликвидации последствий природных бедствий, технологиям создания высокоскоростных средств передвижения и интеллектуальных систем контроля таких новых видов транспорта.

Существуют также сферы, доступ к технологиям которых интересен как Москве, так и Пекину. Среди них технологии создания аэрокосмического, авиационного, биофармацевтического, медицинского оборудования, а также оборудования для оснащения электростанций и электросетей, технологии возобновляемых источников энергии, ядерные и информационные технологии, робототехника, биоинжиниринг и другие.

При этом кризис влияет не только на простых рабочих. Сокращению или урезанию зарплат подвергаются также и члены руководства компании, инженеры и другие представители интеллектуального труда. Например, в канадской оборонной фирме CAE произошло сокращение на 50% заработной платы руководящего состава. Зарплата вице-президентов была сокращена на 30%, управляющих и директоров — на 20%. Остальным сотрудникам зарплату урезали на 10%. Получается, что в таком тяжелом положении эти фирмы не оказывались с мирового финансового кризиса. Кроме того, происходит всё это на фоне и без того острой ситуации с корпоративным шпионажем.

Пандемия вируса не отбила у китайских и российских разведывательных служб, или компаний-конкурентов, аппетит к корпоративным секретам. Можно быть уверенным, что этот аппетит лишь усиливается в это непростое время. Ведь по-прежнему дешевле и быстрее украсть технологию, чем развивать ее самостоятельно. При этом отсутствие возможности личных встреч с потенциальным агентом не является такой уж проблемой, поскольку такие социальные сети, как LinkedIn, неоднократно давали возможность выявлять потенциальные цели для шпионажа, а затем устанавливать с ними контакт.

Так, LinkedIn позволяет сотрудникам разведки быстро осуществлять поиск работников интересующих их компаний. В большинстве случаев люди сами способствуют тому, чтобы их находили: они пишут список тех программ и технологий, над которыми работают, а также указывают имеющийся у них уровень доступа. Многие также сообщают на своих страницах, что они в настоящий момент не работают или ищут работу. Благодаря такой информации процесс выявления перспективных объектов вербовки становится крайне простым.

Как уже говорилось, эта социальная сеть может использоваться не только для выявления перспективных агентов, но и для установления контакта и формирования отношений с ними. Представитель разведки предлагает такому безработному человеку, у которого есть доступ к желанным технологиям, «поработать и на дому за деньги». Благодаря этому удается сформировать надежные отношения с перспективным объектом вербовки и сделать «завязки» на человека. Сотруднику разведывательной службы нужно лишь оказать человеку финансовую помощь во время кризиса, чтобы потом, когда тот вернется на работу в свою фирму или найдет работу в другой компании, где будет иметь доступ к нужным разведывательным данным, использовать эту помощь в качестве рычага давления. Всё это можно сделать удалённо с помощью LinkedIn или других социальных сетей. Осуществление оплаты работы таких перспективных объектов для вербовки также не будет сопряжено с особыми трудностями, поскольку платить ему через подставную компанию или криптовалютой.

Существует много примеров того, как китайские и российские спецслужбы проявляли крайнее терпение в своей разведывательной работе, иногда выжидая годами, прежде чем их инвестиции в такого человека смогут окупаться. Тем не менее может получиться и так, что ждать им не придется. Хотя большинство компаний закрывает доступ своим бывшим сотрудникам к секретной информации, содержащейся на ее серверах, открытым остаётся вопрос, сколько этой информации находится на носителях уволенных сотрудников, сколько они могут получить через друзей и коллег, которые по-прежнему работают в компании, а также сколько информации осталось в их головах.

В том же, что касается стратегий вербовки, очевидно, что основная ставка будет сделана на денежное поощрение такого сокращенного сотрудника, оказавшегося в отчаянной финансовой ситуации из-за ипотеки и других долгов, а также необходимости оплачивать обучение одного или двух детей в колледже. Такой подход был бы наиболее эффективен в комбинации с «зацепками», которые в будущем могут быть использованы в качестве инструментов шантажа в случае отказа такого человека от сотрудничества. Тем не менее, если уволенный профессионал разозлен тем, что его сократили, и жаждет мести, задача сотрудника разведки по его вербовке упрощается неимоверно.