Chatham House: Новая программа вооружений дает понять приоритеты России

Проходящие раз в год встречи президента России в Сочи с военными проливают свет на цели и сложности, с которыми сталкивается Кремль в своем планировании работы оборонной промышленности

Максим Исаев, 29 ноября 2017, 08:39 — REGNUM  

23 ноября президент России Владимир Путин завершил четырехдневный марафон встреч с высшим командованием вооруженных сил страны и ведущими представителями ее оборонной промышленности. Ставшие уже традиционными «сочинские встречи» проходили дважды в год с 2013 года, преследуя цель найти решение основных проблем военной промышленности, а также пересмотреть процесс военных закупок для армии.

На сегодняшний день, проходя уже в десятый раз, такие встречи представляют собой воплощение «ручного управления» Владимиром Путиным процессом принятия решений в военной промышленности. Так, ноябрьские встречи были прежде всего направлены на окончательное оформление государственной программы вооружения (ГПВ) на 2018−2027 годы, пишет Матьё Булег в статье для Chatham House.

Хотя первоначально предполагалось, что программа будет завершена к 2025 году, теперь она — что неудивительно — перенесена на 2027 год, а ее финансирование на следующие десять лет составит 19 трлн рублей. С учетом инфляции данную цифру можно сравнить со стоимостью нынешней программы на 2012−2020 годы. Финансирование новой программы представляет собой приемлемый компромисс — золотую середину, как ее назвал Путин — для Минобороны и Минфина после нескольких месяцев споров между главами двух ведомств Сергеем Шойгу и Антоном Силуановым.

По-прежнему под вопросом остается выделение дополнительного триллиона рублей, по некоторой информации, необходимого для обеспечения синхронизации военных поставок и хранения военного оборудования. Хотя президент Путин и настаивал на необходимости выделения этих средств, автор подчеркивает, что они также могут представлять возможность для коррупции внутри оборонной промышленности.

Проект программы будет представлен для окончательного согласования в администрацию президента к середине декабря. Хотя первоначально она и должна была покрывать менее длительный период, программа на 2018−2027 годы, скорее всего, в будущем будет скорректирована для ответа на запросы вооруженных сил.

Одновременно с новой программой и выполнением государственного оборонного заказа Федеральная антимонопольная служба работает над новой формулой по регулированию цен при военных закупках. Благодаря изменению методологии механизм закупок должен усовершенствовать процесс регулирования ценообразования, повысить их эффективность и сократить их себестоимость. Поскольку доход компаний российского ВПК зависит от себестоимости их продукции, в ближайшие годы это может стать для них проблемой.

В контексте новой программы ноябрьская встреча затронула вопрос не только нынешнего состояния вооруженных сил России, но и эффективного введения новых оружейных систем. В этом отношении президент Путин обрисовал два приоритета.

С одной стороны, оборонная промышленность должна расширить серийное и бесперебойное производство военного оборудования, что представляет определенные трудности для компаний ВПК. Так, они теперь должны быть готовы к росту объемов выпуска продукции в кратчайшие сроки, а также для выполнения поставленной задачи пойти на модернизацию своих производственных линий. Однако у компаний ВПК часто нет ни технологических, ни финансовых ресурсов для этого, поэтому они во все большей степени используют все имеющиеся у них возможности, о чем свидетельствуют две программы импортозамещения. Это может оказать разрушительное воздействие на серийный выпуск современного военного оборудования, при этом нужно сделать оговорку, отмечает автор, что «серийное производство» в России не одно и то же, что массовое в понимании Запада.

С другой стороны, компании ВПК теперь должны будут соответствовать требованиям новой программы вооружений и в том, что касается технологических улучшений и производства новых систем, что, в свою очередь, поднимает вопрос о том, что в действительности означает «модернизация». Непрерывная модернизация стратегических ядерных сил неизбежно является первоочередной задачей, как и приобретение систем ПВО и точечного оружия вооруженными силами.

По завершении цикла массового переоборудования ВВС России получат меньшее число летательных средств, сконцентрировавшись вместо этого на логистике и проецировании силы. В то же самое время закупки в сухопутных силах будут прежде всего включать в себя модернизированные основные танки и бронетранспортеры. Почти точно проигравшим в рамках новой программы станет ВМФ, который получит меньше и кораблей, и подводных лодок.

В ходе встреч в Сочи президент Владимир Путин также настаивал на необходимости развивать системы нового поколения, а также концентрировать усилия и ресурсы на «роботизации» вооруженных сил. Однако, если верить слухам, средства на научную деятельность в рамках программы будут значительно сокращены, что, в свою очередь, ограничит возможность ВПК производить самые современные системы и замедлит их поступление в войска — парадокс, с которым Кремлю придется что-то делать.

Таким образом, встречи в Сочи дают возможность понять долгосрочные приоритеты ВПК России. В своем вступительном слове Владимир Путин обсудил необходимость для вооруженных сил обеспечить стратегическое сдерживание, а также «эффективную нейтрализацию» внешних угроз. Пока непонятно, сможет ли новая государственная программа направить вооруженные силы России к достижению этой «зловещей» цели.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail