«Такая вот проктология»: как советская подлодка таранила авианосец США

21 марта 1984 в Японском море столкнулись советская атомная подводная лодка «К-314» и американский авианосец «Китти Хок»

Светлана Шаповалова, 21 Марта 2016, 23:31 — REGNUM  

По русской скороговорке «Корабли лавировали, лавировали, да не вылавировали» можно не только речь оттачивать, но и мастерство адмиралтейства. На ошибках учатся. И хорошо, когда эти ошибки не приводят к трагическим последствиям. К такой ситуации можно отнести столкновение советской атомной подводной лодки «К-314» проекта 671В «Ёрш» и американского авианосца «Китти Хок», произошедшее 21 марта 1984 года в Японском море. Тогда мир облетела сенсационная весть — советская атомная подводная лодка всплыла в центре авианосной ударной группы ВМС США и протаранила авианосец «Китти Хок». Предполагают, что в момент аварии на борту корабля было несколько десятков ядерных боеприпасов, а на подводной лодке, вероятно, две торпеды с ядерной головной частью.

Возмутители глубин

Инцидент со столкновением произошел более 30 лет назад, в самый разгар холодной войны. Поэтому уже тогда оброс противоречивой информацией. Но если исследовать свидетельства и рассказы очевидцев, однозначный вывод можно сделать только о том, что сам момент столкновения не был управляемым ни силами ВМС США, ни советской стороной. А история «ушлой» «К-314», которой удалось «заползти под брюхо» американскому авианосцу, стала почти хрестоматийной и вдохновила на написание многочисленных статей и даже книг. Одну из наиболее известных — «Возмутители глубин. Секретные операции советских подводных лодок в годы холодной войны» — в 2009 году издал Николай Черкашин. Советской подлодке «К-314» посвящена глава «Китти Хок» уходит в Йокосуку». Ее и по сей день перепечатывают и обсуждают на различных форумах. Дело в том, что именно Николаю Черкашину удалось найти и записать воспоминания Владимира Евсеенко — того самого капитана, который 21 марта 1984 года не заметил, что его АПЛ всплыла для наблюдения прямо под самым носом «Китти Хок».

«Такая вот она, Русь… Встретишь в тверском лесу деда-грибника из окрестной деревни, разговоришься, и выяснится, что дед этот в своем прошлом — бывший командир атомной подводной лодки, капитан 1-го ранга в отставке. И что это именно он таранил американский авианосец «Китти Хок» в годы холодной войны…», — пишет Николай Черкашин и приводит рассказ командира «К-314», тогда капитана 2-го ранга Владимира Евсеенко почти в дословном изложении.

Чтобы понять, в каких условиях пришлось действовать капитану, Николай Черкашин напомнил, что 1984 год был не самым спокойным на планете. «На Ближнем Востоке пылает война между Ираком и Ираном. В Индии убита премьер-министр Индира Ганди. Смута в Польше — столкновение гданьских рабочих с полицией. В самом разгаре подводные походы по Великому циклу. А тут в Японское море вошла целая американская эскадра во главе с ударным авианосцем «Китти Хок», — напоминает в своей книге Николай Черкашин. Он полагает, что в сложившейся ситуации советский Тихоокеанский флот не мог оставить без внимания объект водоизмещением 76 тысяч тонн с многотысячным экипажем и почти сотней самолетов, сопровождаемый несколькими крейсерами и эсминцами. Тем более, что американцы не просто плавали, а проводили учения, отрабатывая взаимодействие с кораблями Японии и Южной Кореи под кодовым названием «Тим Спирит-84» («Командный Дух»).

«В полигоне боевой подготовки получаю радио: «Подготовить ПЛА к длительному слежению за АУГ США». Я надеялся, что командование передумает — ведь мы еще как следует не отработаны — и на слежение пойдет «ревущая корова», подводная лодка 627-го проекта. Но командир нашей 26-й дивизии, контр-адмирал Белоусов был непреклонен: «Пойдете вы!». Вечером вернулись в базу — в бухту Павловскую — и загрузились по боевому варианту «поиск и длительное слежение», — вспоминает капитан Владимир Евсеенко.

Далее известно, что «К-314» вышла из базы 10 марта и направилась в центральную часть Японского моря. Через четыре дня ей удалось обнаружить авианосную ударную группу ВМС США. Наблюдение за авианосцем велось с переменным успехом в течение последующих 7 суток.

По сообщениям американской стороны, советскую подводную лодку на протяжении нескольких дней обнаруживали несколько раз, 15 раз была произведена имитация ее уничтожения. Об этом сказано и в книге «ВМФ СССР И России. Аварии и катастрофы часть I» (авторы В.В. Костриченко, Б.А. Айзенберг), — прим. ИА REGNUM). «В течение нескольких дней (по сообщениям американской прессы) корабли эскорта неоднократно обнаруживали «К-314» и после пятнадцатикратной имитации ее уничтожения — намеренно оторвались от подводной лодки. Для этого авианосец зашел в территориальные воды Южной Кореи. «К-314» оставалась вне территориальных вод и, потеряв контакт с авианосцем, вела его поиск», — пишут авторы.

«Ёрш» в тумане

Обнаружение авианосца затруднили туман и плохая связь. 20 марта «Ёрш» был вынужден около часа «болтаться» на перископной глубине.

«Американцы затаились и соблюдают полное радиомолчание. Возможно, они почуяли, что мы следим за ними из-под воды. Ведь когда я врубил самый полный, шумность нашей «К-314» резко возросла. Могли нас засечь, когда я час болтался на перископной глубине в ожидании квитанции. Так или иначе, но на «Китти Хок» не работали даже приводные радиомаяки, это значит, прекратили полеты. Подвсплываю и даю радио на берег: «Потерял контакт с АУГ». Вскоре получаю с берегового КП широту, долготу, генеральный курс и скорость ударной группы», — пояснял капитан советской подлодки Владимир Евсеенко. К утру 21 марта к туману добавляется дымовая завеса. При всплытии команда «К-314» наблюдала, как американские корабли уходили под прикрытие островов.

«Елозил часов десять в ожидании, когда они снова выйдут в открытое море. Однако американцы легли в дрейф. Жду. Веду радиоразведку. Замерили гидрологию. Командир гидроакустической группы доложил, что проходимость звуковых волн по первому типу. Для нас — плохая гидрология, поскольку зона наилучшей слышимости находится выше 50 метров, то есть выше нашей безопасной глубины. Все против нас», — вспоминает Владимир Евсеенко.

Между тем, до легендарного всплытия советской подлодки под носом «Китти Хок» остается всего насколько часов.

«В 22.10 всплываю на перископную глубину для очередного сеанса связи. Осматриваю правый и левый курсовые углы. На 90 градусов слева визуально обнаруживаю всю авианосно-ударную группу. Множество бортовых огней. Танкер заправляет корабли. Дистанция 20−30 кабельтовых. Идем контркурсами, то есть навстречу друг другу. Срочное погружение!», — так описывает произошедшее капитан.

Американские моряки, находившиеся на авианосце, в этот момент почувствовали сильный удар. Некоторые даже шутливо спорили между собой: «То ли с китом столкнулись, то ли с субмариной». (Многочисленные свидетельства тому можно найти на многих американских интернет ресурсах. — прим. ИА REGNUM). Но тогда они и представить не могли, что «Китти Хок» получил подводную пробоину размером почти 40 м. от советской атомной подводной лодки. Причем дыра образовалась не где-нибудь, а в районе самолётного бензобака с правого борта. «Дырка образовалась от нашего винта и как раз в районе цистерны авиационного топлива. Через нее вытекло несколько тысяч тонн авиакеросина. Как он у них там не вспыхнул — одному богу известно. Всем повезло: мы не затонули, они не сгорели», — вспоминал позднее капитан советской подлодки Владимир Евсеенко.

Проктология и «танкисты хреновы»

В момент тарана советским морякам-подводникам было совсем не до шуток.

«Первая мысль — снесло боевую рубку и распороли легкий корпус. Выдвигаем поочередно выдвижные устройства — перископ, антенны — все работает. Из отсеков докладывают — воды нет, механизмы работают. Скорость по лагу 6 узлов. И тут новый удар — в правый борт! Опять рыскнули… Опять осматриваемся — все в норме. Все да не все. Скорость стала резко падать. Из кормового — седьмого — отсека докладывают — наблюдают биение линии вала. Командир БЧ-5, капитан 2-го ранга инженер Морозов бросился в корму, осмотрел гребной вал — действительно, сильное почти яйцеобразное биение вала. Для сохранения турбины необходимо останавливать ГТЗА — главный турбозубчатый агрегат. Останавливаем. Пытаемся понять, что произошло. Ясно, что по нам проехался авианосец, что второй удар пришелся по винту. Первый, по всей вероятности, погнул стабилизатор. Его размах —17 метров. Видимо, поджал линию вала. Пускаем в действие вспомогательные линии вала. Они дают нам максимальные ход 5 узлов. А скорость течения в этом районе — 3−4 узла. Не выгребаем… К тому же по докладу командира отсека правая линия вспомогательного вала начала греться. Все. Надо всплывать. Надо просить помощь. Всплыл, уточнили свое место. Посылаю радиограмму на берег. «Столкнулся с неизвестным объектом Потерял ход…», — рассказал капитан Владимир Евсеенко.

По его словам, буксировку на берег «Ерша» осуществлял АСС «Машук», но первым к потерявшей управление советской АПЛ подошел ПК «Адмирал Виноградов».

«По УКВ договорился с командиром: «Я подниму корму, а вы посмотрите, что у нас с винтами». Такая вот проктология… Притопил нос, поднял корму. Осмотрели. — Э-э, да у вас мортира сломана! И лопасти винта погнуты», — вспоминает Владимир Евсеенко. Из его рассказа также понятно что ещё до прибытия на берег заместитель командующего флота связался с командой АПЛ по радио. Его мнение о произошедшем не предвещало ничего хорошего: «Вы, танкисты хреновы! Натянули шлемы по самые уши и не слышали ни х… ра! Командир — готовься!». В это же время «Китти Хок» своим ходом шел в японскую базу Йокосука.

Позднее выяснилось, что причиной столкновения стала неверно выбранная глубина поиска. Об этом тоже рассказывает Владимир Евсеенко:

«Причина столкновения — мы определили тип гидрологии как № 1, а фактически она была № 2 — по данным ВПК «Адмирал Виноградов». А это значит, что слой скачка проходил по глубине 30 метров. Мы же не могли им воспользоваться, поскольку все руководящие документы обязывали нас держаться не выше безопасной глубины — 50 метров. По этой причине мы и не слышали авианосца, вышли на опасное сближение. Когда БИП — боевой информационный пост доложил мне дистанцию до главной цели в 60−70 кабельтовых, она, эта дистанция, фактически была в разы меньше — 10−15 кабельтовых. И если учесть нашу немалую скорость… На такой дистанции я и ходовых огней «Китти Хок» не обнаружил — из-за огромной высоты борта. Конечно, командир всегда прав и всегда виноват. Была доля и моей вины, не отрицаю. Но море есть море, у него своя физика и своя логика».

То, каким образом подводная лодка смогла подплыть незамеченной на столь близкое расстояние к кораблю ВМС США, активно обсуждали во всем мире. Но всю вину за инцидент американская сторона взвалила на капитана советской подводной лодки. В СССР также провели расследование, итогом которого стало отстранение Евсеенко. А вот в Америке командира «Китти Хока» наказывать не стали.

Столкновения неминуемы

Официально «Китти Хок» участвовал в 17 боевых миссиях, оказывая воздушную поддержку операциям во Вьетнаме и Сомали, участвуя в войне в Персидском заливе и в воздушных налетах на Ирак. Учитывая, что район базирования авианосца находился недалеко от советских (российских) территориальных вод, встречи с советскими кораблями и самолетами были неизбежными. Интересно на этот счет личное мнение вице-адмирала в отставке Валерия Рязанцева. В статье: «Почему американцы «топят» наши подводные лодки?» он утверждает, что американцы с середины 60-х годов 20 столетия начали создавать картотеку шумов наших боевых кораблей. Для этого необходимо было собрать шумы наших кораблей с различных дистанций, с разных курсовых углов, на различных скоростях хода, при выполнении нашими кораблями различных учебно-боевых задач.

«Особенно это касалось наших ракетных атомных подводных лодок. Поэтому и лезли американцы почти под «брюхо» нашим подводным лодкам. А при внезапном маневрировании нашей АПЛ, в такой ситуации американцы теряли гидроакустический контакт и происходило столкновение. Показательный пример такого столкновения — это столкновение АПЛ «К-314» Тихоокеанского флота с американским авианосцем «Китти-Хок» в Японском море. Только в этом случае, наша АПЛ «залезла под брюхо» американскому авианосцу. «К-314» следила за действиями АВУ «Китти-Хок», находясь в центре ордера. В какой-то момент с авианосцем был потерян гидроакустический контакт. Командир решил всплыть на перископную глубину для уточнения обстановки. При всплытии акустик доложил командиру, что в кормовом секторе находится групповая цель, предположительно с авианосцем. Командир не принял во внимание этот доклад гидроакустика и продолжил всплытие», — пишет вице-адмирал в отставке.

Валерий Рязанцев полагает, что если бы АПЛ всплыла тогда на 20 секунд позже, авианосец разрезал бы ее пополам. «Повезло! В данном случае, наш командир АПЛ имел информацию об авианосце, а американцы АПЛ не обнаружили, но столкновение все равно произошло. А в случае, когда ни мы не слышим американца, ни американец не слышит нас, столкновения на малых дистанциях слежения неминуемы», — считает эксперт.

Судьбы «Китти-Хок» и «К-314» сложились по-разному. «К-314» в 1985 году постигла авария. Во время работ по перезарядке реакторов из-за нарушений правил техники безопасности произошел взрыв с радиоактивным выбросом. Погибло 10 человек. Из состава ВМФ АПЛ выведена 1989 году. «Обычно такие корабли моряки зачисляли в разряд «несчастливых», — полагает Владимир Евсеенко.

Американский же авианосец значительно пережил своего «соперника»: окончательное списание произошло только в 2009 году. Но и спустя 16 лет после случая в Японском море, ему, как бы в отместку, устроили условную атаку.

Для того чтобы ограничить американцам возможности контрманевра, «Китти-Хок» решено было атаковать во время его дозаправки танкерами в море. Справиться с поставленной задачей тихоокеанцам и командованию Дальневосточной армии ВВС и ПВО помог детальный план условного уничтожения авианосца.

«Дело было в 2000 году во время совместных американо-японских маневров. К участию в них привлекалось около трех десятков кораблей ВМС Японии и 7-го флота США во главе с авианосцем. Российские самолеты несколько раз скрытно приблизились к кораблю и сфотографировали его. Американцы не успели поднять палубную авиацию или своевременно предпринять иные контрмеры. На военном языке это означает «условное уничтожение противника», — информирует «Взгляд».

Таким образом, 17 октября и 9 ноября российские летчики сумели дважды беспрепятственно произвести условное бомбометание по авианосцу. Даже американская пресса тогда признала: в реальных условиях это означало бы 100-процентную гибель корабля.

Читайте ранее в этом сюжете: Легко забытая чудовищная катастрофа: взрыв в Галифаксе

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
28.09.16
Россия запретит ввоз фруктов и ягод из ЦАР и Буркина-Фасо через Белоруссию
NB!
28.09.16
National Interest: Трамп заставил Вашингтон посмотреть на свои просчеты
NB!
28.09.16
Экс-президент Израиля Шимон Перес после смерти стал донором глазной ткани
NB!
28.09.16
Армия Ливии просит Россию о поставках оружия и военной операции — СМИ
NB!
28.09.16
Крупным вузам США выделены гранты на изучение России
NB!
28.09.16
Рубль начнёт сдавать позиции
NB!
28.09.16
Вашингтон может ужесточить финансовые санкции против РФ
NB!
28.09.16
В Израиле на 94-м году жизни скончался Шимон Перес. Биография
NB!
28.09.16
Китайским чиновникам запретили пользоваться Samsung Galaxy Note 7
NB!
28.09.16
Россия поднялась до 43-го места в рейтинге глобальной конкурентоспособности
NB!
28.09.16
Guardian: следствие считает, что Вoeing 777 был сбит с территории Донбасса
NB!
28.09.16
Битва при Лесной: заря победы под Полтавой