В фильме Сергея Эйзенштейна «Иван Грозный» есть сцена, в которой главный герой отказывается прекращать террор со стороны ордена опричников, а когда ребенок называет его «грозным царем (языческим — прим. ИА REGNUM)», то Николай Черкасов в образе Иоанна отвечает: «С этого момента я буду грозным». Президент России Владимир Путин сейчас соответствует этому моменту в фильме Эйзенштейна. Его все более бесконтрольные карательные органы репрессируют обедневших граждан. Кто может, те бегут или вывозят свои сбережения из страны, пишет газета Frankfurter Allgemeine Zeitung (FAZ).

СМИ
СМИ
inosmi.ru

Как пишет газета, Путин ввел новое драконовское антитеррористическое законодательство, которое полностью узаконивает произвол репрессивных органов. За ненасильственныую «экстремистскую» деятельность, в том числе критику церкви или элиты, а также за недонесение о преступлении можно будет оказаться в тюрьме, а возраст уголовной ответственности будет снижен до 14 лет. К 2018 году телекоммуникационные компании должны будут в течение шести месяцев сохранять интернет-данные и записи телефонных разговоров. А метаданные придется хранить целых три года, что приведет к кратному увеличению стоимости интернет‑ и мобильной связи. Политически незадачливый кремлевский царь, который в последнее время часто попадает впросак, хочет, чтобы его боялись. Интернет-пользователи уже боятся открыто выразить свое мнение в социальных сетях, а родители должны опасаться за своих детей-подростков. Предприниматели трепещут перед проверками.

В России принято уже более ста репрессивных законов. Десять лет назад писатель Владимир Сорокин предугадал подобный сценарий в своем мрачном романе «День опричника», в котором причудливо сочетаются архаичное государство — ГУЛАГ с современными технологиями управления и контроля. В результате заключенные — как и в случае сохранения данных — должны платить еще дороже, живописует ужасы российской жизни FAZ.