Правительство России готовит решение об отмене учета научных публикаций в международных базах данных Web of science и Scopus, сообщают СМИ. Мораторий, предположительно, будет введен лишь до конца 2022 года. Половинчатость такого решения не отвечает национальным интересам России, поскольку предполагает продолжение колониальной зависимости российской науки от западных стандартов и благоволения западных центров к тому или иному исследователю, который обязан для достижения этого благоволения занять свое место в так называемой пятой колонне.

Достижения науки — производству! Советский плакат
Достижения науки — производству! Советский плакат

Без очищения российской науки и образования от любых видов колониальной зависимости, будь то в экономике и финансах или в образовании и науке, укрепление суверенитета России невозможно. Навязанные извне правила игры исключают интеллектуальное развитие страны, коррумпируют ее элиты, в том числе в научно-аналитической области.

Заведующий кафедрой теологии иудаизма, библеистики и иудаики РГГУ, доктор филологических наук, заместитель председателя экспертного совета ВАК по теологии Л. Ф. Кацис, имеющий значительный опыт борьбы с псевдонаучными фейками, считает:

«Проблема нашего отношения к любым зарубежным способам оценки эффективности качества научной продукции РФ упирается в один принципиальный вопрос: кому принадлежит инициатива на научном поле, напрямую связанная с инициативой политической?
Обратим внимание на то, что ВСЕ (без исключения) международные научные организации, определяющие уровень научного развития в мире, созданы до и без участия России, а часто были прямо направлены против СССР.
Современная РФ, став правопреемником СССР, получила не только финансовые долги бывших союзных республик, но и весь тот заведомо отрицательный символический капитал, который оставался от т. н. противоборства двух миров и систем.
В этой ситуации все бывшие советские республики либо получили особый и отдельный от науки РФ статус, либо оказались в заведомо проигрышной роли противопоставления бывшей т. н. славистики, а, в сущности, русистики с небольшой добавкой других славянских и неславянских языков, историй и культур, новой научной ситуации, где место русистики существенно сузилось, а старые и новые журналы больше заняты историей и культурой всего разрушенного постсоветского пространства в их противопоставленности агрессивной РФ в ее сегодняшнем виде.
На этом фоне не должно удивлять, что культурные институции Великобритании и даже Италии запрещают исполнение музыки П. И. Чайковского или чтение лекций о Ф. М. Достоевском без дополнения их лекциями об украинской литературе. Авторов последней идеи даже не очень волнует отношение Достоевского к Украине и ее народу…
Интересно, что т. н. cancel culture в современных условиях, например, Украины, предусматривает издание стихов и прозы О. Э. Мандельштама на украинском языке, впервые в истории (!), а также установление мемориальной доски Осiпу та Надii Мандельштам в Киеве, что само по себе не так уж и плохо. Плохо, однако, что делается это вне обсуждения взглядов О. Э. Мандельштама на трагедию украинизации для жителей Киева либо оценки Н. Я. Мандельштам национального характера украинцев и проблемы отсутствия их на тот момент их государственности.
Одновременно с этим огромная работа ведется над превращением любых русских, польских, еврейских и т. д. деятелей культуры, хоть как-то связанных с Украиной, в деятелей украинской культуры, науки, литературного и художественного авангарда.
Такого рода труды уже начинали публиковаться и в России. А к canceled culture теперь относится украинский антисемитизм, гитлеровско-украинский коллаборационизм и т. п.
Нетрудно видеть, что в этой ситуации возможности получения высокого уровня в международных научных базах для работ, выражающих российско-центричную точку зрения, нет принципиально.
А это, в свою очередь, автоматически приведет к тому, что зарубежные либо совместные гранты и места в аспирантурах зарубежных вузов, равно как и будущие места на зарубежных кафедрах, окажутся в руках владельцев соответствующих индексов.
Более того, в их руках оказывается даже такой механизм, как выборы профессоров и членов РАН, где подобные индексы входят в систему предвыборной поддержки и результатов выборов новых членов официальной российской академической элиты.
Отсюда и странное письмо неназванных членов президиума РАН против отказа от международных баз наукометрических данных!
Реакции на это реального и с именами членов президиума мы пока не видим. Неужели наши «бессмертные» так боятся даже простого опровержения фейка? Нет ли здесь и элементов т. н. «перекрестного опыления» в надежде, что частные международные базы победят бюджетно финансируемую науку в РФ.
Еще одна важная проблема состоит и в том, что новое поколение выпускников российских вузов уже заранее ориентировано именно на эти рейтинги. Ведь откровенная преступная программа «5−100», призванная пристроить российские вузы в заведомо антироссийские университетские индексы, опять же была основана все на тех же рейтингах.
Не говорим уже о том, что глобальная система указанных индексов формирует и совершенно особую систему оценки внутринациональных научных достижений на фоне международных аналогов.
Неужели не понятно, что работы о «Евгении Онегине» по-русски не имеют ничего общего с их аналогами, например, английскими, где читатели ориентируются на переводы порой сверхавангардные, как например, Владимира Набокова.
Одновременно работы российских шекспироведов, обращенные к русскому читателю, абсолютно не обязаны полностью соответствовать их английским аналогам даже тогда, когда их авторы, будучи учеными мирового масштаба, вполне успешно печатаются и в специальной англоязычной печати.
Ясно, что и «русский» Данте или Гете с Гейне закономерно имеют немного общего с их германскими аналогами. Заметим при этом, что еще в советское время работы типа «Гейне в России» переводились и печатались в соответствующих форшунгенах в Западной Германии, но тогда еще не было диктата Web of Science или Scopus’a, а вот «железный занавес» совсем этому не мешал.
На наш взгляд, сейчас совершенно необходимо не просто ставить вопрос о создании национального либо совместного с невраждебными странами суммарной системы индексирования, о чём почему-то речи вообще не идет, но прямой разговор о структуре нашей точной и гуманитарной науки, чьи задачи должен отражать подобный индекс.
Не будем вдаваться в подробности актуалий, но вряд ли ведущие экономические журналы мира будут способствовать популяризации разработок антидолларовых платежных систем, создания собственных биткоинов, структурированию баз реального сектора для определения валютного курса. Лучшее, что нас здесь ждет, это «курс Биг-Мака», который, однако не учитывает ни «Курс Корвета», ни даже «курс калийных удобрений».
В заключение хотелось бы сказать, что в динамичной ситуации переходного периода необходимо предусмотреть раз в два года пересмотр структуры и весовых функций национального научного индекса, а также разработать аналитические процедуры для структурного, финансового и идейного отслеживания динамики иностранных Web of Science или Scopus’ов не только для корректировки собственных показателей, но и для выявления критичных для российской науки новых тенденций в развитии мирового научного рынка, равно как и внезапного снижения активности в каких-то областях вплоть до их исчезновения из библиографий.
Яркий пример академика Флерова, сумевшего увидеть тенденции к созданию ядерного оружия именно в исчезновении, а не интенсивном росте, работ по тяжелой воде и т. д., один, но принципиально важный пример для всех нас. Тогдашнее руководство страны, при всех его недостатках и даже преступности, сумело найти ответ на вызов времени.
Представляется, что сегодня мы имеем куда более развитое общество, способное без репрессий и эксцессов решить эту задачу. Равно как гуманитарии-слависты вполне способны донести до руководства, коли оно этого захочет, те тектонические и структурные особенности возможных выходов из сегодняшней послевоенной ситуации на Украине, которые не позволят повториться нынешней кризисной ситуации».
Молодые ученые Физтеха
Молодые ученые Физтеха
Mipt.ru

Возможное принятие российским правительством половинчатого решения о временном характере отказа от обязательного учета работы ученых в западной системе наукометрии не вылечит уже застарелую болезнь интеллектуальной зависимости, а обострит ее. В ожидании окончания моратория ученые будут по-прежнему направлять свои работы в западные центры, наша интеллектуальная зависимость от коллективного Запада, объявившего России цивилизационную войну на уничтожение, не уменьшится, а возрастет.

Россия вполне в состоянии разработать свою национальную систему оценки научных вкладов отечественных исследователей, не опираясь на навязанные извне наукометрические правила. Больше того, без этого невозможно естественное и необходимое самоочищение общества, о котором заявил президент В. В. Путин.